Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Ревизская сказка и Ан Лушань

29.10.2010, 18:13

Великая страна под названием Китай практикует переписи населения свыше двух тысяч лет. Бывали годы, когда население там переписывалось каждые 10—20 лет, и благодаря этому мы имеем уникальную в истории картину.

Например, во 2 г. н. э., за семь лет до конца династии Ранняя Хань, население страны составляло 60 млн чел. А к 30 году н. э., после страшного мятежа «краснобровых», оно упало до 13 млн человек.
В 175 г. н. э., за девять лет до восстания «желтых повязок» (184 г. н. э.), приведших к концу династии Поздняя Хань, население составляло 62 млн чел. А в 220-м оно снизилось до 13 млн чел.
В эпоху Тан перепись 755 г. — как раз аккурат в канун мятежа Ан Лушаня - зарегистрировала 53 млн человек, а перепись 764-го, через девять лет после начала мятежа, — 16,9 млн человек.
Тут я должна успокоить читателей. Дело вовсе не в том, что Ан Лушань перебил 36 млн человек, а «желтые повязки» — без малого 50 млн. Такие темпы были не под силу даже более продвинутым режимам типа Сталина и Мао даже в более демографически зрелые времена.
Цифры китайских переписей отражают вовсе не количество податных душ в Китае. Они отражают способность государства посчитать и проконтролировать эти души. После восстаний и мятежей податное население разбегалось кто куда и показывало династии фигу.
Это я, как вы уже догадались, о нашей изумительной переписи. Пожары летом 2010 года, выявившие тотальную беспомощность власти, были хотя бы вызваны буйством стихий. Но перепись — о, перепись эти ребята придумали сами.
Начнем с того, что перепись населения в стране под названием РФ — вещь совершенно бесполезная. Переписи (как и свидетельствует вышеприведенный китайский пример) — это инструмент контроля над податным населением в империях или хотя бы национальных монархиях, во время которого переписчики считают одушевленную налогооблагаемую базу, а налогооблагаемая база бегает от переписчиков с переменным успехом, в зависимости от крепости власти. Перепись в стране, где нет подушной (или подворной) подати, бессмысленна. А в стране, где человек не прикреплен к земле (или к квартире пропиской), невыполнима.
Словосочетание «подушная подать» для России звучит даже бессмысленней, чем «демократия», а размах фальсификаций при этой переписи переплюнул даже размах фальсификаций при выборах. По данным опроса «Фонтанки.Ru» (5253 чел), в переписи приняли участие 38% респондентов, причем 8,6% «не светились сознательно», 33,9 ответили «может, и приходил кто, но дома не было», а еще 19,7% ответили «нет, зачем?»
Если учесть, что в отличие от китайских домохозяйств эпохи Тан россиянам участие в переписи податью не грозило, то результаты вполне сопоставимы с Китаем 764 года. Бардак путинской вертикали превысил бардак в провинции Хэбей после мятежа Ан Лушаня: ничего ни интернет, ни телекоммуникации, ни самолеты, ни бензин, ни трафик не помогли (впрочем, московский трафик, вероятно, привел бы в ужас не только китайца VIII века).
Ко мне так лично никто не приходил. К моим родителям тоже. Во всем моем поселке не было никаких переписчиков, равно как и в родительском поселке. Ни к одному из моих знакомых обитателей элитного поселка не приходили. Из чего я имею право экстраполировать, что все обитатели загородных поселков (а уж тем более закрытых), за исключением Путина и Медведева, были переписаны от балды. Из всех знакомых, живущих в доме с консьержкой (даже не с охраной!), мне удалось разыскать одного, жена которого открыла переписчице дверь, и та грустно сказала: «В этом доме я переписала только двоих».
Если они не переписывали имущих, то что эта перепись может сказать о соотношении имущих и неимущих? О количестве имущих, знающих английский и имеющих интернет в доме?
Или вот еще вопрос: в Карачаево-Черкесии (и других республиках Северного Кавказа) существует хороший местный обычай — после смерти родственника паспорт его не отдавать, а продолжать получать на него пенсию, в связи с чем в вышеназванных республиках наблюдается необыкновенное долгожительство. Как вы думаете, исправят переписчики сей факт или нет?
В постиндустриальном обществе с мобильным населением все функции по исследованию социальной структуры выполняют высокооплачиваемые социологи в ходе опросов, а не мытари, не составители «ревизских сказок» и не безденежные студенты, которых гонят на барщину, премируя членством в «Единой России». В последнем случае масштаб фальсификаций оказывается таков, что не позволяет составить по переписи даже самых приблизительных суждений.
Где можно организовать перепись? Там, где население платит подушный налог, сидит на земле и лояльно к властям. То есть в Византии Алексея Комнина, Китае времен Тай-цзуна, или России времен Николая I. Перепись бессмысленна даже в США (слишком высока мобильность населения), но, по крайней мере, переписчика там пустят в дом.
Перепись, хоть сколько-нибудь вменяемую, нельзя организовать: в Конго (переписчика съедят), в Афганистане (убьют, как американского шпиона), в Англии времен гражданской войны между королем Стефаном и императрицей Матильдой, в Византии после восстания Ника, в Китае после мятежа Ан Лушаня и в России времен Путина.