Кого слушает президент

Крах потребления

ЦБ и правительство обрушат потребительский спрос в 2015 году

Петр Орехин 03.02.2015, 09:01
iStockphoto

Оборот розничной торговли в этом году сократится на рекордные 8,2%, следует из прогноза МЭР. Даже в лихие 90-е и в кризис 2009 года торговля не падала такими темпами. Проблема в том, что в антикризисном плане правительства нет мер, которые стимулировали бы потребительский спрос. Власти не планируют увеличивать бюджетные расходы, а ЦБ не собирается стимулировать кредитование граждан.

Спустя несколько дней после того, как правительство утвердило антикризисный план, с уточненным прогнозом на текущий год вышло Минэкономразвития. В оценки МЭР прокралась тихая сенсация: ведомство полагает, что в текущем году оборот розничной торговли сократится на 8,2% (это один из основных факторов прогнозируемого падения ВВП на 3% в этом году, поскольку доля розничной торговли в валовом продукте составляет около 15%).

Так сильно российская торговля не падала еще никогда. Индекс физического объема оборота розничной торговли, который подсчитывает Росстат, за последние четверть века в России сокращался всего пять раз — в 1991, 1995, 1998–1999 годах и в 2009 году. Самое большое падение было зафиксировано в 1995-м. Тогда «розница» просела на 6,2%. В кризисном 2009 году снижение составило 5,1%. Все остальные годы фиксировался рост, который превышал темпы роста ВВП. В прошлом году, по предварительным данным, ВВП увеличился на 0,6%, а оборот розничной торговли вырос на 2,5%.

Причины такого провала торговли в текущем году достаточно очевидны. Чиновники ждут, что в частном секторе зарплаты расти практически не будут даже в номинальном значении, а с учетом среднегодовой инфляции 15,8% в реальном выражении они сократятся.

Согласно прогнозу Минэкономразвития, в 2015 году реальные располагаемые доходы населения снизятся на 6,3%, а реальная зарплата — на 9,6% (в 2014 году было минус 1% и плюс 1,3% соответственно).

В предыдущий кризис ситуация с доходами была несколько иная, там поддержку доходам и, соответственно, торговле оказали расходы бюджета. С 1 декабря 2008 года был проиндексирован фонд оплаты труда, в результате чего зарплаты работников бюджетной сферы выросли примерно на 30%. В 2009 году ускоренными темпами индексировались пенсии, а в 2010 году была проведена так называемая валоризация пенсионных прав, которая привела к росту пенсий более чем на 40%.

Сейчас правительство собирается не увеличивать, а сокращать бюджетные расходы: в этом году — на 10%, в 2016–2017 годах — на 5%. «Зарплаты бюджетникам, которые относятся к сфере майских указов президента, прежде всего врачей и учителей, индексировать будут регионы исходя из своих возможностей», — пояснил «Газете.Ru» источник в социальном блоке правительства. Учитывая, что лишних денег у субъектов Федерации нет, вряд ли стоит ожидать сколько-нибудь существенного роста зарплат в образовании и здравоохранении. В федеральном бюджете предусмотрена индексация на 5,5% с 1 октября этого года для госслужащих, судей и некоторых других категорий федеральных бюджетников.

В антикризисном плане правительства нет мер, которые были бы направлены на поддержку доходов населения и потребсектора. Хотя из-за роста цен многие товары, ранее бывшие дорогими, но все же доступными, сейчас можно купить только в кредит. Единственная мера — это выделение 188 млрд руб. на индексацию пенсий. «Но это не антикризисная мера, а обязанность правительства, которое по закону должно индексировать пенсии на уровень инфляции прошлого года», — поясняет другой правительственный чиновник.

Когда не растут доходы и зарплаты, вытянуть торговлю могло бы расширение объемов кредитования. Но и эту возможность правительство и ЦБ заблокировали. Банк России, борясь со спекулянтами на валютном рынке, в прошлом году поднял ключевую ставку до 17%, сделав практически любое кредитование невозможным. Снижение ставки до 15%, на которое регулятор пошел 30 января 2015 года, ситуацию не изменит.

Заведующий кафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС, экс-зампред ЦБ Константин Корищенко говорит, что в любом случае сегодняшняя ставка — запретительная для процесса кредитования.

«И скорее рано, чем поздно она должна быть снижена до нормального уровня. Нормальным уровнем принято считать уровень инфляции, а если власти ведут политику монетарного стимулирования экономики, то ниже уровня инфляции», — полагает он.

Цифр прогноза по потребительскому кредитованию на 2015 год Минэкономразвития не публиковало, но очевидно, что и оно будет в минусе, близком к двузначному показателю. Так, в предыдущий кризис 2009 года объемы потребкредитования упали на 12,9%. В 2014 году снижения еще не было, но темпы роста оказались минимальными за пять лет. По предварительной оценке чиновников, объем предоставленных населению потребительских кредитов увеличился примерно на 8%, тогда как в 2010–2013 годах рост составлял 16,6–43%. На конец прошлого года соотношение потребительских кредитов к обороту розничной торговли составляло почти 30% (7,8 трлн и 26,1 трлн руб. соответственно).

Необходимо подчеркнуть, что чиновники уже не первый год говорят о том, что потребительский спрос «перестал быть драйвером экономического роста», и потому не особо стараются его поддерживать.

Вице-премьер Игорь Шувалов на недавнем форуме в Давосе отметил, что россияне избалованы высокими ценами на нефть: «Люди рассчитывали на увеличение государственных расходов, а не работали над эффективностью труда. Теперь мы будем это делать, потому что вынуждены».

Глава Центрального банка Эльвира Набиуллина еще в 2013 году сделала «программное заявление» на сей счет. Она заявила, что потребительский спрос, основанный на росте доходов населения и потребкредитования, был двигателем экономики в 2011–2012 годах, а сейчас он «исчерпал свою роль» как катализатора роста.

«Попытки стимулировать потребительский спрос ведут к росту импорта, к надуванию пузырей на рынке потребительского кредитования и, по сути, к подпитке инфляции», — говорила она. По мнению главы ЦБ, новым драйвером роста должны стать инвестиции.

С этим сложно поспорить, но инвестиции падали в прошлом году и будут падать в году текущем. По словам министра экономического развития Алексея Улюкаева, инвестиции в основной капитал в 2015 году сократятся на 13,7%. Иными словами, инвестклимат таков, что не позволяет компенсировать негативное влияние факторов санкций и девальвации рубля. Импортозамещение не начало работать в полную силу, компаниям, так же как и населению, не хватает длинных и дешевых кредитных ресурсов. В антикризисном плане правительства мер поддержки реального сектора не очень много, особенно для нынешней кризисной ситуации.

В общем, чиновники забыли о торговле и доходах населения, но и инвестиции не стали для них приоритетом. Итог закономерен: не менее 3% падения ВВП в этом году и туманные перспективы на будущее.