Лучший город для работы

Где искать работу в России

Екатерина Мереминская 26.01.2015, 13:23
Вид на улицу Московскую в городе Екатеринбурге Павел Лисицын/РИА «Новости»
Вид на улицу Московскую в городе Екатеринбурге

Кризис заставит россиян искать новую работу. В каком городе России это сделать проще, стоит ли срываться из дома в поисках более выгодного трудоустройства и на какие факторы стоит обратить внимание, принимая такое решение, читайте в материале «Газеты.Ru».

Специально для «Газеты.Ru» компания HeadHunter составила рейтинг городов-миллионников, в которых лучше всего искать работу. Рейтинг составлен на основе hh.индекса, показывающего соотношение количества резюме к количеству вакансий, то есть уровень конкуренции среди соискателей. Для этого было проанализировано более 2,3 млн вакансий и 7,7 млн резюме, размещенных на hh.ru в 2014 году. Среднее значение hh.индекса по России — 2,8.

Лучшее соотношение наблюдается в Екатеринбурге: столица Урала возглавляет список самых подходящих для поиска работы городов с показателем 2,1.

Строго говоря, Пермь, оказавшаяся на втором месте, имеет то же отношение резюме к вакансиям, но второй показатель, учитываемый в рейтинге hh.ru, – средний уровень зарплат в городе. Данные по зарплате взяты из банка данных по заработной плате HeadHunter, в котором содержится информация о реальных, а не предлагаемых зарплатах в российских и международных компаниях. В Екатеринбурге средняя зарплата составляет 38 тыс. руб., тогда как в Перми – 37 тыс. руб.

Замыкает тройку лидеров Нижний Новгород: здесь hh.индекс равен 2,2, а зарплата – 30 тыс. руб.

Неожиданно, но по hh.индексу Москва оказалась только на 12-м месте из 15 взятых для рассмотрения городов-миллионников.

hh.индекс здесь в 2014 году составил 3,5 — столько же у Ростова-на-Дону. Однако столица уверенно обошла его по дополнительному показателю: зарплата в Москве в среднем составляет 59 тыс. руб. (максимум среди рассматриваемых городов), а в Ростове-на-Дону – 37 тыс. руб.

На последнем, 15-м месте расположился Санкт-Петербург: hh.индекс здесь составляет 4,1; средняя зарплата – 46 тыс. руб. Впрочем Северная столица может утешаться тем, что, чем ниже место в рейтинге, тем благоприятней город с точки зрения работодателя.

«Состояние рынка труда, когда хорошо и соискателю, и работодателю, соответствует индексу на уровне 2,5–3, — поясняет руководитель пресс-службы HeadHunter Иван Тютюнджи. – Меньше – рынок соискателя, больше – работодателя».

«Понятно, что больше всего работы в Москве и Санкт-Петербурге, но там и конкурс выше.

Людям, которые хотят рискнуть, этот вариант больше подходит. Для тех, кто хочет чего-то более стабильного на не очень оформленном рынке, лучше Екатеринбург», — комментирует управляющий партнер консалтинговой компании Formatta Евгений Куприянов.

О чем еще важно помнить

Соотношение вакансий и резюме, конечно, дает представление о том, насколько высоки шансы найти работу. Но, отмечают эксперты, это не единственный показатель, который нужно учитывать, оценивая привлекательность города для поиска работы.

«Нужно рассматривать не просто уровень зарплат, а соотношение зарплат и стоимости жизни в городе, — добавляет Евгений Куприянов. – Понятно, что на Сахалине, например, у всех большие надбавки. Но и цены в Южно-Сахалинске выше, чем в Москве».

Сюда же стоит отнести цены на покупку или аренду жилья.

Исследовательский центр портала Superjob обратил внимание на такой важный показатель, как время, уходящее на дорогу до работы. В лидере нашего рейтинга Екатеринбурге до работы добираются в среднем за 45 мин. на общественном транспорте и за 37 мин. на личном. Однако екатеринбуржцы хотели бы тратить на это не больше 17 мин. В Москве дорога занимает в среднем 62 мин. на транспорте, 48 мин. на машине, но мросквичи хотели бы добираться за 22 мин. Почти такие же показатели в Санкт-Петербурге — 57 мин. и 43 мин. соответственно, а пожелания — 21 мин.

Быстрее всего, из нашего рейтинга, до работы добираются в Челябинске – 35 мин. на транспорте, 30 мин. на машине, но все равно недовольны – хотели бы за 15 мин.

Важным фактором при выборе города будет и качество жизни в нем. «Какова криминогенная обстановка? Каковы межнациональные отношения?» — на эти вопросы, по словам генерального директора УК «Империя кадров», председателя правления НП «Эксперты рынка труда» Юлии Сахаровой, тоже надо дать себе ответ.

«Институциональные вопросы, такие как разнообразие и качество предоставляемых медицинских услуг и образования, конечно, волнуют не в последнюю очередь», — говорит доцент, заместитель заведующего кафедрой экономической социологии НИУ ВШЭ Диляра Ибрагимова. Особенно это касается специалистов, переезжающих с семьей и детьми. Впрочем, по поводу образования есть и противоположное соображение. «Регион, в котором меньше хороших вузов, потенциально более интересен: чем меньше хороших вузов, тем меньше квалифицированных кадров поступает на рынок труда», — комментирует Евгений Куприянов.

Наконец, если вы специалист узкого профиля, нужно иметь «план Б». «Важно наличие аналогичных предприятий в данном городе, чтобы иметь запасные варианты по поиску работы после переезда», — добавляет Роман Мазур, директор по развитию Leader Team, член НП «Эксперты рынка труда».

Пока никто никуда не идет

Человеческие ресурсы в России распределены крайне неравномерно. «Например, Дальневосточный ФО занимает 36,4% площади страны, но в нем проживает всего порядка 6,44 млн человек, т.е. 4,9% населения России, — напоминает Роман Мазур. И перераспределение происходит медленно.

«Россия является одной из развитых стран, где отмечается наиболее низкий уровень мобильности населения, — констатирует Юлия Сахарова.

— Особенностью российской внутренней миграции является тенденция релокации населения в европейскую часть страны из восточных регионов. Резкого обратного движения пока не наблюдается». «Даже миграция внутри одного региона является проблемой», — подтверждает Евгений Куприянов. Одним из самых важных факторов, сдерживающих миграцию внутри России, остается привязанность к собственному жилью. «У нас сильны установки на то, чтобы иметь жилье обязательно в собственности. И мало развит рынок арендного жилья, — говорит Диляра Ибрагимова. – Мы недавно проводили обследование потребительских финансов и выяснили, что в России основное жилье находится в собственности у 77,5% домохозяйств, тогда как в странах еврозоны — 60%, в США — 67%». Кроме того, как выяснили в НИУ ВШЭ, среди россиян выше доля тех, у кого в собственности есть дополнительная недвижимость – таких 32% (в еврозоне 23%, в США 14%). «Это может быть другая квартира, но чаще речь идет о дачном участке», — уточняет Ибрагимова.

Впрочем, от дачи россияне уезжают еще неохотней, чем из собственной квартиры.

«Институциональное развитие регионов в плане здравоохранения и образования — это не такой объективный фактор, как, например, климат. Его можно изменить, но для этого нужна институциональная реформа, а для этого – больше свободы регионам, и вопрос уже переходит из области экономики в область политики», — уточняет Ибрагимова.

«Релокация рабочей силы тормозится проблемой регистрации, затрудняющей перемещение специалистов по стране», — добавляет Мазур.

Эксперты видят предпосылки для увеличения внутренней миграции.

«Предпосылки — это различие потенциалов на рынке труда в различных регионах Российской Федерации, кризисные явления в экономике и рост безработицы; повышение активности государства в данной сфере», — перечисляет Мазур. Он напоминает о вступившем в силу с 2015 года федеральном законе №425, касающемся регулирования занятости населения и мобильности трудовых ресурсов. «Законопроект предусматривает оказание финансовой поддержки работодателям за счет средств федерального бюджета и бюджетов субъектов Российской Федерации. Соответственно, за счет указанных средств работодатели, в свою очередь, осуществляют меры поддержки граждан, привлекаемых для работы из других субъектов РФ», — говорит Мазур.