Кого слушает президент

Офшоры забросили в сеть

Международный консорциум журналистских расследований ICIJ обнародовал в сети имена владельцев офшорных структур

Сергей Титов, Рустем Фаляхов 04.04.2013, 20:54
iStockPhoto

Международный консорциум журналистских расследований начал публикацию документов о 120 тысячах офшорных компаний. К услугам офшорных юрисдикций в разное время прибегали и топ-менеджеры российских госкомпаний, свидетельствуют данные журналистов. Среди них зампред «Газпрома» Валерий Голубев, экс-глава «Оборонпрома» Андрей Реус, экс-президент «Ростелекома» Александр Провоторов. Объем активов и счетов в офшорах может достигать $32 трлн, подсчитали эксперты.

Сайт Международного консорциума журналистских расследований (ICIJ) обнародовал данные владельцев компаний, пользующихся услугами офшорных юрисдикций. База из 2,5 млн файлов предоставлена анонимом. Журналисты получили доступ к информации о более чем 120 тысячах офшорных компаний и трастов, зарегистрированных на Британских Виргинских островах (основная часть данных), в Сингапуре, Гонконге и на островах Кука. Поддержку в регистрации офшорных компаний клиентам оказывают крупнейшие банки, в числе которых UBS, Clariden и Deutsche Bank, пишет ICIJ.

Общий размер файлов измеряется в гигабайтах и более чем в 160 раз превышает объем утечки документов госдепартамента США на Wikileaks в 2010 году.

По подсчетам журналистам, страны происхождения компаний от регистрации фирм в других юрисдикциях потеряли от $1 трлн до $1,6 трлн.

В базе данных ICIJ находятся документы, где упоминаются и граждане России. Среди держателей долей в компаниях, зарегистрированных на Британских Виргинских островах, значатся жена первого вице-премьера Игоря Шувалова. В частности, на Ольгу Шувалову (вместо ее фото газета The Guardian разместила снимок актрисы Ольги Шуваловой. — «Газета.Ru») на Багамах в 2007 году была зарегистрирована фирма Severin Enterprises. Впрочем, она и другие активы были переданы в управление слепого траста (бенефициары которого не вправе получать информацию об активах фонда и влиять на его решения).

В числе тех, кто регистрировал фирмы в офшорах, есть также Валерий Голубев, заместитель председателя правления «Газпрома» и друг президента России Владимира Путина, и генеральный директор «Газпром социнвест» Борис Пайкин, пишут «Ведомости».

Кроме того, газета нашла в материалах ICIJ и других высокопоставленных россиян. Бывший руководитель «Оборонпрома» Андрей Реус был владельцем офшора Dreemlover Ltd, пишет издание. Его директором была назначена Ирина Аузин, руководящая также офшором Polynite Ltd., владельцем которого был сын бывшего министра промышленности Виктора Христенко Владимир.

Владимир Маргелов (брат сенатора Михаила Маргелова), входящий в административный совет совместного российско-белорусского предприятия «Оборонительные системы», в разное время был акционером и директором офшоров Winkind Technology Development и Innovation Tech Group, свидетельствуют документы. Бывший президент «Ростелекома» Александр Провоторов оказался директором Innomart Consulting и Tremaset Financial Company.

Сенатор и миллиардер Дмитрий Ананьев, совладелец Промсвязьбанка, согласно базе данных, в 2005 году был владельцем Willistron Ltd., который в ноябре 2007 года купил Royalmed Management Ltd.

К услугам офшорных компаний прибегали правительственные чиновники и члены их семей из России, Азербайджана, Канады, Пакистана, Филиппин, Таиланда, Монголии и других стран, пишут члены сообщества журналистов. Также были выявлены богачи, использовавшие офшорные структуры для владения особняками, яхтами, шедеврами искусства и другими активами, обеспечивая себе налоговые льготы и анонимность приобретений.

Среди них американские врачи, представители среднего класса из Греции, родственники диктаторов, мошенники с Уолл-стрит, миллиардеры из Восточной Европы и Индонезии и российские топ-менеджеры из компаний оборонной промышленности и госструктур.

В списке упомянуты вице-спикер парламента Монголии и бывший министр финансов страны Баяртсогт Сангаджав, юрист и муж сенатора Канады Тони Мерчант, казначей избирательной кампании президента Франции Франсуа Олланда, певица и экс-жена скандально известного нефтяного трейдера, обвиненного в уходе от налогов и рэкете, Дениз Рич, испанская баронесса Кармен Тиссен-Борнемиса, а также Мария-Имельда Маркос Маноток — губернатор и дочь экс-президента.

Пользуется офшорными юрисдикциями и семья президента Азербайджана Ильхама Алиева, утверждает The Guardian. По данным ICIJ, членам его семьи принадлежат четыре офшорные компании, три из которых зарегистрированы в 2008 году на Британских Виргинских островах на дочерей президента Арзу и Лейлу. В качестве директора числится богатый местный бизнесмен Хассан Гозал. При этом журналисты сообщают, что его строительная компания часто выигрывает крупные госконтракты в Азербайджане.

Значительная часть исследования ICIJ посвящена деятельности двух фирм — Portcullis TrustNet и Commonwealth Trust Limited (CTL).

Создатели CTL Том Уорд и Скотт Уилсон «специализировались на привлечении российских и восточноевропейских денег», пишут журналисты. Регуляторы Британских Виргинских островов обнаружили, что в 2003—2008 годах CTL неоднократно нарушала законы, скрывая информацию о своих клиентах.

По данным ICIJ, 30 американских клиентов TrustNet обвинялись в мошенничестве, отмывании денег и других серьезных нарушениях.

Из документов ICIJ следует, что CTL в 2006—2007 годах в интересах казахстанского банкира, бывшего главы БТА-банка Мухтара Аблязова, создала 31 компанию. Высокий суд Лондона вынес решение о взыскании с него $2,1 млрд в виде компенсации нанесенных банку убытков. В 2010 году Аблязов также стал фигурантом уголовного дела по факту хищения 13,5 млрд рублей у АМТ-банка в России.

Свои средства через тайную сеть офшорных компаний скрыл и Скот Янг, партнер российского олигарха Бориса Березовского. Таким образом он обезопасил свои активы во время бракоразводного процесса, считают в ICIJ.

Объемы офшорного капитала (активы и наличные) оцениваются в $21—32 трлн, подсчитал бывший главный экономист McKinsey Джеймс Генри.

Даже сейчас, когда мировая экономика стагнирует, офшорный мир продолжает расти, утверждает Генри. Его исследование показывает, что активы под управлением 50 крупнейших мировых частных банков, которые часто используют офшорные зоны, выросли с $5,4 трлн в 2005 году до более чем $12 трлн в 2010 году.

Генри и другие критики утверждают, что офшоры оказывают разрушительное воздействие на правительства и государственные правовые системы, так как позволяют недобросовестным чиновникам грабить государственную казну.
Защитники офшорных зон возражают, что большинство владельцев офшорных структур занимаются законными операциями. Офшоры позволяют компаниям и частным лицам диверсифицировать свои инвестиции, наладить коммерческие партнерства, выходящие за пределы национальных границ, и избегать бумажной волокиты.

О необходимости деофшоризации заявлял в послании Федеральному собранию в конце прошлого года президент Владимир Путин. По его словам, девять из десяти сделок, в том числе с госучастием, не регулируются российскими законами.

В случае с госкомпаниями политику топ-менеджмента определяет государство — основной собственник, напоминает сопредседатель «Деловой России» Антон Данилов-Данильян. «Если государство считает, что можно улучшить инвестиционный климат и вернуть деньги россиян на родину с помощью запрета на инвестирование в офшорах, значит, сотрудник госкомпании должен этому требованию соответствовать», — говорит он.

Что касается родственников чиновников, то они имеют право инвестировать честно заработанные деньги куда захотят, отмечает эксперт. «В любом случае нельзя менять правила задним числом и в пожарном порядке. Вчера никто не запрещал госкомпаниям сидеть в офшорах, а сегодня вводится запрет. Это пиар и кампанейщина», — считает Данилов-Данильян.

«Если инвестиционная схема построена легально, не является уклонением от налогов, не направлена на легализацию «плохих» денег или инсайдерскую торговлю на бирже, то в большинстве стран никто не предъявит претензий», — уточняет партнер John Tiner & Partners Валерий Тутыхин.

В ряде стран, например в США, наличие подконтрольных счетов за границей строго регулируется. Они легальны, но их надо декларировать. «Во многих госкомпаниях мира ограничения установлены контрактом, а не законом. В случае с оборонными компаниями наличие незадекларированных активов за границей исключается начисто — это уже вопрос национальной безопасности», — говорит Тутыхин.

Владимир Соков, партнер — руководитель корпоративного блока юридической компании «Пепеляев групп», говорит, что представители госкомпаний имеют особый статус, поэтому государство по понятным причинам всегда будет заинтересовано в искоренении коррупционной составляющей в их действиях. Зарубежные счета же зачастую являются инструментом реализации таких преступлений.