Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

«Lamborghini очень любят в Пензе»

Интервью с генеральным директором «Lamborghini Москва» Сергеем Мордовиным

Алина Распопова 13.09.2014, 14:26
Lamborghini

Кто покупает Lamborghini, в каких самых необычных регионах можно встретить эти премиальные спорткары и почему в них не помещаются баскетболисты, «Газете.Ru» рассказал генеральный директор «Lamborghini Москва» Сергей Мордовин. Оказалось, что бренду не страшны санкции, российская квота на автомобили равна итальянской, а московский рекорд скорости на Lamborghini — 371 км/ч.

— Чем Lamborghini отличается от других знаковых спортивных брендов? Чем вы пытаетесь привлечь клиента, если он, к примеру, выбирает между Lamborghini и Ferrari?

Сергей Мордовин, генеральный директор Lamborghini Москва Lamborghini
Сергей Мордовин, генеральный директор Lamborghini Москва

— Бренды Lamborghini, Ferrari, а также Porsche, который тоже хорошо представлен в спорте, мало конкурируют друг с другом с точки зрения имиджа. Каждый бренд — для определенного человека. Кто-то покупает Ferrari, потому что ему нравится Ferrari. Тем, кто приходит к нам, нужен Lamborghini.

Это естественность, грубость, натуральность эмоций и природных жестких форм, которые не подразумевают никаких компромиссов.

Эмоции, которые получает человек за рулем наших автомобилей, ни с чем не сравнимы. Даже моторы в этих автомобилях нетурбированные, с натуральным звуком. Это грубый мужской бренд. А Ferrari — это гламур, одежда, тусовки, в хорошем смысле понты.

— Как продаются автомобили Lamborghini в России?

— У нас дела идут очень хорошо.

На сегодня мы продали уже в два раза больше автомобилей, чем в прошлом году. Это 15 машин.

Чтобы выполнить план и закрыть квоту, нам остается продать еще три. Время до конца года у нас еще есть. Получается, какая квота, столько и продаем. Исходя из итогов продаж, мы будем составлять план по квотам на следующий год.

— На какое количество автомобилей в следующем году может рассчитывать Россия?

— Таких машин не может быть много, и делают их не так быстро по новой карбоновой технологии, которая занимает куда больше времени. Находится компромисс, который, с одной стороны, должен удовлетворить потребности рынка, а с другой — не делать эту машину массовой. Это машина для избранных, знающих, для чего они покупают этот автомобиль, и не стесняющихся того, что они покупают.

Мы надеемся в следующем году, что нам выделят 24 автомобиля. Столько же, сколько и для самой Италии.

— На российском авторынке кризис, а сегмент luxury продолжает расти. Почему так получается?

— Чем сегмент более массовый, тем серьезнее на него влияют макроэкономические факторы. На нашем сегменте кризис отражается не так кардинально. Глядя на результаты Volkswagen, Toyota, особенно Ford, хочется плакать. Если посмотреть на сегмент выше, на большую немецкую тройку, то у них нет такого серьезного падения. Так, у Mercedes-Benz из-за хорошего модельного ряда в продажах есть хороший плюс. Что касается люксового сегмента, то все хорошо у Porsche, Bentley, Ferrari. А марка Lamborghini практически в два раза улучшила результат.

Когда денег становится меньше, то бедные автоматически становятся банкротами. А когда богатый человек страдает от кризиса, он становится менее богатым, но не бедным.

Поэтому когда он приходит к нам, то покупает уже не второй и даже не третий автомобиль. Это игрушка для себя, потому что все в жизни он себе уже позволил, все у него есть. Он все уже сделал в этой жизни, есть семья, вилла, катер.

— Кто к вам приходит? Это политики, звезды, бизнесмены?

— Человек, который может себе позволить отдать 20 млн руб. за автомобиль, никогда не скажет, кто он. И если честно, нас это не особо сильно интересует. Главное, что эти люди в нашей стране есть, их становится больше и они чувствуют себя хорошо. Конечно, покупают наши автомобили и известные люди, причем особо не скрывают этого, хотя бы потому, что быть незаметным на такой машине просто невозможно. У нас есть покупатели из мира спорта, тусовки, гламура, есть очень серьезные люди, которых мы никогда не видим, а общаемся только с их доверенными лицами.

Lamborghini у нас покупали футболисты, пытались и известные баскетболисты, но из-за высокого роста они просто не смогли в них поместиться!

Очень много машин уходит в регионы, где человеку необходимо быть номером один в городе и очень важно иметь машину, которая в городе есть только у него.

— В каких самых необычных городах можно увидеть автомобили Lamborghini?

— Самые необычные регионы для Lamborghini — это те, где нет моря и нет дорог. Например, Челябинск — один из наших любимых российских городов. Очень любят Lamborghini в Санкт-Петербурге, Пензе, Екатеринбурге, Новосибирске, Казани. Так что наш рынок — это вся Россия, включая Чечню. Мы даже рассчитываем на заказ с Дальнего Востока.

Отрадно, что в этом году Lamborghini стали покупать и в Сочи — туда уехало две машины.

Приятно понимать, что наши автомобили подходят не только для поездок по Лазурному Берегу. Инфраструктуру в Сочи здорово подтянули, более того, мы надеемся, что тот трек, который создан там к «Формуле-1», тоже добавит интерес к спортивным автомобилям. Потому что для нашего автомобиля выехать на трек вовсе не редкость. Его нужно выгуливать, как хорошую лошадь.

— Для чего в Москве покупают такие спортивные машины — просто съездить на тусовку?

— Ночью на Кутузовском проспекте, где расположен салон Lamborghini, начинается новая жизнь. Когда уходят пробки, рев моторов разносится отсюда и до МКАД. Ночные жители Москвы, обладатели спорткаров, тусуются, летают абсолютно на разных машинах. За ними гоняется полиция. Все происходит как в западных фильмах. Первую часть вечера тусуются где-то в клубе, а вечером выгуливают свои автомобили.

Один из наших клиентов недавно отчитался о достигнутых результатах езды по Москве: он разогнался до 371 км/ч. У другого — 321 км/ч.

— Все равно сложно представить такой автомобиль в городе!

— Ну как посмотреть. Возьмем Huracan. Итальянцы попытались реализовать концепцию городского автомобиля. В нем можно стоять в пробках, он легко управляется и более удобен. Если всего бояться, то можно нажать кнопочку и спокойно ехать. Он не настолько ультимативно-спортивный. Но когда есть возможность немного пошалить, то показывают свой характер. До появления этой модели все Lamborghini считались жесткими, тренажерными, брутальными автомобилями. Сейчас же мы надеемся, что у нас появятся и покупательницы. Одна из российских гонщиц уже скоро будет ездить на Lamborghini.

— Как продвигаете автомобили?

— У каждого премиального бренда есть свои курсы обучения вождению различного уровня. Некоторые проводятся в красивых местах за границей. Это Швейцария, Англия, Франция, Америка. Люди платят и тусуются, приобщаются к бренду. В основном это те, кто еще определяется с покупкой. Потому что отдать по €3,5 тыс. за три дня решится не каждый. Когда это в России стоит 40–60 тыс. руб., то кажется более реальным. В этом году мы привезли на трассу Moscow Raceway десять автомобилей из Италии, и в них катались по сорок человек в течение трех дней. В основном это молодые люди 25–35 лет, которые только хотят приобрести Lamborghini. В этом году у нас один человек купил Huracan и привез с собой еще 20 человек просто поездить с ним по трассе и порадоваться.

— Сколько приходится ждать свой автомобиль?

— Если машину ждут, то именно тогда, когда заказывают ее под себя. Прямо в салоне покупатель может определиться с тем, как будет выглядеть его автомобиль. При помощи компьютера можно скомбинировать цвета снаружи и внутри, выбрать отделочные материалы, строчечки, панельки — все можно полностью подобрать под себя и посмотреть на автомобиль в 3D. Но в России мало кто ждет машину по году, хотя и такие есть.

Но 90% клиентов делают эмоциональную покупку, просто приехав в автосалон. Это особенность нашего российского покупателя Lamborghini.

Если покупатели Aston Martin могут два года выбирать сочетание двух строчек, то у наших клиентов с этим гораздо проще. Главное — характеристики, чтобы она была яркая и в сезон! И обязательно нужно ее завести и услышать, как этот бык ревет! И тогда решение принимается на месте.

— Ощутил ли бренд в России влияние санкций?

— Наш рынок зависит в микромасштабе от погоды и хорошего настроения людей. Если говорить о макромасштабах, то люксовый сегмент немного подвиснет или будет работать уже в других странах, если только совсем будут перекрыты каналы поставок. Когда шторм внизу, то верхушку только немного покачивает. Мы находимся наверху. Может быть, срок принятия решения о покупке сдвигается, но оно все равно принимается. Так что мы больше зависим от погоды, а не от санкций.