Басманный день

Андрей Стенин. Фото: Константин Куцылло 23.02.2006, 23:40

Корреспондент «Газеты.Ru» провел весь день на месте обрушения Бауманского (Басманного) рынка. Ему удалось поговорить с оставшимися в живых торговцами, архитектором — другом Нодара Канчели, спасателями и местными жителями. Из этих бесед стало понятно, как произошла трагедия и что могло стать ее причиной.

Страшный сон гастарбайтера

Крыша рынка рухнула в 5.10, практически одновременно по всей площади, не оставив никому шансов убежать. «Мы с другом в этот момент стояли в коридоре, который ведет с первого этажа в подвал. По нему еще ездят фуры, — сообщил «Газете.Ru» один из грузчиков. – Тут по коридору пронесся как бы ураган, вырубилось электричество и на нас сверху полетели какие-то обломки. Они нас не задели, и мы быстро выбрались наружу, подальше от этого места».

«Я торговал на первом этаже помидорами, — говорит продавец, представившийся Мамедом. – Внезапно за моей спиной лопнули стекла, и по всему зданию погасло электричество. На голову полетели бетонные крошки. Я бросился на улицу, ни о чем не думая. Потом посмотрел снаружи и понял, что мне круто повезло, что моя точка находилась там, где крыша удержалась на каких-то нитках».

«А мы просто спали в подвале, — говорит другой чернорабочий Махир Сабиров. – Нас вообще не задело. Думаю, что это какой-то страшный сон». «Там погибла женщина и две ее дочери, — говорят другие очевидцы. – Их накрыло плитой».

Днем торговцы говорили, что среди погибших есть дети: работники рынка брали детей с собой, чтобы не оставлять одних дома. К вечеру из-под обломков достали тело 13-летнего мальчика.

Крыша упала на оптовиков

Торговцы говорят, что рынок в ночные часы работал как оптовый – на нем затаривались хозяева мелких магазинчиков и палаток. Подвал рынка — огромный зал, где хранились ящики с овощами и фруктами. Клиент заключал сделку на одном из этажей, а потом въезжал в подвал на грузовике. Там грузчики — в основном гастарбайтеры-нелегалы, которые жили тут же в контейнерах, ставили в кузов ящики с товаром, и машина выезжала с другого конца здания.

Примерно в 8 часов утра (а летом в семь) рынок открывался для розничных покупателей. На лотки первого этажа выставлялись овощи, фрукты и зелень, а на галерее второго продавалась мелочевка: чулки, батарейки, дезодоранты.

«Когда все случилось, на рынке был оптовый час пик. Народу было человек двести, — говорит один из продавцов. – Ко мне с четырех часов утра, когда я заступил в смену, подошел уже шестой покупатель». Другие очевидцы подтверждают эти слова и добавляют, что владельцы магазинов старались «закупиться на праздники».

Конструкция Канчели

Когда крыша рухнула, она придавила и продавцов, и покупателей, и рыночных рабочих. При этом упала она разом по всей площади, как будто внутри кто-то перерубил сразу все опоры. О конструктивных особенностях здания «Газете.Ru» рассказал архитектор Михаил Хазанов, оказавшийся местным жителем и одновременно другом проектировщика крыши Нодара Канчели.

По словам Хазанова, по периметру круглого здания шли V-образные опоры. На опорах лежало монолитное железобетонное кольцо, которое с внешней стороны образовывало карниз. От внутренней кромки массивного кольца вниз шли стальные тросы, на которых висело другое железобетонное кольцо меньшего диаметра. Оно было остеклено и являлось световым окном. То есть крыша «провисала» внутрь и держалась на стальных тросах. Водостоки от дождя и тающего снега были выведены наружу, а не в подвал, поскольку центральная часть здания по замыслу проектировщика должна была оставаться свободной, чтобы без помех пропускать свет.

«Сам Канчели называл конструкцию крыши остроумной и гордился ей, — говорит Хазанов. – Фактически это была одна из первых его работ» (здание построено в 1975 году. — «Газета.Ru»).

Внутри помещения на уровне нескольких метров вдоль стен шла галерея, отгороженная перилами. На ней сплошь стояли разборные палатки. По одной из версий, которой придерживаются сторонники Канчели, одна из вертикальных V-образных балок могла проржаветь. А поскольку проверяющим неудобно заглядывать за палатки, то процесс коррозии мог быть неконтролируемым. В результате стойка подломилась, крыша накренилась и рухнула.

Также коллеги Канчели говорят, что могли проржаветь и тросы, державшие малое кольцо. Один из них мог лопнуть, а оставшиеся — не выдержать тяжести ( крыша «села» практически вертикально). В пользу этой версии говорит и то, что световое окно, расположенное в центре, почти не пострадало. Оно более или менее плавно опустилось в центр здания — то есть крыша не съезжала в сторону.

Впрочем, по версии оппонентов Канчели, в число которых входят органы прокуратуры (они до сих пор расследуют дело об обрушении другого проекта конструктора — «Трансвааль-парка»), причиной падения крыши стали «конструктивные просчеты». То же самое сказал и глава МЧС Сергей Шойгу.

Пожалуй, никто из специалистов не сомневается, что роковую роль сыграл и мокрый снег. И хотя, по словам мэра столицы Юрия Лужкова, уровень снега на крыше был не больше 40 сантиметров, а в проекте был заложен запас в 1 метр 40 сантиметров, 30-летнее здание все же могло его не выдержать.

О том, что здание давно никто не ремонтировал, говорят продавцы и местные жители.

Только один из них вспомнил, что полтора года назад на рынке все же латали крышу. «Крыша у них давно протекала, — рассказала пенсионерка, наблюдавшая за спасательными работами. – В центре у витража снег скапливался, таял и стекал прямо в зал. Водостоки у них, кажется, не работали или забились чем-то».

Другие местные жители в беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» говорили, что примерно год назад часть палаток первого этажа убрали совсем. «Оставили пустое место», — говорят частые посетители рынка. Они объясняют это тем, что в восточной части здания появились «какие-то проблемы».

О проблемах в здании говорил и Юрий Лужков. Он в третий раз приехал на место специально за тем, чтобы сообщить такую новость: в ближайшее время рынок планировали снести, а на его месте собирались возвести современный торговый центр. По словам Лужкова, на первом этаже остались бы тогда торговые ряды, а на двух верхних разместятся бутики, кинотеатр и кафе.

Как только мэр закончил все это рассказывать, публика стала роптать: «Лужкову это выгодно. Землячество, видимо, не давало ему нас выгнать с рынка, — вот крыша и упала. Теперь выстроят свой торговый центр, а там для нас места не будет. Мы ведь, как они говорят, чумазые, а там бутики и все такое...»

«Были сердечные приступы»

Впрочем, большинство собравшейся на улице публики не интересовало, почему рухнула крыша. Жены и матери тех, кто предположительно остался под завалами, непрерывно набирали номера — но абоненты мобильных телефонов вновь и вновь оказывались «недоступны или находились вне зоны действия сетей». Окружавшие утешали женщин, говоря, что их сыновей, мужей и братьев, возможно, уже увезли в больницу. Это не помогало – женщины голосили. Не могли скрыть слез и некоторые из мужчин.

Когда на место прибыли психологи, женщин увели. Некоторым из них медики ввели успокаивающие препараты, с другими просто беседовали. «В основном у людей шок, оцепенение, истерики, — сказал «Газете.Ru» сотрудник службы психологической помощи Родион Попов. – Были сердечные приступы». По словам психологов, через несколько дней к ним начнут обращаться те, кто, «насмотревшись телевизора, станет бояться ходить на рынки».

«Такие катастрофы еще притягивают сумасшедших, — сказал наш собеседник, разглядывая женщину, которая кричала спасателям что-то веселое, махала руками и пританцовывала. – Им важно быть в центре событий».

Единственным человеком, который совершенно точно не хотел быть в центре событий, был архитектор Нодар Канчели. После утреннего визита в прокуратуру он приехал на место катастрофы и ходил быстрым шагом вокруг развалин. Повсюду его сопровождал корректный молодой человек – он придерживал пожилого конструктора за локоть, когда тот преодолевал лужи. Работавшие на месте спасатели и рабочие узнавали конструктора в лицо. «Архитектор», — говорили ему вслед. «Которого никак не посадят», — добавил кто-то.

Пожар

Около 14 часов из развалин стал подниматься дымок. Вскоре он стал настолько густым, что почти скрыл Бауманскую улицу. Дым был желтым и очень едким. «Циркуляркой пилили арматуру, искры летели, — сказал «Газете.Ru» боец пожарной охраны. – А там то ли бензин разлился, то ли ящик дезодорантов лежал раздавленный. Короче, искра зажгла все это дело. Сейчас там баллончики хлопают, но в принципе подобраться туда можно».

Вскоре огонь, по словам пожарных, «ушел в конструкции». Спасательные работы осложнились. Сотрудники МЧС, которые разбирали завалы, надели противогазы. Кроме задымления пожар принес и другую неприятность – к завалам пришлось подогнать несколько пожарных машин, стоявших в резерве на соседних улицах. В результате на Бауманской нельзя было поставить лишний кран. Потушили огонь лишь через несколько часов. «От дыма они задохнутся», — заволновались те, кто еще верил, что под завалами остаются живые. «Там уже нет живых», — оборонила девушка-спасатель, только что отработавшая смену. Она пояснила, что образовавшиеся в завалах пустоты очень малы:

«Не больше метра, — сказала она. – Это как ножницы – конечности отрезаются, человек быстро умирает от потери крови».

Разбор завалов

Разбирали завалы при помощи автокранов. Около десятка стрел повисли над развалинами. Спасатели ходили по пластинам рухнувшей крыши и долбили в бетонных плитах отверстия. Затем в дырки продевался кусок троса, за который цеплялся крюк крана. Плиты отгружались в железные контейнеры, которые увозили мусоросборщики. Длинные вереницы таких машин, которые согнали со всей Москвы, выстроились на соседних улицах. Одновременно вывозились раздавленные рухнувшим козырьком автомобили, которые были припаркованы у рынка. Спасатели, которых переводили на другое место, на ходу жевали хот-доги.

Cледователи прокуратуры вместе с экспертами внимательно осматривали обломки. Заинтересовавшие их куски бетона представители следствия просили отпилить. Отрезки отправлялись на экспертизу. В основном экспертов интересовали куски бетона, которые непосредственно примыкали к несущим опорам.

Если верхний слой обломков спасатели разобрали достаточно быстро, то к вечеру, когда работы дошли до подвала, разбор пошел труднее. Как объяснил один из спасателей, в подвале еще могут оставаться погибшие: «Там два входа (въезды для машин. — «Газета.Ru»). Один мы посмотрели, но там ни черта не видно. Другой завален полностью. Пробиваемся внутрь».

Праздничный салют

Когда над столицей в девять вечера грохнул праздничный салют, спасатели перешли уже в ночной режим работы: развалины рынка освещали мощные прожекторы. На фейерверк, кроме журналистов, практически никто не обратил внимание. Не до салюта, видимо, было и мэру Юрию Лужкову. На журналиста, задавшего вопрос, почему столичные власти из-за трагедии не отменили фейерверк, он посмотрел пустым взглядом и стал отвечать на другие вопросы.