Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Любимая Грузия

Фотопутешествие по Грузии

skitalets.livejournal.com
Меня часто спрашивают, какое из моих путешествий было самым интересным и запоминающимся и куда я хочу вернуться. И если раньше я затруднялся ответить, то после поездки в Грузию могу точно сказать: из более чем 20 стран, которые я посетил, по-настоящему вернуться хочется только туда. Это путешествие по всей стране в июне 2008 года, ровно за 2 месяца до известных событий, пока что остается лучшим в моей жизни.

От редакции. Если вы хотите стать одним из авторов рубрики «Фотопутешествия», напишите нам письмо на адрес appl(at)gazeta.ru. С уважением, редакция «Газеты.Ru».

Во-первых, это совершенно потрясающая природа, равной которой я пока что нигде не видел. Во-вторых, это не менее потрясающие люди. Такого гостеприимного, интеллигентного и поистине доброжелательного к русскоязычным людям народа я больше нигде не видел. И, наконец, удачным был сам формат путешествия — 2 недели за рулем «Нивы» с заездом в самые далекие горные деревни, неприступную Сванетию, солнечную Аджарию и гостеприимную Алазанскую долину.

Но обо всем по порядку. Начну с Тбилиси. Этот город не всегда был столицей. Почетную пальму первенства в этом вопросе носит Мцхета. Если верить преданию, Тбилиси был основан случайно. Охотясь неподалеку от Мцхеты, царь Горгасал подстрелил куропатку, которая упала в горячий источник и тут же сварилась. Царь Горгасал неимоверно обрадовался (будучи истинным грузином, он любил вкусно поесть) и повелел основать на этом месте город, чтобы спустя века смотреть на него с высоты горы Метехи, отделенной от Старого Города рекой Мктвари (она же Кура).

А там, где были источники, построили знаменитые Тифлисские бани, которые не гнушался посетить и самый знаменитый наш соотечественник, память о котором грузины бережно чтут и оберегают. Приятно удивило, что 6 июня, в день рождения великого поэта, у его памятника в центре города на одноименной площади было множество цветов.

Хранят грузины память и о Грибоедове. Он был женат на грузинской княжне Нине Чавчавадзе, которая осталась вдовой всего 17 лет и до конца жизни не снимала черного траурного платья, несмотря на многочисленные предложения руки и сердца. Грибоедов похоронен в одном из самых святых мест города, Пантеоне на горе Мтацминда («Святая гора»), где покоятся лучшие люди страны.

Вот такой вид открывается оттуда на город.

Примерно такой же вид открывается с крепости Нарикала — одного из старейших сооружений, прямо-таки нависающего над городом. На этом снимке можно увидеть и еще одну закавказскую особенность — вазовскую «классику» в отличном состоянии.

И раз уж речь зашла об автомобилях, скажу и о местных полицейских. Поначалу они удивляли: все как один подтянутые, в американоидной форме, не берущие взяток. Рецепт простой — выгнать всех, набрать совершенно новых людей без опыта работы в органах, поставить американских инструкторов и дать нормальные деньги. Результат — все на трассах пристегиваются, в Тбилиси неправильной парковки не заметишь, полиция ездит по правилам и все время с «люстрой», а по городу постоянно курсируют патрули, выписывая штрафы. Даже таксисты полицией гордятся. Чувствуешь себя уж точно не в Тбилиси, а в Вене. А если спросишь у полицейского дорогу, он сначала будет долго тебе объяснять, рассказывать, а потом сядет в машину и доедет с тобой до нужного перекрестка. А по дороге еще расскажет, какое отличное вино делает его отец, и заявит, что мы очень сильно его обидим, если не заедем к нему попробовать.

Рядом с Нарикалой стоит оловянная «Деда Сакартвело» (Мама Грузия) — с мечом и кубком, как бы намекающая «кто к нам без вина придет, тот от меча и погибнет». Кстати, «мама» по-грузински будет «деда», а «папа» — «мама».

Сердце города — Старый Тбилиси. Говорят, что его недавно реставрировали, но как-то это не очень заметно.

Когда гуляешь по этим узким улицам, на которых очень легко заблудиться, чувствуешь себя персонажем фильмов Отара Иоселиани или, как минимум, «Мимино». С балконов свисает белье, почту на второй этаж поднимают с помощью корзины на веревке, старики играют в шахматы, интеллигентные женщины готовы часами рассказывать про историю одного дома, а обычный прохожий рад пригласить на чашку кофе или чего покрепче. Там можно гулять бесконечно.

Мы гуляли по лабиринтам Тбилиси и удивлялись его гармоничности и красоте. Cмотрели на строгие силуэты грузинских церквей,

на примитивное уличное искусство,

на обвитые плющом стены,

на старые двери и окна,

на причудливые кованые решетки,

на бесконечную политическую рекламу,

на причудливое переплетение лестниц и переходов,

на свисающее с веревок белье и просто торчали от того, как же там хорошо.

Кому-то покажется странным, но в Тбилиси я чувствовал себя совершенно безопасно. И там у меня возникло ощущение, что я с удовольствием пожил бы там, потому что мне захотелось понять этот город, прочувствовать, что невозможно сделать за те два-три дня, что мы там провели.

Но однозначно можно его полюбить. Хотя бы за то, что больше нигде в центре города ты не увидишь того, чего сможешь увидеть в Тбилиси.

Ну а теперь в путь. Я люблю дороги. Где бы я ни был, я всегда беру машину и еду куда-нибудь. Только так можно по-настоящему посмотреть, как живет страна, в которую ты приехал и увидеть то, что не всегда могут увидеть люди из окна экскурсионного автобуса. Военно-Грузинская дорога — одна из таких дорог, по которой мне всегда хотелось проехать. Это именно то самое интересное и красивое, из-за чего Грузия попала на первое место моего топ-листа путешествий.

Наш путь лежал из Тбилиси в Казбеги, что на самой границе с Россией. Сначала дорога идет по берегу реки Арагви, затем поднимается в горы, минуя известный горнолыжный курорт Гудаури, переваливается через хребет на перевале Джвари («Крестовый») и вдоль Терека спускается в Дарьяльское ущелье. Первое место, куда можно заехать, выезжая из Тбилиси, — Мцхета и монастырь Джвари (отсюда начиналось грузинское государство и распространение в стране христианства).

Храм Джвари был построен в 6 веке на том самом месте, где воздвигла свой первый крест Святая Нино. Благодаря ее трудам Грузия стала вторым государством в истории, где христианство было государственной религией (после Армении, естественно). В монастыре служит очень энергичный священник, который сразу же вступил с нами в теологическую беседу, взявшись доказать существование Бога. Причем пошел он от противного и попросил нас показать гравитацию и радиоволны. «Гравитацию покажи, а?... Не получается? Так же и Бог: есть, но не виден!» Бросать предметы и прыгать было бесполезно — надо было показать саму гравитацию, как она выглядит. После этого священник рассказал нам всю историю крещения Грузии в лицах, улыбнулся, глядя на мой объектив («Хороший бинокль, да!»), попрощался, сел в старый «Мерседес» и поехал по своим делам в Тбилиси.

Монастырь стоит на высокой скале, с которой прекрасно видно воспетое Лермонтовым место:

«Немного лет тому назад,
Там, где сливаяся, шумят,
Обнявшись, будто две сестры,
Струи Арагвы и Куры,
Был монастырь...

Памятник поэту до сих пор стоит на ВГД и содержится в полном порядке. Упоминаемый монастырь — это, видимо, Светицховели, духовный центр страны (на фото от слияния рек по диагонали слегка вверх и вправо). Там, по преданию, хранится одна из множества риз Христовых, принесенных с Голгофы грузинским евреем Илией, который купил ее в Иерусалиме у одного из римских солдат. Когда он приехал в Мцхету, его сестра, взяв ризу в руки, тут же умерла от снизошедшей на нее неземной благодати. Затем прямо из ее могилы вырос явно чудесный кедр, после чего и было решено поставить храм. В общем, место интересное, но весьма исхоженное туристами, поэтому едем дальше.

Обязательно стоит посетить крепость Ананури, стоящую на берегу живописного Жинвальского водохранилища. У нее тоже имеется долгая история созиданий и разрушений, но в любом случае и место, и церковь прекрасны. Внутри везде можно походить и полазить.

Рядом находится огромный мост, построенный уже в советское время. Вид с него на крепость весьма хорош.

И с крепости на него тоже хорош.

Несмотря на все технологические новшества, грузинские дороги все равно остаются грузинскими — со всем их колоритом и пробками.

Дорога очень долго идет вдоль Арагви, набор высоты начинаешь замечать уже не только приборами, но и своими ушами: постепенно их то закладывает, то отпускает. А когда, наконец, видишь перед собой Большой Кавказский Хребет, внутри что-то сжимается от понимания того, насколько человек все-таки маленькое и беспомощное существо.

Сначала проезжаешь известный горнолыжный курорт Гудаури. Подъемники уныло стоят на лысых горах: курорт летом пуст и наполнен строительной пылью. А потом видишь знаменитую Арку Дружбы, которая была поставлена в 1983 году в честь 200-летия уже упоминаемого Георгиевского Пакта. Изумительный памятник советской эпохе, иллюстрирующий всю историю Грузии на огромном мозаичном панно.

Помню, в детстве у нас была присказка «погода, как в Грузии», и обозначала она резкую смену дождя на солнце, а холода на жару. Всегда удивлялся тому, откуда она взялась, но во время поездки по ВГД я все понял. Погода тут менялась с какой-то космической скоростью: по Ананури гуляли в майках, потом начались полосы дождя, потом, наверху, попали в ледяной ветер, потом увидели снег, а потом появилась совершенно великолепная радуга. И теперь я точно знаю, что под радугой можно проехать.

На фотографии отлично видно качество дороги. Если бы не «Нива», то не доехали бы мы до Казбеги, да и за Тбилиси бы вряд ли выехали. Так что если отправитесь в Грузию, будьте готовы к тому, что ехать придется по серпантину, как будто только что пережившему ковровую бомбардировку, а сбоку будет обрыв до 500 метров глубиной. Также справа видна одна из противолавинных галерей, построенных пленными немцами после войны. Но летом все ездят не по ним, а объезжают по старой дороге, как раз у обрыва.

И еще хорошо, что «Ниву» можно заправлять где угодно и чем угодно. А заправки местные действительно очень смешные. Есть даже местный Chevron. Эта — одна из самых приличных из встреченных нами по пути. Обычно просто сидит дед у колонки советского производства со стрелочным счетчиком.

Местами горы окрашены в яркие цвета соляными источниками (слева еще одна галерея).

А кое-где все еще лежит снег.

Спускаешься с Большого Хребта и оказываешься в большом ущелье. Это начало реки Терек, тут она еще тихая и спокойная.

Если проехать чуть дальше, можно увидеть маленькое селение Сиони, в котором на плоском «столе» стоит сторожевая башня и старая церковь.

Такие каменные башни раньше стояли по всему ущелью. С их помощью предупреждали об опасности, зажигая огонь. Сколько их сейчас осталось — никто точно не знает. Мы видели две или три, и эта находится в самом хорошем состоянии.

Это знаменитейшая Тцминда Самеба — церковь Св.Троицы. Описать всю ее красоту и гармоничность с окружающей природой словами у меня все равно не получится. Эпитеты банально кончаются.

Мы планировали дойти до нее пешком, при нормальной погоде это не так долго, но зарядивший на целый день ливень спутал все наши карты, так что пришлось ехать на машине. Сначала долго искали дорогу, потом долго месили грязь, в итоге поднялись наверх и с удивлением обнаружили, что то, что внизу было дождем, вверху превращается в самый натуральный снег.

Но церковь все равно великолепна, и дождь со слякотью лишь добавили своего особого колорита. Есть такое модное словосочетание сейчас — «место силы». Так вот, это как раз и есть такое место.

В Казбеги мы останавливались в частном доме у хозяйки Лелы. Редко встречаются такие люди. Она долгое время жила в Питере и прекрасно владеет русским языком, образована и интеллигентна. Мы были первыми русскими, приехавшими к ней за последние 10 лет. В ее уютном доме мы ели домашние хинкали и хачапури, пили забористую чачу с местным альпинистом Вахтангом, учили правила застолья с гидом, джипером и просто замечательным человеком Алеко и действительно чувствовали себя как дома.

Когда мы уезжали из Казбеги, у Лелы на глазах были слезы. Мы дали себе зарок обязательно сюда вернуться осенью, хотя бы на выходные, чтобы все-таки сходить пешком на Тцминду Самебу, увидеть Казбек и просто отдохнуть душой. Но война, которая случилась в августе 2008 года, испортила все наши планы. Таких красивых мест, как в Казбеги и в районе Крестового Перевала, я больше нигде не видел. И хочется надеяться, что фотографии, несмотря на плохую погоду, передают хотя бы десятую часть того, что мы видели своими глазами.

Кавказское гостеприимство — это такое же устойчивое выражение, как тульский пряник. В Грузии вы будете чувствовать это гостеприимство и радушие на протяжении всего путешествия, но особенно остро — в Алазанской долине, где делают знаменитое грузинское вино, в настоящий момент запрещенное в России. Названия населенных пунктов просто радуют ухо: Киндзмараули, Алазани, Мукузани, Ахашени, Иори… Что не указатель, то этикетка.

Есть там и свое Алаверды. Только тут это не медный комбинат, как в Армении, а старая крепость-монастырь с одной из самых высоких колоколен в Грузии.

В соседнем селении Икалто находилась одна из первых грузинских семинарий. В ней учился Шота Руставели, а студенты всегда держали под партами по бутыли вина, чтобы периодически возобновлять тягу к знаниям и вдохновение.

Останавливались мы в Телави, родном городе Мимино, в частном доме у замечательной семьи Тамаза и Лали. Тамаз устроил нам маленькую экскурсию по городу на своем старом «Мерседесе», а Лали готовила совершенно потрясающие блюда. Первый же завтрак, после которого мы собирались отправиться на осмотр местных достопримечательностей, начался с того, что к нам подошел Тамаз и очень своеобразно пожелал доброго утра: «Чачу будете?». Учитывая, что единственная девушка в нашей компании в этот момент все еще чистила зубы, вопрос о том, кто будет за рулем, был автоматически снят.

После холодных гор в Алазани было удивительно жарко, особенно когда мы лазили по бесконечным холмам, на которых стоят разномастные церкви и крепости. Вот это Греми, бывшая столица Кахетинского царства.

Там внутри была выставка художников-депрессионистов.

С крыши открывается замечательный вид.

Крошечная церковь в Некреси.

А также множество

других,

не менее замечательных мест.

Конечно же, нельзя поехать в Алазани и не заехать на знаменитый завод Киндзмараули, в котором есть подземные погреба со старинным вином и т.д. и т.п. Но, на нашу беду, мы перепутали указатели и приехали на другой завод, современный — «Винный погреб Киндзмараули»… Там нас встретил охранник Мамука, который предупредил, что это режимный объект, но для дорогих гостей из России будет сделано исключение. Дальнейшую историю, до сих пор остающуюся хитом всех наших встреч и посиделок, лучше рассказывать в лицах.

Сначала был цех полусладкого вина. Потом белого. Потом сухого. Причем бокалы наливались прямо из бочек и «с горкой». Мои оправдания, что я «за рулем», категорически не принимались: «Я Мамука, я в Абхазии воевал, в Осетии воевал, в Ираке воевал. Меня тут все знают, начальник полиции мой друг, вот вам мой телефон, ничего не будет, говорю вам». В моменты, когда экскурсовод отворачивался, приходилось незаметно выливать вино в сточные желоба.

Но добил всех цех по производству чачи, где мы познакомились с Главным Технологом. Цех представлял собой огромный зал, в углу которого стоял мегабульбулятор с кучей крантиков, сосудов и патрубков (обычно в голливудских фильмах так изображают изобретения сумасшедших профессоров). Открыв кран, Главный Технолог налил продукт в рюмку и покрутил перед носом: «Сэйчас здэс примэрно 70 градусов. Много». Поднял с пола шланг с дистиллированной водой, разбавил на глаз и снова понюхал: «Сэйчас сорок два-сорок четыре. Можно пить». Я, естественно, не стал, а вот мои попутчики, естественно, не погнушались. Усугубилось все тем, что с утра мы ничего не ели и целый день гуляли по дикой жаре.

Потом была лаборатория, где Мамука долго сокрушался, что мы приехали без бутылки и выдал нам оную, а потом цех полусладкого вина «на бис», где бутылка была торжественно наполнена. После чего один из нас вышел на улицу, сел под плакатом «Эндемичные сорта винограда Алазанской долины» и сказал: «Все, я здесь остаюсь». Поняв, что дело плохо, коллеги были срочно загружены в машину и повезены дальше, причем у одного из них неожиданно прорезались совершенные знания немецкого языка (который он никогда не учил). Естественно, в старинные погреба Киндзмараули мы уже не попали, а поехали в ближайшую рощицу, где товарищи мирно отсыпались перед ужином, ибо вести их домой в таком состоянии было как-то стыдно. Но и это было неплохо: я просто сидел и созерцал все великолепие местных пейзажей.

А вечером Тамаз и Лали поставили нам целый кувшин вина. Естественно, выпить мы его так и не смогли, чем, видимо, нанесли им очень большую обиду. Грузия вообще крайне интересна с гастрономической точки зрения. В частных домах ограничения по количеству пищи нет. Тебе приносят еду — ты ее съедаешь. Хозяева видят это и приносят еще. Ты, чтобы их уважить, съедаешь и это. Думая, что ты такой голодный, тебе приносят еще. И только когда ты останавливаешься, останавливается и поднос блюд. А потом тебе еще и заворачивают ланч-бокс в дорогу, чтобы ты, не дай Бог, не проголодался.

В Алазани мы были всего один день, и с нами особо ничего там не происходило, кроме посещения завода. Но и это было настолько колоритно и живо, что запомнилось надолго. Да, забыл сказать. Вино там отличное.

Ну а теперь про Сванетию. Сванетия для грузин — все равно что для сербов Косово, даже несмотря на то, что сваны говорят на понятном только им языке и по праву считаются отдельным этносом. Во все времена эта труднодоступная область служила последним рубежом, куда привозили на хранение ценности и реликвии, и даже советская власть была установлена тут в довольно условном формате. Сегодня Сванетия со своими каменными башнями манит самых отчаянных туристов, которые не боятся ни разбитых дорог, ни местных горцев (у них до сих пор существует кровная месть), ни близости мятежной Абхазии. Естественно, мы тоже не могли туда не отправиться. Сванетия была единственным местом, где мы взяли гида (скорее, на всякий случай). И не пожалели об этом, хотя бы потому что первое, что сделал Ираклий, когда мы его встретили, — заехал в магазин в Зугдиди и купил 2 баклажки пива и 2 бутылки водки (под предлогом, что в Сванетии с алкоголем туговато, так что надо купить все заранее).

Пока мы стояли и фотографировали, гид подошел к нам и поинтересовался, все ли нормально с машиной, не греется ли и… есть ли у нас стакан. Стакана не было, поэтому он налил в крышечку и предложил выпить за хорошую дорогу, сказав, что тут такая традиция. Пришлось выпить за горы и их красоту. Фототехники у нас очень много, поэтому останавливались часто, и каждый раз гид залазил в багажник и наливал: «Надо Бога попросить, чтобы хорошо доехать. Дорога сложная. Не бойтесь, трафик полис тут нэт… В горах вино не пьют, в горах пьют водку. Вы же не понимаетэ: когда чуть выпьешь, все савсэм по-другому воспринимается. Вот ты сейчас в фотоаппарат смотришь, и вроде бы все нормально. А ты попробуй выпить, у тебя сердце откроется, и ты поймешь, какая тут красота вокруг настоящая».

Так мы ехали около 100 километров по горному серпантину. По бокам стояли памятники тем, кто не доехал — из гранита, с выгравированными молодыми лицами рядом с «девяткой». А у каждого памятника стоит ящичек и скамейка. В ящичке бутылка водки, и каждый проезжающий может остановиться и выпить за упокой души погибшего друга, родственника или просто хорошего человека.

Вообще, когда находишься в Грузии, постоянно хочется за что-нибудь выпить. А в Сванетии тем более. Поэтому без лишних деталей предлагаю тост за местные дороги, которые сопротивляются всем технологическим новшествам 21 века!

За сванские каменные башни, вот уже несколько веков охраняющие сванов от лавин, грузин и друг друга! За ЮНЕСКО, которая включила Сванетию в список всемирного культурного наследия!

За Местию, столицу этого сурового края!

И еще раз за горные дороги, по которым можно проехать целых 90 километров всего за 4 с половиной часа!

За отечественный автопром, которому не страшны ни лавины, ни камнепады!

За развитие сванского животноводства!

И за пятнистых горных поросят!

За Ушгули, самое высокогорное селение в Европе!

За буйную реку Ингури!

И еще раз за каменные башни!

И еще раз за красоты Кавказа!

Сванетия не забывается. Это просто другое измерение, в котором жизнь идет по совершенно иным законам. Если вам хочется посмотреть что-то, что выбивается из ваших представлений об укладе общества и мироустройстве, езжайте не в Юго-Восточную Азию, а в Сванетию.

Точно не пожалеете.

Ну и напоследок коротко обо всем, что мы еще увидели за время нашего путешествия. Если поедете в Алазанскую долину, помимо Телави вам обязательно предложат посетить это старый город Сигнаги. Когда подъезжаешь к нему, не веришь своим глазам: это никак не похоже на классический грузинский городок, а скорее представляет собой некий гротескный сплав средиземноморской деревушки и американского вестерна.

Ответ на эту загадку простой: город был взят в качестве пилотного проекта развития туризма в стране, а деньги на восстановление дали Фонд Президента и USAID. Соответственно, по всем правилам USAID, на американские деньги привлекались американские компании, поэтому от распашных салунных дверей уйти не удалось, равно как и от классических американских указателей улиц.

Сначала тебе этот город нравится, а потом, прогулявшись по улицам, понимаешь всю искусственность происходящего. Гостиницы очень приличные, но останавливаться в них не так интересно, как в частных гестхаусах. Персонал по-русски почти не говорит, а попытка сходить в ресторан закончилась недетским чеком и невкусной едой.

О настоящей Грузии в Сигнаги напоминают только старые дворы

и древняя крепость, с которой открывается очередной прекрасный вид на Долину.

Из Алазани довольно недалеко ехать до еще одного раскрученного места — монастыря Давид Гареджа. Находится он на самом юге Грузии, на границе с Азербайджаном. Природа там совсем другая — что-то среднее между степью и полупустыней. Соответственно, в июне было просто невыносимо жарко.

Монастырь основан еще в 6 веке. Говорят, что весной там просто прекрасно: степь цветет разными красками. А летом пейзаж, скорее, какой-то инопланетный.

В Грузии есть еще два раскрученных пещерных города — Вардзия и Уплисцихе. Я был только во втором, он находится недалеко от Гори. Огромный комплекс ходов, ниш и углублений. Было бы интересно, если бы не школьные каникулы: чувствуешь себя там, как в Петергофе на 12 июня.

Чтобы сделать пару фотографий без людей, надо сильно постараться.

После гор было здорово приехать к морю, в Аджарию. Не передать то ощущение детского восторга, которое мы испытали, когда увидели огромные галечные пляжи Кобулети. Сразу же загнали туда нашу «Ниву» — и купаться.

Батуми, как и любой порт, город интернациональный и колоритный. Русский язык используется как основной для общения, русских тоже много живет (равно как и аджарцев, грузин, армян, греков, турок, евреев).

Набережная, как и всюду в таких городах, шумная и пахнет шашлыком. Можно покататься на колесе обозрения, которое, в отличие от того же Сухуми, исправно работает.

С колеса отлично видно пляж с классическим южным парком и променадом

и прибрежные отельные стройки.

А в конце дня надо обязательно полюбоваться разноцветным закатом.

Дендропарк в Батуми — всесоюзная гордость. Расположенный на высоком берегу моря, дает прохладу и возможность посмотреть на диковинные растения.

Некоторые из них уже отмечены горячими аджарскими парнями.

А прямо из парка можно выйти на пляж и искупаться, причем для местных еще не сезон, поэтому народу вокруг нет. Кремов с собой не было, поэтому сгорели ужасно, на следующий день гофрированные простыни в Сванетии были просто пыткой.

Характерная черта советского юга — железная дорога вплотную к морю

и полуразрушенные станции.

Неподалеку от Батуми есть старинная крепость Гонио. Если бы мы не знали, что мы в Грузии, можно было бы подумать, что находимся где-нибудь в сердце Амазонии или на развалинах Мачу-Пикчу.

Ну и напоследок резюме. Грузия колоритна и замечательна. Сложно найти еще одну такую же страну, где можно увидеть такое разнообразие природы, богатства истории и искреннее гостеприимство людей. И пока еще там говорят по-русски. Будет возможность, не упустите. Там действительно хорошо.