Наша Куба

Наталия Еремина 25.05.2010, 23:35

Больше года я мечтала попасть на Кубу, этот островок социализма в безбрежном капиталистическом море. Хотя я и не жила в сознательном возрасте при Советском Cоюзе, но все равно ностальгирую по этому времени. Конечно, не по пустым магазинным полкам, но по стране, где деньги не были высшей ценностью. Именно поэтому хотелось поехать на Кубу поскорее, чтобы увидеть ее при братьях Кастро. Лет через пять-десять, боюсь, Куба будет совсем другой. К счастью, я успела застать ее еще при социализме.

От редакции. Если вы хотите стать одним из авторов рубрики «Фотопутешествия», пожалуйста, напишите нам письмо на адрес appl(at)gazeta.ru. С уважением, редакция «Газеты.Ru».


Билеты в Гавану мы купили заранее за 35 тысяч туда-обратно. Но в апреле внезапно начал извергаться исландский вулкан. Множество полетов было отменено, однако «Аэрофлот» не стал отменять наш рейс: самолет просто взял курс выше. Итак, мы летели через Гренландию на Кубу.


В Гаване нам помогли освоиться и пригласили в гости наши друзья по переписке. Ира училась когда-то в Казани, ее мама — в Петербурге, брат — в Одессе. Все они прекрасно говорят по-русски (помнят даже такие выражения, как «к черту на кулички») и вспоминают, как хорошо жили в Советском Cоюзе, как им платили повышенную стипендию, сколько колбасы и прочего они могли себе позволить на нее и как они покупали один проездной на всех в общежитии. Кстати, мама Иры даже познакомилась со своим мужем (тоже кубинцем) в Петербурге.


В первый день в Гаване мы накупили разных фруктов. Цены в местных кубинских песо (1 песо — около 1,3 рубля) были выставлены за Libra (фунт — чуть меньше полкило). Фунт апельсинов стоил 4 песо, манго — 10—15 песо, бананы по 1 песо, фруто-бомба (папайя) — 10 песо, ананас — 10—15 песо. Продавались на рынке и такие экзотические фрукты, как, например, мамей, в силу экзотики стоившие по 10 песо за штуку. На фото: мы, счастливые и пока что абсолютно белые, поедаем фрукты.


В этот же день мы хотели поехать в Санта-Марию на самый лучший пляж в Гаване, но, чтобы доехать местными автобусами, стоившими сущие копейки — 40 кубинских сентаво (в одном песо 100 сентаво), от нашего места ночевки, нужно было сменить три маршрута, а такси стоили очень дорого, поэтому мы решили просто погулять по центру.

Особенно запомнилась в этот день знаменитая набережная Малекон. Здесь продавали мохито по цене от 1,5 до 2,5 куков (кук — валюта для иностранцев на Кубе, нечто среднее между евро и долларом, ближе к евро) и тусовались местные хиппи (на фото).


Особенно красив Малекон вечером, когда зажигаются огни.


Из Гаваны мы рванули в небольшой городок Виньялес на западе Кубы. Здесь мы заселились в касу (частный дом, владельцам которого государство за плату разрешает сдавать его иностранцам), нелегально взяли велосипеды у местных по 3 кука за день (кстати, они потом в дороге периодически ломались) и отправились обследовать окрестности.

Посмотреть здесь есть что: мы побывали в пещерах, на молочных фермах и табачных плантациях. Торговцы фруктами пытались нам впаривать фрукты по ценам для иностранцев за куки, но мы уже знали цены на дорогом рынке в Гаване, поэтому платили не больше этого и в местных песо.


А это крестьянин с молочной фермы, который очень интересовался, как теперь живется в России при капитализме, счастливы ли мы от этого, что думаем про социализм и будущее Кубы.


Кубинцы любят сидеть в креслах-качалках. Мы тоже их по достоинству оценили. От той жары, которая там стояла (в Сантьяго-де-Куба было +35), не хотелось ничего, только пить мохито, сидеть в кресле-качалке и смотреть на прохожих.


Специфическое кубинское транспортное средство — повозка с лошадкой. Если она курсирует по маршруту, то оснащена номерами. Может подбросить и по пути.


Нас подвозил этот милый дяденька. Правда, он был немного пьян. Узнали мы об этом, когда он решил осчастливить мою подругу поцелуем в щечку. Мы заплатили ему за поездку 5 песо, поскольку меньше у нас ничего не было. Он был несказанно рад и хотел нас даже везти обратно в любое удобное время.


Повозка довезла нас до табачной плантации, хотя, честно говоря, мы искали национальный парк. Но мы не расстроились, хоть и не курим. На плантации три крестьянина показали нам, как делают сигары. Покупать их мы не хотели, так что они быстро потеряли интерес к нам и стали очень подозрительно смотреть на наши рюкзаки. Я же в этот день случайно взяла с собой не только все имевшиеся при себе в поездку деньги (это была наличность в евро, поскольку при снятии с карточки на Кубе надо платить комиссию 11%, а доллары меняют по плохому курсу), но и паспорт, поэтому мы решили побыстрее смыться с этой плантации.


В общем-то, в Виньялесе нам очень понравилось. Целый день мы гуляли, а вечером пошли на местную дискотеку танцевать сальсу. Кстати, из всех мест, где танцуют сальсу, больше всех мне запомнилась именно эта провинциальная дискотека. Во-первых, она было недорогой (вход для иностранцев — 1 кук). Во-вторых, партнеры наши по танцам действительно пытались нас чему-то научить, а не стремились потискать белую женщину, с чем мы потом столкнулись в других местах, отчего и бросили учиться сальсе. Утром мы черпали силы для очередной сальсы из ананасов (на фото).


Еще немного Виньялеса. Стена, которую, как нам объяснили местные, расписали художники под руководством любовницы Фиделя Кастро.


Впечатлили магазины для местных. Типичные для Кубы, с ограниченным ассортиментом на полках и товарами по карточке. Вообще, когда мы видели очередь на улице около магазина, сразу становилось ясно, что появился какой-то редкий товар.


Из Виньялеса мы поехали в Пинар-дель-Рио — город, расположенный примерно в 20—30 км от Виньялеса. По всей видимости, он не особо посещаем туристами, поскольку смотрели здесь на нас, как на негров в Советском Союзе. Зато мы легко нашли здесь много заведений для местных. Пили рефреско (освежающий напиток) по 1 песо, покупали булки, бутерброды с колбасой за 5—10 местных песо. Даже ходили в местный бар, где один милый мужчина, ностальгирующий по временам советско-кубинской дружбы, попросил в нашу честь свою жену сыграть мелодию из «17 мгновений весны».

На фото здание дворца Гуаш (находится под охраной ЮНЕСКО), из-за которого, собственно, мы и решили поехать в Пинар-дель-Рио. Красиво, конечно, но вряд ли из-за этого стоит ехать в Пинар- дель-Рио.


Из Пинар-дель-Рио мы отправились в Тринидад. Про него в путеводителе было написано, что, гуляя здесь по мощеным улицам, слышишь голоса бунтующих рабов. Мы же по вечерам слушали сальсу. Правда, здесь уже потанцевать вволю нам не удалось. Тут были иностранки, профессионально танцующие сальсу, и на их фоне танцевать на обозрение всей центральной лестницы, на которой собирались любители танцев, не хотелось.


Люди здесь были очень дружелюбны и с удовольствием фотографировались.


Около Тринидада расположен неплохой пляж Анкон. Ежедневно от центра города туда по расписанию ходят цивильные автобусы. Билет туда-обратно стоит 2 кука.


На пляже Анкон у нас возникла небольшая фотопроблема. Мы увидели красивого парня с татуировкой Че Гевары на груди, и моя подруга побежала его фотографировать. Парень без вопросов согласился, но после подошла его белокурая дама, лет на 20 старше, и они начали ругаться из-за того, что какая-то девушка посмела его сфоткать. Парню пришлось успокаивать даму поцелуями и другими способами. Оказалось, он работал жиголо. Но, как нам объяснили, дама платит заранее, поэтому на его зарплате этот инцидент не отразился.


Если вы не из отеля, лежаки для вас тут будут стоить 2 кука, зонт дадут бесплатно, за мохито придется заплатить 2,5 кука, за бутерброды — 1,5—2,5 кука. В Тринидаде те же бутерброды с колбасой стоят 5—10 песо. На фото палатка, где продают бутерброды для местных.


Впрочем, на второй день, увидев, как купленная колбаса стремительно зеленеет, мы отказались от этой затеи и перешли на фрукты и бутерброды за куки. Утром же перед пляжем мы заблаговременно покупали бутылку семилетнего рома за 12 куков на троих (в автобусе мы познакомились с Максимом, который тоже ехал в Тринидад, и потому отдыхали в Тринидаде втроем) и фрукты за местные песо.


На пляже, кстати, удалось попробовать кокосовое молоко. Нам его подарили, когда мы признались, что ни разу его не пробовали.


Я люблю изучать подводный мир, однако плавание вблизи пляжа Анкон с маской ничего не дало. Мы нашли только звезду, немного серых рыбок и золотую сережку. Поэтому соблазнились на предложение одного из местных клубов — отвезти нас к рифу в 3 км от пляжа за 10 куков. Прогулка была очень интересная: видели и кораллы разнообразные, и барракуду, и стаи разноцветных рыбок, как в Египте. Обратно на пляж возвращались счастливые.


На следующий день Максим уехал на Варадеро, а мы с Ксенией остались вдвоем на пляже. Местные не преминули этим воспользоваться. Охранник стоял около наших лежаков на страже вещей, как будто мы его наняли, и пытался с нами заговаривать. Даже начал, как местные на улицах города, говорить нам «Linda» и посвистывать.

Организатор же подводных экскурсий предложил нам поплавать в другом месте. И это было почти также интересно, как ныряние около рифа. Он ловил нам крабов, лангустов и давал их трогать. При этом вел себя как настоящий джентльмен, а не как кубинец при виде белой иностранки. В заключение вечера мы пили пиво и вместе провожали солнце. Кстати, на закате откуда ни возьмись повылезали мошки и всех нас искусали.


На следующий день мы уехали с пляжа, ставшего уже почти родным, в Санта-Клару. На вокзале нас приветствовал Че Гевара.


В Санта-Клару мы приехали в воскресение вечером. На вокзале познакомились с приятной женщиной, которая уговорила нас поселиться у нее за 12 куков на двоих. Обстановка у нее в доме была совсем не роскошной, но зато душевной. В комнате был кондиционер, шкаф, душ, туалет — всё как надо. Утром, кстати, она нас от души покормила завтраком (стоил он 3 кука). А когда мы подарили ей сувениры из России, очень обрадовалась. Сказала, что как раз идет на день рождения к подруге, которая жила когда-то в Советском Союзе, и ей совершенно нечего было ей подарить.

Сам город Санта-Клара оставил у нас приятные впечатления. В центре города играл оркестр и многие, даже старые люди, танцевали. Моя подруга тоже не удержалась и пошла в пляс, во время которого и познакомилась с кубинкой Марией, которая знает русский и которая вместе со своим другом потом угостила нас мороженым. Они устроили для нас автоэкскурсию на уазике по ночной Санта-Кларе.

Друг Марии работал на выборах, которые как раз проходили в это время в городе, и машина была казенная, но это его не смущало. Он сказал на работе, что у него болит живот, и повез нас на осмотр достопримечательностей, связанных с Че Геварой. На фотографии Ксения с Марией у монумента, посвященного Че Геваре.


Надпись на дальнем плане: «Хотелось бы, чтобы все были как Че Гевара. Фидель».


Сам город Санта-Клара, как я уже и говорила, очень приятный, хотя исторический центр не такой уж и большой. Кстати, здесь мы пили мохито по 1,5 кука. И это был очень вкусный мохито.


Из Санта-Клары мы поехали в Камагуэй, город горшков и церквей. Своей архитектурой и духом он нам напомнил Европу.


Бродя по городу, познакомились с веселой классной руководительницей и ее учениками. На прощание всем им пообещали послать фотографии по почте.


В Камагуэйе, как и в других городах, кубинцы очень любили расслабляться как угодно, только чтобы не работать. Кто-то играл в шахматы или домино.


Кто-то просто спал в машине.


Интерьер квартиры, в которой мы жили в Камагуэйе. Очень милое место в стиле Lonely Planet, которое стоило 20 куков за двоих с завтраком. По вечерам здесь кроме нас собирались голландка, ее кубинские друзья и еще итальянец.


Ночью мы поехали на дорогом автобусе для иностранцев «Виазуле» в Сантьяго-де-Куба. Поселились у русскоговорящего негра за 15 куков. Завтракали у него же по 2 кука. Ужин стоил дороже: по 5 куков, если выбирали курицу, и по 7 куков, если рыбу. Хотя хозяин касы и был очень мил, но о том, что рыба дороже, сказал нам только в конце, когда надо было расплачиваться. Еда была вкусной и обильной (фруктов явно не жалели), но, если вы две девушки, стесненные в средствах и, что особенно важно, заботящиеся о фигуре, вполне можно поесть и в кафе. Так, рис с мясом в кафе на пляже стоил 1,5 кука, картошка — 1 кук. Если добавить к этому ананас за 10 песо или 8 манго за ту же цену, то можно жить припеваючи. А для лучшего эффекта, можно еще запить всю эту вкусноту мохито, который в окрестностях Сантьяго мы пили за 2—3 кука. Можно найти в продаже также рис с курицей для местных за 25 песо, однако выглядит эта пища не очень аппетитно.


Сантьяго — город интересный, но в жару дышать в нем очень сложно из-за обилия на улицах мотоциклистов и автомобилей. По городу ходят огромные толпы людей, несколько раз мы не могли сесть в автобус на остановке просто потому, что он был слишком забит и вообще не останавливался. В камьонах (грузовиках с кузовом), идущих на пляж, тоже свободного места не наблюдалось: заполнялись они как наши электрички в час пик.

Поскольку у нас была дорогая камера, мы даже раздумывали, не поехать ли нам на такси, но за проезд до одного из пляжей, расположенного в 19 км от города, таксист просил с нас 18 куков туда-обратно, а везти в одну сторону не соглашался. Это было слишком. В итоге мы поехали на камьонах за 3 песо на двоих.

Пляж Си-Боне — место популярное, но Тринидаду и в подметки не годится: песок не такой чистый, купаться из-за обилия камней сложно. Просто барахтаешься в воде как поплавок. Я себе руки там о камни покарябала.


В итоге с пляжем мы быстро завязали и гуляли в основном по городу, где увидели очень много граффити.


То же граффити крупным планом.


Уличные музыканты. Музыка в Сантьяго-де-Куба звучала повсюду.


В целом Сантьяго — город очень шумный.


Самое известное место для туристов — клуб «Каса де ла Трова». Очень милое заведение. Днем мы слушали музыку и танцевали бесплатно, а вечером вход сюда стоил 3—4 кука.

Вечером же мы гуляли по Сантьяго с сыном хозяина нашей касы. Хосе 24 года, он учится на медика и собирается по окончании учебы уехать, как и многие его будущие коллеги, работать в других странах. Из всех детей приютившей нас семьи он нам казался наиболее приличным и интересным собеседником.

Он завел нас в заведение для местных, где вход стоил примерно по 60 песо (чуть больше 2 куков). Здесь было немноголюдно, обещанная группа задержала свое выступление почти на два часа. Когда она пришла, мы буквально засыпали, зато весь персонал и сидящие кубинцы вошли в настоящий раж и танцевали сальсу от души.


Поскольку мы почти уснули, наш друг Хосе от того, что не с кем было танцевать (девушек было мало), допивал третью бутылку пива за наш счет. Мы сами, конечно, предложили ему заплатить за него, однако, надо признаться, мальчик не стеснялся. Взял у нас из кошелька крупную купюру и покупал на нее напитки. Кстати, рому для мохито тут не жалеют.

Сдачу Хосе возвращать даже и не думал. Мы, как скромные девушки, и не просили. В принципе, такой взгляд на иностранцев, у которых полно лишних денег, для Кубы типичен. Так, несколько раз на Кубе нам норовили недодать сдачу. Чтобы получить ее, приходилось показывать барменам их собственное меню, например. Уличный музыкант у нас с негодованием отверг купюру в 10 местных песо, поскольку берет он оказывается только в куках. 10—12 рублей, честно говоря, дать уличному музыканту мне не стыдно даже в Москве в переходе.

Таксисты тоже часто хотят несусветные деньги с иностранцев. В особенно сложную ситуацию мы попали, когда вернулись обратно в Гавану, поскольку местный транспорт в этот день не работал: все автобусы уехали на первомайский парад, а таксисты просили слишком большую сумму, видя нашу безвыходность. Обычно мы договаривались с водителями, которым вообще-то по закону запрещено возить иностранцев, но ради заветных куков они готовы и на это. Нашли и тут мы такого человека и все-таки попали на первомайский парад.

Вез он нас на не так чтобы много километров, но за 10 куков (уж очень мы хотели попасть на парад). При этом кубинец явно не спешил: говорил по телефону с друзьями, завозил свою знакомую и т. д. Вообще я заметила, что, какие бы деньги вы ни платили кубинцам, ожидать отличного сервиса не стоит. Когда мы в кафе, например, намекали официантам, что неплохо бы отряхнуть грязную скатерть, они отвечали: «И так нормально». Примерно такой же ответ получали мы и тогда, когда просили в дорогом туристическом автобусе чуть уменьшить мощность кондиционера, поскольку весь автобус мерз и некоторые туристы даже заболели потом.

Ну да ладно, сейчас не об этом, расскажу лучше о первомайском параде.


Зрелище это, мягко говоря, впечатляющее. Колонны кубинцев организованно шли по улице и скандировали разнообразные лозунги, из которых наиболее различимым был «Да здравствуют Фидель и Рауль».


Я даже и не представляла, что кубинцы могут быть настолько организованны и собранны.


Колоннами шли военные, собаководы, велосипедисты, спортсмены, студенты... Кого тут только не было.


Не забыли кубинцы и про Ленина.


А принимал парад сам Рауль Кастро. При этом от народа не прятался, а улицы так ужасно, как в Москве, когда никуда не возможно проехать или пройти во время парада, не перекрывал.


В таком вот духе мы пропутешествовали 16 дней по этой замечательной стране. Сейчас сижу в Москве, с любовью вспоминаю ее и мысленно благодарю всех тех, кто помог нам в нашем путешествии. Желаю и вам найти свою Кубу.