Вернулась из Египта с любовью

читательница 25.09.2008, 16:05

Близкие громадные звезды, шум морского прибоя, запахи кальяна, ощущение безмятежной радости и восхищения…О таком летнем отдыхе я мечтала давно. Моя мечта воплотилась в жизнь.

Египет. Огромная желтая пустыня, с палящем солнцем и зноем, и море, бесконечно прозрачное, такое живое. Песчаный берег, абсолютно пустой и безжизненный, резко превращается в зеленый, пышущий жизнью оазис, полный цветов и пальм, скрывающих построенные в арабском стиле симпатичные белоснежные дома с уютными двориками.

Самое первое, что поразило меня — это, конечно, море.

Надев маску для плавания, я больше с ней не расставалась. В трех метрах от берега начинается оживленный подводный мир. Залезая в воду, можно тут же дотронуться до рыбы, а, если постараться, то и поймать за хвост. Кораллы — это вообще что-то невообразимое, непонятное и очень красивое. Огромные ракушки синие и красные вросли в них; там же ядовитые, но очень милые морские ежи, какие-то растения, вокруг которых крутятся рыбы, все так ярко, так впечатляюще и естественно, что не возможно оторваться от созерцания всей этой прелести.

Мы жили в Шарм-Эль-Шейхе, городе на юге Синайского полуострова.

Чудесные оазисы вдоль берега моря существуют здесь благодаря капельному орошению. Чуть ли ни к каждому сантиметру газона под землей проведена трубка, из которой постоянно поступает влага. Рядом с каждым отелем построены свои очистные сооружения, чтобы не терялся ни один грамм воды. А для питья и даже для чистки зубов привозят минеральную воду.

Работники отеля очень вежливы, общительны, всегда улыбаются и помнят каждого отдыхающего по имени, что очень приятно и поднимает настроение.

Махмед, бармен бара на пляже, помнит ещё, к тому же, любимый коктейль каждого и успевает его приготовить, пока поднимаешься по лестнице с пляжа. А какой чудесный сюрприз преподнесли повара маленькому гостю на день рождения! Тот самый каравай, о котором все с детства знают, но никто не видел. Пышный, громадный, аппетитный вынесли, высоко подняв и пританцовывая под праздничную музыку, четверо поваров. Все работающие в отеле – мужчины. Женщин можно увидеть только на улицах города. Они всегда либо в парандже, чаще черного цвета, либо в платках. Единственное, что видишь – это красивые выразительные черные глаза. Таинственные, загадочные, в развевающихся одеждах проплывают они мимо, оставляя за собой резковатый аромат восточных масел.

«Нет дэнег, нет жина, нет секаса, понимаишь?», — загибая пальцы, объясняет мне Махмед.

Показывает фотографию обалденно красивой девушки, гордо говорит, что это его невеста, а потом уже с грустью о том, что не может на ней пока жениться. Ему 27, она его ровесница. Но пока он не построит дом, где можно воспитывать минимум пятерых детей, ее родители не дадут согласия на свадьбу. Да, соглашаюсь я с ним, жизнь у мужчин здесь сложная. И уже не удивляюсь повышенному вниманию арабов к иностранкам. Каждая приезжая девушка чуть ли не по два раза в день получает предложения выйти замуж. Надо признать, что арабы в этом просто профессионалы. Глядя на тебя полными искренней любви глазами, проникновенно говорят, что ты та самая единственная девушка на свете, о которой они мечтали и ждали всю жизнь.

Вообще, у мужчин Египта оригинальное представление о женитьбе.

«Одна девушк – одна любовь - одна жина!». А возможность иметь четырех жен? «Дэньги есть – есть жина. Много дэнег есть – много жина есть». А как же тогда единственная любовь? «Ну так я ж каждый день одну жэнщину только любить буду!», - ловко вывернулся араб.

Каир. Желтый грязный город. Жарко и душно.

Но самое ужасное — это каирские дороги. За все время пребывания в этом почти 20-миллионном городе я насчитала два светофора. Два светофора на двадцать миллионов человек! А перед нами лошадь, а справа плетется верблюд! Что касается машин, то это в основном русские заржавелые копейки, пятерки или москвичи. Удивительно, но за рулем новеньких иномарок чаще всего женщины. Конечно, в парандже. Впрочем «заржавелых колымаг на колесах» намного больше. «У нас слишком дорогая растаможка», — поясняет наш гид Хоней. Средняя зарплата египтян — 100-150 долларов. Зато образование в 90% случаев бесплатное. «Платное только для тех, кто хочет выбрать вуз лучше, чем ему дают, но такое случается крайне редко». А женщинам у вас можно учиться? «Можно, но они не хотят». Удивительные создания эти восточные женщины! Нам повезло, ибо наш новенький автобус был снабжен кондиционером, жара не ощущалась. Но я до сих пор не могу понять, как при температуре в 40 градусов можно ходить в черной, абсолютно закрытой одежде? Мда, восток – дело тонкое!

Самые лучшие квартиры Каира — в домах вдоль берега Нила.

Серые здания, с потрескавшимися стенами, пыльными окнами, грязными лестницами, уныло глядят на зеленую вонючую реку. «Ну нет, наши хрущевки и те лучше смотрятся», - проносится в голове. На окраине города — каирские нереспектабельные дома, если то, что мы видели вообще можно так назвать. Это недостроенные здания, без крыш, с дырами для окон, вместо дверей — грязные тряпки. Такие строения тянутся и тянутся минут двадцать, пока выезжаешь из Каира. Из каждого такого «дома» выглядывают два-три темненьких с огромными черными глазами и белоснежной улыбкой личика.

Да, они улыбаются. Несмотря на всю эту пыль, грязь, жару, маленькую зарплату, заржавелые автомобили и ужасные разваленные дома египтяне не чувствуют себя несчастными.

Они гордятся своей страной, рады, что родились и живут именно здесь, именно сейчас. Наш гид пять лет учился в России, потом три года практиковался во Франции, год в Польше. При желании мог бы там остаться, устроиться на хорошую работу, но он выбрал свою родину, свой Каир. «Дело же не в том, за сколько ты зарабатываешь 150 $ - за месяц или за час. У меня есть работа, которая мне интересна, я живу в стране, которую люблю», — объяснил он.

О пирамидах идет много споров, кого-то они впечатляют, кого-то не очень. Я отношусь ко вторым.

Нагромождение камней — вот мои впечатления. Конечно, смотря на все это, хочется думать, что перед тобой что-то грандиозное, великое, но от всех этих мыслей упрямо отвлекают бедуины, то своими предложениями сфотографировать тебя на фоне пирамид, то прокатить на верблюде, то еще чего-нибудь. А когда узнают, что туристы из России, то прямо хватают за руки и пытаются куда-то утащить, что-то всучить. В общем, ощущения не из приятных. Слишком жарко, слишком шумно, слишком отвлекающе.

Зато неиспытанное у пирамид с лихвой восполнилось в Египетском музее.

Вещи, сделанные кем-то тысячи лет назад, возможность посмотреть на них, дотронуться — чувства просто неописуемы. Смешенность волнения и восхищения. Вот огромный камень, или даже часть скалы, а кто-то много столетий назад вырезал на нем иероглифы. Дотрагиваешься до них и понимаешь, так же трогал их кто-то тысячу лет назад, теперь я, а потом кто-то еще, кто будет уже после меня. И творение впитывает в себя всю эту энергию, только оно знает автора, знает, что было и как. Прикасаюсь к нему. Кажется, что вот-вот время повернется вспять, потому что грань между прошлым и настоящим такая хрупкая, ускользающая… Непередаваемо.. Жаль, что дается всего два часа на экскурсию. Честно говоря, время, проведенное на пирамидах и Ниле, я бы легко променяла на несколько часов в музее.

После экскурсии нас ожидал, как уверял гид, «самый лучший рынок, все за полцены».

И, действительно, мы попали на самый настоящий восточный базар. Тут тебе, пожалуйста, и масла всех цветов и запахов, и кальяны, бусы, шкатулки, полотенца, фрукты, ковры, картины, маски и даже золото. Полцены — не полцены, а вот торговаться можно. Шкатулка – 20 долларов. «Нет, - говорю я, - только пять». Араб: «Эй, нет, как пять? Тавай дэсять!». Разворачиваюсь, собираюсь уходить. «Эй, ладно, ладно! Такой красивой дэвушка! Бери за пять!». И так абсолютно все.

Единственное, что ужасно напрягает — так это сыплющиеся со всех сторон комплименты.

Сначала обращаешь на них внимание — приятно, затем привыкаешь, а потом хочется убежать ото всех этих глаз и слов. Понимаешь, почему женщины Египта носят паранджу. Кстати, о женщинах. Египтянки тоже не скупятся на комплименты. Там же, на рынке, повстречались мне две. Одна уже довольно-таки пожилая, в парандже с открытым лицом, улыбаясь говорит: “You are so beautiful!” («Вы так красивы»), другая, судя по глазам и голосу, молодая: “You’re beautiful! Your man should be a very lucky man!”. («вы красивы! Ваш мужчина должно быть очень удачливый человек!»). Удивительно слышать такое от женщин, тем более другой страны. Трудно представить, чтобы в России девушки выражали свои эмоции подобным образом.

Через десять дней мы загоревшие, набравшиеся впечатлений и подарков, улетали домой.

Желтые, сухие пустыни, скрывшись под облаками, через несколько часов превратились в широкие зеленые поля, бесконечные леса, озера, реки и речушки. «Эх, люблю я мою Россию!», — высказал кто-то чувство, охватившее всех. И внезапно пришла мысль: да мы же не меньше, чем египтяне, любим свою страну! Просто им, чтобы понимать это, достаточно жить на своей земле, а нам, чтобы почувствовать эту любовь, непременно нужно куда-то уехать.