Русские в Уругвае

Что среднестатистический человек знает об Уругвае? Практически ничего.

Ну разве что историки вспомнят Хосе Артигаса и войны с Бразилией в 19 веке, диктатуру и инфляцию в 20-м. Люди, интересующиеся экономикой, может быть, расскажут про экспорт мяса и кожи, развитие животноводства. А любители авторской песни, наверное, напоют: «Я иду по Уругваю, Тьма, хоть выколи глаза, Слышны крики попугаев И мартышек голоса». Но, в общем и целом, мы не знаем об Уругвае ничего.

Уругвай — заложник своих более успешных и знаменитых соседей, Бразилии и Аргентины. «Uruguay es un pais de colores grises», — сказала мне как-то одна уругвайка. Уругвай — страна блёклых цветов.

На фоне Бразилии и Аргентины Уругвай и правда неярок, но это оберегает его от участи быть испорченным массовым туризмом, растиражированным бесплатными буклетами, превращенным в упрощенный и доступный пониманию любого иностранца вариант самого себя. В Уругвае туристов достаточно много, но их количество не идет ни в какое сравнение с тем, сколько народу посещает Аргентину или Бразилию.

Туристов здесь видишь не очень часто.

Они не вносят диссонанс в спокойную и мирную картину уругвайской жизни. Уругвай, кстати, одна из самых безопасных стран Южной Америки. Внутренний туризм в Уругвае очень популярен, уругвайцы любят путешествовать по своей стране, а за раницу ездят не так часто. Иногда мы встречали уругвайскую молодежь, которая выбрала тот же способ путешествия, что и мы — автостоп.

Рядом с границей Бразилии и Уругвая на юго-востоке много достойных посещения мест.

Эти земли вечно подвергались набегам со стороны как испанцев, так и португальцев, и переходили от первых ко вторым и наоборот. Это заставило испанцев построить несколько крепостей для защиты своих земель. Две крепости — Сан Мигель и Санта Тереса — расположены совсем близко от границы. Сан Мигель оказался немного не по пути, потому мы в первую очередь поехали смотреть Санта Терезу. Крепость находится на территории национального парка, потому за въезд машин и постановку палатки на территории взимается плата. Подвозивший нас водитель был местным и завез нас поближе к крепости по короткой дороге, обходящей пост контроля. На повороте с трассы на эту дорогу стояла табличка примерно с таким текстом: «Здесь заезда к крепости нет, заезд осуществляется через национальный парк».

Внутри крепости военный музей, вход платный, но стоит недорого (10 песо, курс песо примерно равен рублю).

Мы — единственные посетители. В музее представлено оружие и обстановка павильонов гарнизона. Крепость довольно большая, мы потратили несколько часов, гуляя по её территории, фотографируя поросшие мхом каменные стены и птиц. Налюбовавшись на крепость, мы отправились дальше.

Следующим местом, которое мы решили посетить, стал мыс Пунта дель Дьябло.

Поголосовав немного на виду у компании местных детишек и подружившись с любопытной дворнягой, мы уехали на грузовике до поворота с основной дороги в сторону мыса. От поворота до мыса оставалось километров 7. Мы с утра ничего не ели. Есть всухомятку нам не хотелось, так что мы направились в ресторанчик, рекомендованный местными как недорогой. Надо отметить, что после Бразилии у нас выработалась привычка время от времени питаться в кафе. В Бразилии часто поесть в кафе выходило экономичнее, чем покупать еду на один раз в супермаркете. В кафе с задорным названием «Веселая креветка» нас встретила очень дружелюбная хозяйка и предложила нам отведать свежей рыбы, обжаренной с двух сторон, с пюре и салатом. «У меня есть газ, но я предпочитаю готовить на печи» - сказала она.

Хозяйка ресторана — участница движения «Слоу Фуд». Движение пропагандирует здоровое и качественное питание без спешки, сохранение и передачу кулинарных традиций, воспитание культуры приготовления пищи. Мы разговорились. Я очень люблю готовить, так что эта тема меня заинтересовала. Начавший накрапывать на момент нашего прихода в «Креветку» дождь усилился. Через какое-то время разговор зашел о русских кулинарных традициях, а еще через полчаса я обнаружила себя с засученными рукавами на кухне рядом с хозяйкой. Пакет перловки, привезенный из Москвы, оказался очень к месту. Я приготовила перловку, хозяйка сделала соус из морепродуктов и пирожки с водорослями. Идея добавлять в пирожки остро пахнущую морем зеленую субстанцию показалась мне странной, но когда мы попробовали то, что получилось, все сомнения отпали: таких вкусных и необычных мучных изделий раньше мне пробовать не доводилось.

Наступила ночь, а мы всё еще сидели за столом. Хозяйка любезно предложила нам остаться на ночь в гостевом домике.

Наша первая ночь в Уругвае прошла прекрасно, к утру погода прояснилась и мы отправились на мыс. Весь путь до Пунта Дель Дьябло идти пешком нам не пришлось. Подбросивший нас по пути водитель оказался пылким христианином. Всё время пути мы говорили о христианстве, а я радовалась, что наконец-то после поругалоязычной Бразилии могу полноценно общаться. Знание испанского языка оказалось самым полезным навыком, приобретённым мной в университете за долгие 5 лет учёбы.

Раньше в Пунто дель Дьябло не было ничего, кроме рыбацкой деревушки, и только немногочисленные рыбаки любовались высокими волнами, тяжелыми прибрежными камнями, белым песком и бескрайним небом.

С недавнего времени сюда пришел туризм: большинство домов сдается, на рынке хиппи и не только торгуют туристическими безделушками, рядом с пляжем располагаются кафе на любой вкус. При этом благодаря запрету на постройку многоэтажных зданий, отсутствию массового международного туризма и удаленности от главных туристических маршрутов континента место не утратило своего очарования.

Кафе были оформлены со вкусом и каждое было не похоже на другое, но мы все выбрали магазин и, закупившись сидром, хлебом, сыром и дульсе де мембрильо (традиционной местной сладостью, напоминающей мармелад), отправились обедать на пляж. Закончив нехитрую трапезу и вдоволь насмотревшись на тщетные усилия серферов, мы отправились по пляжу назад в сторону трассы. Наше внимание привлекли две девушки с рюкзаками.

«Ура, путешественники! Пойду спрошу, откуда они!», — оставив напарника фотографировать, я отправилась знакомиться.

Выяснилось, что девушки почти местные, родом из Саусе, а живут в Монтевидео. Одна из них — Паола — работала в Пунта дел Эсте, самом туристическом городе Уругвая. Туда съезжаются европейские туристы побогаче. Город известен своими прекрасными пляжами и высоким уровнем сервиса. На берегу стоят огромные отели, клубы и дискотеки. Поговорив с Паолой и её подругой Марией Инес, мы окончательно убедились в правильности нашего решения туда не ехать.

«Ты когда-нибудь пробовала мате?» — спросила меня моя новая знакомая.

«В Уругвае нет,» — ответила я, вспомнив мате в пластиковой бутылке, который помогал мне проснуться после плотного обеда во времена, когда я работала на госпредприятии. Мои воспоминания прервала возникшая перед моими глазами калебаса. Строго говоря, по-испански данный сосуд называется Эль Мате, а не калебаса, как привыкли писать переводчики латиноамериканских книг, а то, что в нем заваривают, называют просто «трава» — «йерба». Некоторые сосуды мате делаются из плода, похожего на тыкву. Вот только они и имеют полное право называться калебасами (от испанского слова «calabaza» — «тыква»). В Уругвае культура потребления мате — часть повседневной жизни. На улице, в парках, в машине, на пляже термос, сосуд и бомбилья (трубочка с ситечком на конце, используемая для питья) — верные спутники уругвайца. Аргентинцы шутят, что уругвайцы пьют столько мате, чтобы не чувствовать голода. В Аргентине и на юге Бразилии люди тоже пьют мате, но не так много, как в Уругвае.

Узнав, что мы хотим ехать автостопом на известный мыс Кабо Полонио, девушки решили к нам присоединиться.

Вернувшись за вещами в «Креветку» и распрощавшись с гостеприимной хозяйкой и ее семьей, мы отправились в дорогу уже вчетвером.

Заночевать мы решили в Вализасе — ближайшем к Кабо Полонио городе и последнем месте, до которого можно доехать по дороге. Последние 5-7 километров до мыса надо идти пешком или платить за специальный джип. Мы встали на обочину по двое: сначала мы, потом девушки. Их забрали первыми. Тиха уругвайская ночь, машин все меньше и меньше. Мартышек и попугаев не слышно, что бы там ни пели российские барды. Появляется и в скором времени исчезает странный человек с большим чемоданом, проходит мимо автобус. Останавливаются практически все проезжающие мимо машины — и предлагают подвести на несколько километров в темноту. Нет уж, с освещенного и удобного места мы ни ногой. Вежливо извиняемся и продолжаем ждать.

Из темноты выскочила машина. Увидев нас водитель притормозил. Стекло опустилось, в машине оказалось двое взрослых и два ребёнка. «Куда вам?» Ехали они как раз в Валисас. Радостно предложили нас подвести. Дети на заднем сидении потеснились, мы влезли в машину и начали рассказывать о себе. Две пары любопытных и озорных детских глаз уставились на странных желтых незнакомцев.Желтых - потому что мы обычно ездим автостопом в ярко-желтой одежде, так как желтый человек заметнее в темноте и привлекает больше внимания на трассе.

«Если хотите, можете переночевать у нас в саду. Заодно поужинаете и душ примете», — сказал наш водитель. Конечно, хотим! Уругвай нравился нам все больше и больше.

Валисас — небольшая симпатичная приморская деревенька. Несколько человек на маленькой автобусной станции, огни кафе, работающих допоздна… Из одной такой забегаловки мне навстречу выбежала радостная Паола. Девчонки приехали незадолго до нас. Весть о том, что нам есть, где ночевать, несказанно их обрадовала.

- Вина хотите? Подвозившие нас люди нас угостили, — говорит Паола, протягивая мне бутылку розового вина.

Мы поужинали в гостях. Мате, беседы о России, Уругвае и нашем путешествии, мягкий свет и звуки южной ночи. Ночевали мы в палатке, Паола и Мария Инес — просто под навесом, благо на улице тепло и спальные мешки у них есть… Как здорово отдохнуть после такого длинного и насыщенного событиями дня. Возможно, даже лучше, что мы спим в палатке, а не в доме. Привычные голубоватые стенки и низко нависающий потолок — и весь окружающий мир исчезает в быстро накатывающих волнах сна.

Утром мы завтракаем, обсуждаем маршрут небольшого пешего похода, который мы затеяли, обмениваемся адресами и телефонами, фотографируемся на память.

Одно из самых ценных приобретений любой автостопной поездки — чувство взаимопонимания и единения, возникающее между чужими людьми. Как не захотеть стать лучше после того, как незнакомые люди вот так тебе доверяются и помогают. Мы собираем вещи и прощаемся с нашими новыми друзьями. Путь нам предстоял относительно близкий — примерно 7 километров, частично вдоль береговой линии по пляжу, частично через дюны.

По дороге нашему взгляду открывались необыкновенные красоты — скалистые островки в океане, дюны, огромные камни. Какие-то участки пути напоминали пустыню, кое-где, по словам девочек, виднелись следы змей. Сам мыс и маяк были видны издалека, но размер деревни и характер заселения с большого расстояния угадать было сложно.

Кабо Полонио, как и Санта Тереза, находится на территории национального парка. Сначала на этом месте был маяк и небольшая рыбацкая деревушка. Столетиями у каменистых берегов гибли корабли, грелись на солнышке морские котики и летали крикливые чайки. Несколько десятилетий назад живописный мыс приметили хиппи. Поселение возникло стихийно: любители привольной жизни строили дома из подручных материалов, питались дарами моря и прекрасно обходились без электричества и водопровода.

В последние годы и сюда пришел туризм. На террситории деревеньки есть два продуктовых магазина, несколько кафе и даже небольшая гостиница.

А что хиппи? Часть из них прекрасно уживается с туристами, совмещая привычный стиль жизни с необременительным бизнесом. Большинство из них торгует самодельными украшениями. Строительство в Кабо Полонио запрещено — национальный парк как-никак. Те здания, которые уже есть, никто сносить, конечно, не собирается, тем более некоторые из них, выполненные в индивидуальном стиле, яркие и необычные, являются частью «антуража», притягивающего посетителей в эти места.

Паола завела разговор с ребятами, торговавшими самодельными украшениями.

Будто сошедшие со страниц Керуака и Вульфа, они как нельзя лучше вписывались в пейзаж.
Тот факт, что палатку здесь ставить запрещено, и это мне говорят хиппи, меня несказанно удивил. Позже ребята объяснили, что может приехать береговая полиция и прогнать нас, а они сами ничего против не имеют. Мой спутник Олег пообещал в случае приезда береговой полиции потребовать пригласить переводчика и консула РФ, в итоге мы поставили палатку рядом с жилищем детей хиппи. Оно, безусловно, достойно отдельного описания. Как объяснили ребята, хозяин дома куда-то уехал, но дал добро на проживание в его домике. При этом входная дверь почему-то не открывалась. Но хиппи эту проблему решили просто: они входили через окно. В доме был камин, удобства и дощатый настил, который использовался как место для сна.

Хиппи решили развести огонь в камине и приготовить пищу. Нам очень хотелось есть, поэтому мы не стали их дожидаться и зажгли примус. Рис сварился довольно быстро. Через некоторое время хиппи, характерно покашливая, выползли по одному из окна. Разводить огонь они, по всей видимости, передумали. Риса хватило на всех.

На следующий день мы гуляли, фотографировали, ходили на маяк. Внутри маяка находится музей, рассказывающий о географии Уругвая, здешних маяках и разбившихся кораблях. Олег был в восторге от увиденного и долго мучил смотрителя вопросами.

На обед мы ели рис с мидиями. Мне совершенно не давалось слово mejillones («моллюски»), я все время его забывала. Когда кто-то из присутствующих спросил меня, что мы будем сегодня есть, я ответила: «Conchas con arroz», что на испанском означает «ракушки с рисом». Ответом мне стали раскаты заливистого смеха. «Я что-то не так сказала?» — удивилась я. «Вообще-то в Латинской Америке слово concha обозначает совсем не ракушку,» — улыбнулась мне Мария Инес.

Погода менялась молниеносно: то налетал ливень, то день становился ясным и безоблачным, так что мы решили остаться еще на одну ночь.

Вечером мы пили кашасу, смешивая ее с медом, сладковатое темное уругвайское пиво и не весть откуда взявшееся вино. Спали мы опять в палатке. Береговая охрана не пыталась поставить под угрозу мирный сон консула Российской Федерации. Утро встретило нас хорошей погодой, было решено незамедлительно отправиться в путь.

Стоило нам запаковать рюкзаки и направиться на выезд из города, как около нас притормозил туристовоз.

Перемещение по национальному парку на машинах запрещено, поэтому туристов возят на особом виде транспорта — джипе со специфической рамой, оборудованной для сидения. Проехать 5 километров до шоссе на этом чуде уругвайской инженерной мысли стоит 50 рублей с человека. Мы отказались ехать за деньги и направились пешком в сторону трассы. Идти пешком было не очень сложно, а окружающие красоты и прекрасная погода вполне располагали к длительным прогулкам. Но спустя некоторое время Паола начала жаловаться. Еще по пути из Валисаса у нее заболела спина. За время пребывания на Кабо Полонио вроде стало получше, но теперь, после двадцати минут ходьбы, боль стремительно возвращалась.

Возникший с поворота «в никуда» туристовоз оказался, учитывая данное обстоятельство, очень в тему.

Мы скинулись по десятке и отправили Паолу вместе со всеми нашими вещами вперед. Дороги как таковой через национальный парк не было — просто глубокие колеи от шин на песке. Чем дальше от моря, тем меньше место походило на пустыню. Песок скрывался под зеленью, кусты и деревья после двухдневной разлуки снова представали взору. Тишину периодически нарушал звук мотора: мимо нас проплывали, покачиваясь на раме, туристы. Мы радостно махали им вслед: им только предстояло увидеть мыс, в глазах у них светилось любопытство. С теми из них, кто ехал в противоположную сторону, нас уже объединяла любовь к этому чудесному месту. Их обгорелые руки особенно радостно взмывали в ответном жесте приветствия.

Минут через двадцать пустой туристовоз взял нас до ворот парка бесплатно: клиентов все равно не предполагалось, а русских туристов здесь не часто встретишь.

За воротами нас ждала Паола, потягивавшая мате. Автостоп не клеился: машин было немного, участок дороги не слишком располагал к остановке. Мы решили разделиться. Разделение плодов тоже не дало. В итоге мы все вместе уехали в кузове машины, идущей в Ла Педреру. Водитель работал в порту и поэтому немного говорил по-русски. Он ехал в отпуск с женой и детьми. Младший ребенок сидел с нами в кузове и явно получал от всего происходящего удовольствие.

Продолжение рассказа о путешествии по Уругваю см. здесь.