Пенсионный советник

Там всего хватает

Дмитрий Крюков, координатор Клуба транспортных путешественников 06.02.2008, 21:34

За год мне довелось несколько раз побывать в Красноярском крае. Захотелось узнать, если там что-нибудь интересное. Выяснилось, что интересного там полно.

Главная сложность в изучении этой земли в том, что ее территория — это, если не ошибаюсь, пять территорий Франции. Такая вот махина. Тем не менее позволю себе немного туристического анализа, немного философствований и немного личного опыта. Понятно, что объять необъятное мне не удастся, но расставить ориентиры все же попробую.

Красноярский край очень многогранен. В этом главное его преимущество и одна из главных сложностей в осознании его как единого региона.

На севере тут тундра, заводы Норильска, полярная ночь, пограничники и Северный Ледовитый океан. В центре гигантские реки и робкие попытки освоить огромные и богатые природными ресурсами территории. Дальше столица региона и проложенные тоненькими ниточками главные транспортные пути страны — Транссиб и автотрасса на Владивосток. Южнее — степи, фрукты, близость Хакасии и Тувы, Саяны и горные речки.

Как осознать все это в качестве единого целого — я не знаю.

В Красноярском крае два главных города — сам Красноярск, стоящий на перекрестке всех транзитных путей, и Норильск, который, наоборот, практически никаких путей никуда не имеет. Красноярск довольно бурно развивается в последние годы. К 2012 году тут даже обещают открыть метро, а сейчас вовсю благоустраиваются улицы. Достопримечательностей тут, с одной стороны, хватает, с другой же, как всякий бурно растущий и в большей своей части относительно молодой город Красноярск еще до конца не оформил свою структуру.

В левобережной (старой) части сравнительно хорошо сохранились многие старинные здания и планировка центра старинного Красноярска. Правый берег застроен в основном современными микрорайонами, окружающими «хребет» этой части города — проспект имени газеты «Красноярский рабочий».

Многие знают, что некоторые достопримечательности Красноярска изображены на десятирублевой банкноте.

Это гора Караульная и часовня Параскевы Пятницы. Они видны практически из любой части Красноярска, а вид от самой часовни просто потрясающий. Вот только забраться к ней довольно сложно: приходится либо карабкаться на такси, либо долго плутать по районам сельской застройки. Кроме Караульной горы на банкноте изображены Енисей и Красноярская ГЭС, но о них чуть ниже.

Еще один символ города — недостроенное здание высотки КАТЭК. И это вполне понятно: у растущего города в развивающемся регионе должны быть противоречивые символы.

Практически в черте города находится мекка российского скалолазания — заповедник «Столбы».

Я не «столбист» и совсем не скалолаз, но причудливые нагромождения скал способны впечатлить любого. Зимой можно посетить матчи легендарного клуба «Енисей» (хоккей с мячом), а летом добро пожаловать на регби: в городе аж две команды — «Енисей-СТМ» и «Красный Яр».

В целом главное, по российским меркам, условие — чтобы в городе можно было жить без серьезных ограничений свободы и удобств — в Красноярске соблюдено. Жить тут можно, и это обнадеживает.

В Норильске, наоборот, жить очень сложно. При этом я искренне считаю, что в Норильске должен побывать каждый уважающий себя путешественник, потому что Норильск — настоящий город-памятник.

С точки зрения вечности он не уступает Суздалю или, скажем, Каргополю. Не подумайте, что я проповедую какую-то ересь: да, разумеется, в Норильске нет такого количества объектов культуры, но как город, как вещь в себе Норильск не менее уникален. Да и жить постоянно сложно что в Норильске, что в Суздале, что в Каргополе.

Норильск (сразу извиняюсь перед жителями города, так как сильно упрощаю) представляет собой прямоугольник домов в бескрайней тундре. В центре монументальная сталинская застройка, на окраинах дома поновее. Некоторые, впрочем, уже не выдерживают температурных условий и начинают рушиться. Между кварталами широкие улицы со снующими туда-сюда дешевыми такси и модными желтыми автобусами, курсирующими круглосуточно. За чертой города рудники, заводы и трубы, городки-спутники, а за ними бескрайняя тундра.

Достопримечательностью норильского Промышленного района является Норильская железная дорога, позиционируемая как самая северная в мире.

Впрочем, известный исследователь железных дорог Сергей Болашенко утверждает, что в Мурманской области есть ветки севернее, и я ему верю. Впрочем, речь сейчас не об этом. Так вот, иностранные (да и российские) туристы с удовольствием бы прокатились по этой уникальной дороге, но — увы. Во-первых, иностранцам в Норильск попасть не очень просто, во-вторых, Норильск вообще далеко, в-третьих, на дороге уже пятнадцать лет нет пассажирского сообщения. Раньше здесь ходили электрички, но потом их отменили, а провода сняли. Сейчас вроде бы рассматриваются здравые планы закупки пары пассажирских вагонов, но пока железная дорога дисциплинированно и стабильно работает лишь на перевозку грузов «Норильского никеля».

Небольшой музей железной дороги находится в здании бывшего вокзала Норильска.

Оцените его монументальность: сюда, по задумкам Сталина, должны были приходить поезда с континента. Но Сталин умер, и 501-я и 503-я стройки были заброшены. Впрочем, это отдельная история, а пока в РЖД аккуратно планируют до 2030 года попробовать сделать вторую попытку. По слухам, аргументов против пока больше, чем аргументов за, но до 2030 года еще далеко, так что, может быть, что-нибудь и изменится к лучшему.

Добираться же в Норильск весьма сложно: аэропорт Алыкель, в свое время очень неудачно построенный, работает крайне плохо.

И непонятно, чего тут больше — неудачного менеджмента или полной бесперспективности места, помноженной на климатические условия. Когда я летел в Норильск — сутки сидел в Москве, когда обратно — еще трое суток в Норильске. Также сюда можно попасть по Енисею, приплыв на пассажирском теплоходе в Дудинку. Правда, круизных теплоходов в Красноярском крае практически не осталось, рейсовые же идут долго, и мест на них чаще всего нет.

Недалеко от Норильска (но попасть туда непросто) знаменитое плато Путорана, бесспорно, достойное отдельного текста. Ну а дальше уже прекрасные и суровые места Крайнего Севера вплоть до океана. По прихоти наших пограничников все это почему-то является погранзоной (куда сбегать-то?), так что, если соберетесь туда, будьте внимательны.

Но природа и ее дары прекрасны независимо от пограничников. И тут уж каждому свое: кому-то наблюдать и путешествовать по рекам, горам и плато, а кому-то — рыбу, оленину и ягоды. Всего этого в Красноярском крае, конечно, хватает.

Еще одной достопримечательностью края является город Дивногорск.

Он находится менее чем в часе езды от столицы края. Дивногорск построен относительно недавно при монументальной Красноярской ГЭС и сам по себе малоинтересен, но вот виды ГЭС, легендарный красноярский судоподъемник и Енисей, закованный между горами, очень впечатляют.

Я же главной достопримечательностью Красноярского края считаю реки, в первую очередь Енисей и Ангару, конечно же.

Поэтому во время своего летнего визита в край я сел на «Восход» на подводных крыльях и отбыл от Красноярска по Енисею. Вот прошел мимо закрытый город Железногорск с рельсами вокруг горы, дальше легендарный Казачинский порог, пугающий судоводителей с незапамятных времен… Я вышел в Широком Логу, где пересел в стыковочную «Зарю», которая шла до Мотыгино по Ангаре. Хотелось посмотреть как можно больше, пусть даже немного сумбурно. Стрелковский порог на Ангаре показался мне даже более грозным, чем Казачинский. После двухчасовой поездки «Заря» свернула на реку Тасей, чтобы заехать в поселок Первомайск.

В Первомайске я вышел, так как ночевать в Мотыгино времени не было, и словил обратную маршрутку до Красноярска. Правда, первые три часа она не едет, а стоит на пароме, неторопливо двигающемся по неширокому Тасею. Эти три часа были одними из самых счастливых в моей жизни. Встречный паром прошел со значительным опозданием, заполненный машинами вплоть до последнего миллиметра. Был вечер пятницы, и выяснилось, что в Кулаково, на конечной, паром встречают столько машин, сколько вместилось бы на 3–4 парома. Последним из них суждено было уехать уже к обеду следующего дня. Паромщики виновато переглядывались, но иных способов перевозки не наблюдалось. Но меня это уже не касалось, и по удивительно раздолбанной дороге я отправился обратно в Красноярск, а затем и домой.

В следующий раз надо бы добраться по Енисею до Дудинки или Караула, а оттуда в Норильск и наконец связать то, что не связывается.