Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Мы нашли самое красивое место

Фото: CI
В России выпал первый снег, а здесь на залитых солнцем островах архипелага Лос-Рокес продолжается вечное лето. Вчера в мультфильме «Зима в Простоквашино» услышали на эту тему песенку: «Если б не было зимы, а все время лето, никогда б не знали мы, как прекрасно это».

Мы продолжаем публикацию путевых записок капитана экипажа российского катамарана «Благовест» Андрея Фоминцева. В настоящее время команда катамарана (Анна и Андрей Фоминцевы, Максим Иванов и Наталья Коншина) подошла к архипелагу Лос-Рокес.

Предыдущую публикацию о путешествии «Благовеста» можно прочитать здесь — ред.

Пришлось с грустью констатировать, что это про нас, только с точностью до наоборот. Летнее вневременье останавливает внутренние часы. Кажется, что эта бесконечная картинка с голубым морем, синим солнечным небом и ослепительно белой полоской пляжа на фоне зеленой островной растительности были и будут всегда. Только редкие подводные погружения дают ощущения чего-то нового и свежего.

Вчера погружались на самом красивом месте за все время нашего плавания.

Небольшая группка островов в архипелаге Лос-Рокес называется Dos Mosquises (по-моему, это означает «две мошки»). Здесь находится биостанция и даже небольшой антропологический музей. Весь островок можно обойти по периметру за полчаса. Ровно посередине его разделяет асфальтированная взлетно-посадочная полоса. На биостанции выращивают, а потом отпускают в море маленьких черепах. Черепашонки, мал мала меньше, плавают в больших пластиковых ваннах, четко разделенные по возрасту, от недели до года. В год их торжественно отправляют в самостоятельную жизнь. По словам местного зоолога, по совместительству дайвера, это необходимо делать для сохранения популяции, ибо для малолеток в море много естественных врагов — крабы, птицы, хищные рыбы и акулы, которые тоже тут водятся.

Археологический музей представляет затерянную в кустах открытую беседку со стендами, на которых сфотографирована работа антропологов, нашедших здесь на островке предметы культуры доколумбовской эпохи. Оказывается, аборигены еще в 1300 году использовали эти острова для промысла больших ракушек, рыбы и даже для разведения сельскохозяйственных культур. В раскопках было найдено множество забавных маленьких женских, мужских и детских статуэток. На материке эти статуэтки использовались в оккультных целях шаманами и жрецами. Здесь же рыбаки и охотники брали их с собой как скульптурное олицетворение их родных и любимых жен и родственников, которые остались там, на большой земле (остров расположен далеко в море, за 140 км от материка).

Так вот, около этого острова мы нашли самый лучший дайвинг за последнее время.

С северной стороны на глубину уходит почти отвесная стена. До нее же дно усеяно всевозможными кораллами, среди которых повсюду плавает разноцветная живность. По сведениям, вычитанным в путеводителе, именно здесь — самое большое разнообразие кораллов во всем мире. Действительно, чего только тут нет. Рыб, по расцветке и видам, просто не пересчитать. Особенно забавной нам показалась рыба-петух, с большой смешной физиономией, выпученными любопытно задорными глазами и быстро машущими маленькими плавничками по бокам массивного тела.

Но самое замечательно впечатление оставляет голубая бездна, которая уходит вниз сразу за эти необычным райским садом из кораллов.

Бездне не видно конца. На ее границе плавают косяки рыбешек, а дальше — плавно гаснущая, голубовато темная, манящая и пугающая одновременно пустота. Можно долго плыть вдоль обрыва, вглядываться в эту бездну и проводить разные аналогии с космосом, подсознанием и мистическими пространствами.

На наше плавание остался один баллон на двоих. Его, естественно, использовала Аня. Мне же пришлось воспользоваться специально приобретенным для этих целей компрессором. Этот небольшой компрессор работает от бензинового двигателя. Мы ставим его в нашу лодочку, и я за шланг, идущий от него к моему загубнику, тяну эту лодочку за собой. Длина шланга — всего 12 метров. Больше нельзя.

Если вдруг компрессор остановится и мне нужно будет срочно всплыть, быстрый подъем с 10 метров не будет представлять угрозы. На большей же глубине можно получить баротравму.

Так мы и погружались. Аня в полноценном акваланге. Я же — с загубником и шлангом. В таком способе есть определенные преимущества. Не нужно носить на себе все это громоздкое подводное оборудование, чувствуется большая свобода движений, но, с другой стороны, ограничена глубина.

Вися над этой голубой бездной, я видел, как Аня погружается все ниже, уходя на 20-ти метровую глубину. Я же оставался привязанный к лодке на десятиметровой глубине и мог только провожать ее взглядом. И хотя она уже опытный дайвер, а 20 метров — это рабочий уровень, все же ощущение разделения контакта в этой бездне рождало тревогу. Но вот наконец-то черно-синяя шапочка гидрокомбинезона снова стала приближаться к поверхности, и я, насколько это позволила моя техника, вздохнул с облегчением. На этот раз ее прибор показал 22 метра. Ну что ж, опыт растет.