Как мы попали в первобытный мир

Фото автора
Наверное, многие в детстве или юности читали удивительную книгу Артура Конан-Дойля «Путешествие в затерянный мир». В ней отважные исследователи отправляются на затерянное в джунглях плоскогорье, где среди зарослей первобытного леса обнаруживают огромные яйца, и даже живых динозавров, с которыми вступают в опасное, но захватывающе интересное единоборство. В свое время я дал себе зарок, когда-нибудь побывать в таком месте. И вот моя мечта неожиданным образом сбылась.

Мы продолжаем публикацию путевых записок капитана экипажа российского катамарана «Благовест» Андрея Фоминцева. На днях команда катамарана (Анна и Андрей Фоминцевы, Максим Иванов и Наталья Коншина) вернулась из почти месячного похода вглубь Венесуэлы.

Предыдущую публикацию о путешествии «Благовеста» у берегов Венесуэлы можно прочитать здесь — ред.

Здесь, в Венесуэле, мы обнаружили, что в реальности существует тот прообраз затерянного плоскогорья, которое полностью изолировано от равнинного мира и на котором остались еще первобытные формы, пусть даже не животного, но хотя бы растительного мира. Это плоскогорье, в местном произношении Тепуй (Tepuy), называется Рорайма (Rorayma) и находится в центре огромного национального парка Венесуэлы Канайма (Canaima). Высота его — 2800 метров над уровнем моря. От ближайшего индейского поселения, расположенного от главной дороги за 30 километров, до вершины нужно идти три дня.

Мы собрали все необходимое — рюкзаки, палатку, теплые спальники, коврики, бензиновый примус с котелками, одежду, еду на две недели, я прихватил даже мачете — и стартовали.

Главная дорога, от промышленного центра Пуэрто-Ордас до пограничного с Бразилией городка Святая Елена, проходит через весь национальный парк с севера на юг страны и связывает Бразилию и Венесуэлу. Эта дорога всего одна, протяженность ее около 400 км. Все время пути вас окружают джунгли, саванна и редкие поселения индейцев, которые только совсем недавно стали приобретать цивилизованные черты.

Автобусы — главный вид общественного транспорта во всей Венесуэле. Здесь нет железных дорог. Для путешествия, конечно, можно воспользоваться услугами туристического агентства, которых тут изобилие. Тебя сажают в джип, останавливают в обозначенных местах, поят, кормят и показывают лакированную действительность. Так ты превращаешься в пассивного созерцателя и остаешься изолированным от страны и ее обитателей.

Нам же хотелось быть скорее активными исследователями действительности, прикоснуться к жизни венесуэльцев, посмотреть, как это выглядит изнутри, поэтому мы выбрали автобусы.

Цена определяется комфортом автобуса, в первую очередь — температурой в нем. Чем ниже температура, тем он престижней и дороже. В самых дорогих моделях поддерживается температура 10-15 градусов Цельсия. Пассажиры в нем дрожат от холода, кутаются во все, что попадется под руку и что самое интересное — лишены возможности наблюдать смену пейзажей за окном, так как окна все время запотевают из-за разницы температур.

В простых автобусах окна открыты нараспашку и кондиционирование достигается чудовищной скоростью, с которой мчатся эти, мягко говоря, совсем не новые машины, громыхая на подъемах проржавевшими выхлопниками, обгоняя легковушки и здоровенные фуры. Всю дорогу из мощных колонок несется латинская музыка, то ритмично-бодрящая, то лирически нежная. Сам пилот и два его помощника постоянно обмениваются шуточками, задорно смеются и вообще ведут себя расслаблено, т.е. вовсю радуются жизни. Пассажиры тоже чувствуют себя возбужденно и весело, то ли от большой скорости, то ли от красоты быстро меняющихся просторных пейзажей за широкими окнами.

Мы испробовали на себе оба типа автобусов и отдали предпочтение последнему, поскольку в нем глубоко пропитываешься свободой этой страны и веселым духом ее обитателей.

От Каракаса дорога долго идет вдоль широченной реки Ориноко. Почти все пространство вдоль реки занято промышленными предприятиями, заводами и фабриками, в основном химическими и нефтеперерабатывающими. Страна добывает и перерабатывает огромное количество нефти. Бензин тут стоит как простая вода, всего 6-7 американских центов за литр. Настоящий рай для водителей. Но как только автобус сворачивает с автострады внутрь страны, цивилизация остается позади. Порою зеленая стена джунглей подходит к асфальту столь плотной стеной, что ветки деревьев и лианы хлещут прямо по окнам проходящих машин.

Потом джунгли расступаются и изумленный наблюдатель обозревает простор холмистой саванны, уходящей в бесконечную зеленую даль до самого горизонта. На ней не видно ни маленьких поселений, ни мирно пасущихся коров или лошадей — ничего. Только яркая зеленая трава и редкие поросли деревьев вдоль ручьев и речушек. В этом зеленом холмистом пространстве автобус может мчаться несколько часов, и только редкие встречные машины напоминают о существовании цивилизации на другом удаленном конце дороги.

На горизонте появляются первые Тепуйи. Они сразу привлекают глаз своей таинственностью — колоссальные участки земной поверхности вознесены над окружающим ландшафтом на километр — полтора. Их края обрываются вниз отвесными каменными стенами.

Уже издали, кажется, что именно там, в этом поднебесье, и живут Боги, Ангелы и все, кому пристало наблюдать за нами, смертными, с высоты птичьего полета.

Вдоль дороги приютились редкие поселки индейцев. Совсем недавно, еще в начале двадцатого века эти люди не имели с цивилизацией никакого контакта, ходили в набедренных повязках с ритуальной раскраской на лице, занимались собирательством и охотой. Теперь очень многие из них работают на туристов как проводники, носильщики, повара, изготовители сувениров и т.п. В поселках, расположенных вдоль главной дороги индейцы объединены в коммуны и живут в домах, построенных государством. Нам довелось познакомиться и поговорить с некоторыми из них. Каждая семья имеет небольшой одноэтажный опрятный домик. Многие смотрят спутниковое TV. У некоторых есть компьютеры. Между домами нет заборов, и двери их не запираются. Дети здесь учатся в местной школе, а кто хочет, продолжает учебу в университете, находящемся в Святой Елене, это в часе — двух езды. Почти в каждом поселке есть большая католическая церковь.

В деревеньках же, удаленных от дороги, положение попроще. Индейцы, как и прежде, живут в глинобитных хижинах, покрытых пальмовыми ветками. Ищут в лесу корни Юкко или выращивают их на небольших участках. Это растение очень неприхотливо и не требует специального ухода, где воткнул корень, там он и пророс. По вкусу похоже на картофель, только чуть более жесткое. Многие индейцы ходят с ружьями охотиться на местную живность. Ну и конечно, почти каждая семья подрабатывает проводниками.

От индейского поселка Сан-Франциско отходит грунтовая дорога на поселок Рорай-Тепуй, расположенный в трех днях пути от Рараймы. По этой дороге может проехать только полноценный четырех-приводный джип. Местами эрозия почвы разъела полотно дороги до такой степени, что совершенно непонятно, как можно проехать по ней даже на танке.

Однако местные водители творят чудеса. Джип прыгает с кочки на кочку словно хорошо выдрессированный конь. Иногда машина едет с предельным уровнем крена. Кажется, что переворот неминуем, однако опытная рука водителя держит ситуацию под контролем. После поездки у пассажиров остаются такие же впечатления, как после посещения американских горок, с их переворотами, мертвыми петлями и переездами через воду. Только там это длится минуты, а здесь полтора часа. Обычно за это удовольствие в поселке местные водители берут относительно высокую цену (примерно 40 долларов).

Если хотите путешествовать экономно, можете не договариваться о машине в поселке, как это сделали мы, а начать движение по дороге пешком.

Тогда вас просто подбросят за какие-нибудь 3-5 долларов, а может, и бесплатно, как хороших попутчиков. В этом районе живут очень отзывчивые и добрые люди. Часто нам даже не приходилось останавливать попутные машины с просьбой подвести, все происходило само собой, с обоюдным удовольствием.

И вот наконец мы в индейской деревеньке Рорай-Тепуй. Машина останавливается у небольшого навеса для приходящих туристких групп. Здесь же — будочка спасательной службы с вывешенной информацией и картами Рораймы. Тут по местным правилам необходимо взять проводника. Проводник стоит примерно 100 долларов за пять дней пути (три туда и два обратно).

Вся деревенька состоит из 20-30 глинобитных домиков, разбросанных на зеленых холмах саванны. Чувствуется, что люди живут тут очень скромно и просто. Кругом играет много ребятишек. Вот маленькие девчонки с черными длинными волосами и симпатичными личиками набирают воду в кувшины и везут домой на небольшой тачке. А вот папа, мама и сын собрались на охоту в дальний поход. Каждый несет большой индейский рюкзак — сплетенный из пальмовых листьев короб. У папы на плече ружье. Все одеты, несмотря на жару в длинные рубашки и брюки, чтобы защититься от комаров и мошек. На ногах — резиновые сапоги, на голове — кепки от солнца.

Путь от деревни к Рорайме идет по узкой тропинке, петляющей между зеленых холмов, то спускающейся к ручью или речке, то поднимающейся на вершину очередного холма. Идти нелегко, прежде всего из-за постоянной жары. Даже ветерок не приносит желаемого облегчения. Он только сдувает надоедливых мошек, которые норовят полакомиться тобой на открытых участках кожи. Если не использовать репелленты, это довольно неприятно. Однако красота и величие мест, открывающихся взору, впечатляет и отвлекает от досадных неудобств.

Вдали хорошо видно плоскогорье Рораймы. На перевале между ней и соседним Тепуйем плывут белые клочья облаков. Глядя на эту красоту, забываешь обо всем, и дорога становится легкой.

Первый лагерь можно разбить в 4-6 часах хода от деревни. Здесь даже есть хижина, для тех, кто хочет расположиться с удобствами. Индейская семья, живущая в этих местах, предлагает ее для ночлега за 7-8 долларов. На второй день дорога более круто идет в гору и потому занимает больше сил. Но тут на высоте становится прохладней. Краски пространства — чище и светлее.

Рорайма неуклонно приближается. Теперь она занимает половину горизонта. Последний лагерь разбивают в лесу, который начинается перед крутым взлетом у самого подножия горы. Прямо перед нами высится огромная многокилометровая каменная стена, блестящая розоватыми отблесками заходящего солнца. В середине стены видна поросшая лесом узенькая тропинка — единственно возможный путь на вершину среди вертикальных каменных обрывов. Завтра предстоит штурм этого загадочного плоскогорья. Все те немногие встречные, кто возвращается с горы, не находят эпитетов для описания того, что там.

И вот заключительный день. Мы выходим рано, как только лучи солнца чуть золотят вершину соседней горы. Видно как с ее плоской вершины падает струйка воды. Этот водопад — один из самых высоких в мире.

Тропинка идет в плотной лесной гуще. Кругом заросли тропической растительности, оплетенной лианами и покрытой разноцветным мхом. Вот наконец встречаем первые первобытные формы растительности. Это огромные древесные папоротники, высотой пять-семь метров. Они составляли еще леса молодой Земли. Среди них, наверное, еще бродили динозавры и самые древние наши предки. Прикосновение к их стволам вызывает в сознании первобытные неопределенные ощущения. Наконец — последний двухсотметровый финишный взлет. Сверху, прямо с каменного козырька, падают сверкающие капли воды. Нужно идти прямо через этот освежающий прохладный дождик.

Становится трудно дышать. Высота — 2800 метров. Последние метры подъема даются с большим трудом. Но то, что открывается перед нами наверху, заставляет сразу забыть об усталости и прочих неудобствах. Как будто ты с последним шагом вдруг переступаешь границу пространства-времени, и шагаешь сразу в загадочный, первозданный мир только что рожденной Земли.

Окончание рассказа о путешествии по Венесуэле можно прочитать здесь.