Оборотни в погонах разводили меня на деньги

Фото: Константин Куцылло
Добрый день! Пожалуй, каждый, кто ездил на автомобиле на юг России, проезжал через город Ростов-на-Дону. Есть там печально известный Аксайский пост. Известен он тем, что инспекторы там проводят незаконные обыски автомобилей, подбрасывают наркотики или оружие, говорят о том, что автомобиль в угоне и вымогают взятки в крупных размерах. Я считаю, что вам не помешало бы осветить эту тему.

В общем, решили мы поехать в Сочи отдохнуть. Выехали 7 сентября в 4 часа утра из Москвы и в восемь часов вечера уже проезжали через Ростов-на-Дону. На АКСАЙСКОМ ПОСТУ ГИБДД меня останавливают одновременно аж два
инспектора и один рыжый в камуфляже. Мужчина в камуфляже начал осматривать номера автомобиля. Я попросил
его представиться, однако он отказался, заявив, что внештатный сотрудник и его удостоверение находится на переоформлении. Что, однако, не мешает ему работать. Однако, у него на груди был бэджик — Лесовой Дмитрий Петрович.

Он самовольно залез в машину, разобрал рулевую колонку, чтобы найти какие-то номера, которых там никогда не было. Нашёл он там какую-то бумажку и сказал, что номера на этой бумажке левые.

Я ему ответил, что под рулевой колонкой в жизни не было номеров и вообще рулевую колонку менял предыдущий хозяин. Но он невозмутимо потребовал, чтобы я заехал на эстакаду для того, чтобы глянуть номера снизу. Я подчинился. Этот человек в камуфляже покопавшись снизу в районе двигателя нашёл какой-то номер и заявил мне о несоответствии. Дело в том, что у меня американский автомобиль JEEP, на котором нет и не может быть номера двигателя, а в соответствии с распоряжением от 23.04.2003 №13/5-1887, подписанным начальником ГУ ГИБДД РФ генерал-майором Кирьяновым, все буквенные и символьные обозначения на маркировочных площадках блока цилиндров двигателей производства Chrysler являются технологическими номерами, используемыми для получения сервисной информации и не служат целям прямой идентификации.

Я тут же понял, что начинается развод на деньги. И попросил пройти на пост.

На посту меня встретил старший инспектор по розыску Живой Валерий Анатольевич. Он мне сразу сказал об уголовном деле, об аресте автомобиля и в этом роде. И задал сакраментальный вопрос — «что делать будем»? Я понимаю, к чему такие вопросы. И если бы дело было за превышение скорости или встречку, то вопрос бы решил пусть даже повышением материального состояния этого инспектора. Но тут дело касалось кривизны машины и если я ему заплачу — то у меня на
следующем посту начнут вымогать взятку за это же дело. Поэтому я объявляю инспектору, что машина моя совершенно чистая и если и разбираться, то только по закону. Инспектор по розыску с криками кидает мне на стол какой-то шаблон и говорит - пиши объяснительную, почему у тебя в документах номера двигателя нет, а на блоке цилиндров он есть.

Я предлагаю ему, чтобы не было недоразумений, записать наш разговор на диктофон. Старший инспектор, Живой В.А. своими руками вырвал у меня из рук диктофон и кинул об стену. Диктофон рассыпался, но не сломался.

Далее я пытался объяснить инспекторам, что у компании Chrysler на двигателях может быть написано что угодно и это будет только для сервисных служб, но никак не идентификацией двигателя. На то есть официальное письмо Chrysler и распоряжение ГУ ГИБДД, о котором я написал выше. Инспекторы игнорируют все мои доводы. Тогда я отказался писать что-либо и потребовал телефоны ОСБ, прокуратуры и их начальства.

Естественно, телефонов мне никто не дал. Я искал их на бумажках на посту, но все телефоны, которые были там написаны, были либо квартирными либо заблокированными сотовыми.

Дозвонился в телефон доверия по Ростову-на-Дону, но там со мной отказались разговаривать. И тут мне один из инспекторов говорит — вот телефон службы собственной безопасности — можешь звонить. Я звоню — и слышу, как в соседнем кабинете на посту другой инспектор отвечает и начинает со мной общаться. Я объясняю, что не настолько глуп, чтобы меня так легко разводить и пусть дадут хотя бы позвонить в милицию по 02. С поста у них 02 не набирается. По сотому телефону с роумингом тоже. Служба 112 в Ростове — это автоответчик (звоните 01, 02, 03).

Сотрудники ГИБДД забрали все мои документы и без меня оформили какую-то «форму 1». Затем потребовали следовать за какой-то частной машиной в УВД.

Машина частная, за рулём не представившийся инспектор ДПС, которого я до этого не видел. Я говорю о том, что в таких случаях надо вызывать эвакуатор и гнать машину на стоянку, но меня посылают в грубой форме. Делать нечего — еду за этой машиной в УВД пролетарского района Ростова-на-Дону. В УВД мне удалось забрать свой паспорт, но машину сказали оставлять возле отделения. Об охраняемой стоянке речи не идёт. Я снимаю номер в захудалом отеле «Бриг», в котором переночевать стоит 900 рублей в номере с совместным санузлом. Помещаю туда девушку, у которой к тому моменту уже прошла истерика. Мне не спится — иду к машине, пытаюсь уснуть в ней, чтобы не сняли туманки. Попутно слышу разговоры УВД-ников о том, что на джипе реальный нарушитель и его надо максимально наказать. В машине поспать не
удалось, вернулся в отель, поспал пару часиков, а к восьми утра — к УВД.

Возле УВД попался нормальный охранник, который мне сказал типа: «зря ты им на посту денег не дал — теперь гемороя не отгребёшься».

Из УВД утром поехали в ГИБДД пролетарского района Ростова. Инспектор, который мной занимался, не был ни инспектором по розыску, ни дознавателем. С его слов ему вообще было всё равно и что он рад бы меня отпустить, но у него «форма 1». Мы звонили по знакомым в Москве. Нас пытались вытянуть разные люди самых высоких чинов, даже из министерства внутренних дел, но ростовские всех посылали. Типа здесь другая территория. Я проторчал в этом ГИБДД до часу дня, потом поехали на экспертизу. Эксперт сразу сказал, что машина чистая — номера не перебиты, а машина чистая. Позже приехали обратно в ГИБДД пролетарского района, где мне выдали «акт об изъятии свидетельства о регистрации», копию протокола и сказали, что передадут дело по месту регистрации ТС. Мотивация — несоответствие модели двигателя в свидетельстве о регистрации с тем, что написано на блоке цилиндров. Несмотря на то, что распоряжение, ГУ ГИБДД, на которое я неоднократно ссылался,
говорит о том, что на блоке цилиндров все буквы и цифры не могут служить для идентификации.

Но покуда я находился в пролетарском ГИБДД, я слышал, как сотрудники ДПС говорили о том, что они позвонят коллегам в Краснодар, чтобы меня там приняли и обработали.

Я понял, что Краснодар надо объезжать, так как у них остаётся возможность сделать меня нетрезвым и подбросить наркотики или оружие. Пока я ещё ехал по ростовской области, каждый инспектор ДПС на пути считал своим долгом меня остановить. С вопросами «почему фары так ярко светят», почему я так медленно еду и т.д. На следующем посту машину обыскали всю. Без протокола и понятых. Даже залезли в мой бумажник, и пока я держал в руках деньги, инспектор перелистывал мои визитки. Ощупал меня всего, разве что в интимные места не залез. После него я долго осматривал машину. Искал то же самое — оружие и наркотики, но уже после него. Благо — не нашёл. В общем, тормозили меня 9 раз.

Уважаемые господа! До каких пор будет происходить беспредел на Аксайском посту Ростова-на-Дону? Двое из трёх знакомых, кто ездил на юг, встречали подобное вымогательство именно на этом посту. Инспектора нарушая все инструкции, права и свободы человека, нагло требуют взятку, а с теми, кто не платит, обходятся так как со мной или ещё хуже. Один таксист в Ростове сказал мне, что этот пост кормит у них половину города, так что повязаны все. Неужели нет управы на этих оборотней в погонах? Какой тогда смысл рекламировать отдых в Краснодарском крае? Зачем туда ехать, если на пути поджидают такие трудности?