Как деградировала Москва за десять лет

Вл.Кислов 25.08.2005, 19:37

Тут все о Москве и москвичах /москвичках. Ну, и я выскажу свои впечатления если опять не зарубит редакция. Не нравится им правда.

-----------------------—
“Culture shock” или “Вернулся я на Родину...“

Была такая песня:

“Вернулся я на Родину,
Шумят берёзки встречные,
Я много лет без отпуска
Служил в чужом краю.

И вот иду как в юности
Я улицей Заречною
И нашей тихой улицы
Совсем не узнаю...”

Со мной так примерно и было. Берёзки встречные, правда, особо не шумели, но 10 лет без отпуска я действительно “служил в чужом краю”, а конкретно - в Калифорнии. Обстоятельства как объективного, так и субъективного плана c самого начала предопределяли моё обязательное возвращение домой, в Москву. Я полагал, что благодаря Интернету и спутниковому телевидению, находясь за границей, я знал если не всё, то почти всё о нынешней жизни в Москве, и потому считал, что психологически вполне подготовлен к встрече с Родиной после столь долгой с ней разлуки. Кроме того у меня был богатый прошлый опыт возвращений домой из более кратких поездок за рубеж (от пары недель до пары лет), начиная ещё с 60-х годов. И каждый раз в прошлом такая встреча с Родиной была радостным и волнующим событием: снова знакомые и любимые места, встречи с родными, друзьями, жадные расспросы про «заграничную жизнь», раздача подарков и сувениров и пр.

Живя тогда постоянно в другом городе, я особенно любил приезжать в Москву – сказочный, просторный, солнечный, какой-то всегда для меня праздничный город, где всё, начиная от станций метро и столичных магазинов и кончая встречными москвичками, казалось невероятно красивым, необычным и безумно привлекательным.

Причём настолько, что я твёрдо решил перебраться в столицу, что – в конце концов – мне и удалось осуществить уже довольно давно.

Когда в первый раз, студентом в середине 60-х, я выезжал за рубеж - да не куда-нибудь, а сразу в Штаты! – я ожидал испытать на себе т.н. «culture shock». Все слышали байки о наших туристках из провинции, падавших в обморок при входе в западный супермаркет. Знаменитая фраза Жванецкого о том, что колбасный прилавок там «длиной в троллейбусную остановку» воспринималась почти буквально. Магазины с роскошной одеждой и новейшей техникой, кинотеатры с «заграничными» фильмами, шикарные автомобили, неоновые и телевизионные рекламы, казино, бары, стриптизы и пр. «западные» реалии должны, казалось бы, посылать обычного советского человека в нокаут. Но почему-то со мной этого не происходило. Я с удовольствием и весьма утилитарно воспринимал все эти прелести и удобства как должное, приспосабливался к ним очень быстро и без малейших усилий. Говорят - «к хорошему легко привыкаешь».

И вот впервые в свой практике я наконец-то действительно испытал пресловутый «культурный шок», вернувшись в Москву после ДЕСЯТИЛЕТНЕГО перерыва. Говорят: «лучше поздно, чем никогда». Дурацкая поговорка: есть масса вещей, которых никогда не следует испытывать - ни рано, ни поздно. Первых, и потому самых ярких, «шоковых» впечатлений от встречи с Москвой – масса! И скажу сразу: отрицательных несравненно больше, чем положительных. Москвы, которую я так любил, увы! больше не существует. Это какой-то совершенно другой город, похожий на ту Москву, но только гораздо хуже.

Сегодняшняя Москва мне напоминает давно не мывшегося в бане человека, который решил затушевать этот недостаток, обильно забрызгав себя дорогим французским одеколоном.

Неоновые рекламы магазинов, ресторанов и бесчисленных сараев, пардон - «игровых залов» (чисто российское изобретение!) – воспринимаются как яркие заплаты на ветхом рубище нищего. Не могу, в связи с этим, не вспомнить недавнюю кампанию Москвы за право провести Олимпийские игры. Решение Олимпийского Комитета мне представляется более чем логичным и обоснованным: ну разве можно сравнить богатые и благополучные европейские столицы с нынешней бедной и неблагоустроенной Москвой? Вспоминается старый анекдот, как три мальчика играют во дворе и хвастаются друг перед другом: кто лучше живёт. «Мы очень хорошо живём - говорит первый мальчик - у нас отдельная комната, телевизор, ковёр, мама дублёнку купила...» . « Ну что вы – говорит второй – вот мы действительно хорошо, богато живём: у нас четырёхкомнатная квартира, дача, две машины, телевизор в каждой комнате...» А третий, хуже всех одетый, бедненький такой мальчик-заморыш, вдруг говорит: «А мы лучше вас всех живём!» «А как это может быть???» «А вот так: у нас ВСЁ есть!» «Что значит всё? Так не бывает!» «Бывает. Вчера папа приходит с работы, мама ему ставит на стол картошку с селёдкой, а он ей и говорит: ‘Знаешь, я кажется триппер подхватил’! А мама и говорит: ‘Вот только этого нам и не хватало!’ Так что у нас всё есть!» Так и Москве - только ещё Олимпийских Игр нам не хватало; а так у нас уже всё есть.

Самое первое впечатление: начиная с пограничников и таможенников, которые смотрели на мои документы с отметками о датах выезда и въезда, и кончая моими близкими друзьями, все удивлённо поднимали глаза и совершенно ИСКРЕННЕ недоумевали: «А зачем вы оттуда уехали?»

Сначала я пытался хоть как-то вразумительно объяснять мою ситуацию, но потом понял бесполезность и бесперспективность этого занятия. Наш народ абсолютно убеждён в том, что прожив в Америке 10 лет, вам уж ни с какого боку не захочется возвращаться в Россию. Я думал, что будучи сейчас достаточно информироваными (через кино, ТВ, туризм) о РЕАЛЬНОЙ жизни на Западе вообще и в Америке, в частности, россияне понимают, что жизнь там далеко не «молочные реки с кисельными берегами». И тем не менее по-прежнему масса людей убеждена, что в Штатах доллары растут на деревьях. Далеко не самая глупая наша приятельница, кстати - сама лично побывавшая в Штатах, на полном серьёзе заявила нам: «Ну, вы наверняка не захотите жить в вашей старой квартире и конечно купите себе новую. Около нас, кстати, строится сейчас прекрасный элитный дом: там квартиры стоят около миллиона, но если поторговаться, то можно купить где-то тысяч за 800 долларов...» Повторяю: она не самая глупая и довольно сносно представляет нашу ситуацию. Но если бы действительно у нас был бы миллион (только откуда ему взяться?!), то может быть мы и подумали бы о том, чтобы осесть где-нибудь в тихой Европе, поближе к дому.

Кстати, информация для потенциальных кандидатов в миллионеры: на Америку не надейтесь.

Если вы еврей, армянин, узбек, турок-месхетинец или в крайнем случае чеченец, то можете рассчитывать в Америке на скудное пособие, достаточное, чтобы не «откинуть копыта». Если же вы, как я, «этнический Russian», то ни на какую помощь от сердобольной Америки не надейтесь: по запасайтесь миллионами здесь, в России.

Здесь, судя по всему, наворовать миллионы значительно легче. Там вам этого сделать точно не удастся. Американцы – странные существа! – живут не, как все нормальные люди - «по понятиям», а по законам. А так приедете себе из России – эдакий «мэн крутой» - с рюкзаком баксов за спиной и покупайте себе «за кэш» виллу хоть в Малибу, хоть в Майами-бич. Кстати, чувствовать себя там вы будете весьма комфортно: кругом все свои – «конкретные пацаны», а также «Крутые Игори». Последние вас будут за бабки охотно развлекать с утра до вечера, по вашему желанию сбацают вам на рояли «День Победы», чтобы ваш ребятёнок под него твист танцевал. А будет желание – можно выписать из Москвы хоть Лещенко с Винокуром, хоть самого Михалкова, чтобы он вам лично «Мохнатый шмел» изобразил в натуре...

Что это я всё про Америку, да про Америку – я же домой вернулся, к родным березам да осинам... Вот о них и поговорим.

Второе – по силе воздействия – впечатление: московские автомобили. Что, надо сказать, совершенно неожиданно. После Калифорнии с её немыслимыми стадами автомобилей, восьмиполосными шоссе, парковками на 50 тысяч авто разом, и т.п. удивить приехавшего в Москву автомобилями крайне сложно. В Калифорнии – как ни в каком другом штате Америки – автомобиль совершенно необходимое приобретение, осуществляемое практически сразу же после покупки штанов, а точнее - шортов. Американцы из других штатов сами говорят про калифорнийцев: «Они в туалет на автомобиле ездят». Действительно - расстояния огромные, муниципальный транспорт в зародышевом состоянии, парковки практически бесплатные в любом количестве, привлекательных вариантов приобретения автомобиля огромное количество, и т.д. Так что же так поразило бывшего калифорнийского водителя в новой Москве? Многое, очень многое.

Самый свежий пример. Пару дней назад я получал в ГАИ номера на свою машину. Чтобы прочувствовать разницу в уровне цивилизации, расскажу как это делается в Калифорнии. Вы отправляете в ихнее ГАИ (DMV – Department of Motor Vehicles) простым письмом ваш чек на примерно $150. (Раньше за регистрацию надо было платить значительно больше. Но Шварценеггер обещал во время своей предвыборной кампании снизить эту сумму. За это его, собственно, и выбрали губернатором.) Через пару недель вам присылают по почте простую бандероль с вашими новыми номерами. Вместе с привинчиванием вся процедура занимает дай Бог! десять минут. В Москве та же операция - осуществляемая в неблагоустроенных сараях (с дикими аббревиатурами на вывесках, но зато c «туалетом» в близлежащих кустах), в жаре, духоте, бессмысленной толкотне и перебеганием из одной очереди в другую за какими-то дурацкими бумажками, подписями и печатями, и бесконечным «уговариванием» очень важных и очень неторопливых лейтенантов и майоров - заняла ДЕВЯТЬ часов, отняла уйму сил и здоровья! Знатоки утверждают, что мне ещё повезло: бывает, что на это уходит несколько дней! Как прекрасно знает каждый московский автомобилист, кроме всего прочего, здесь эта операция, также стоит и немалых денег, причём заметно превышающих смешную сумму в 150 долларов, из которой, боюсь, что в бюджет города перепадает какой-то мизер. Зато в Москве экономится время на привинчивание номеров: вставил в рамку и – вперёд; как правило со значительным превышением скорости.

В Правилах дорожного движения Калифорнии есть пункт: «Если пешеход только спускает ногу с тротуара, автомобиль обязан остановиться». Я это чудное правило вспоминал здесь уже сотни раз.

У меня сложилось стойкое ощущение, что здесь, в Москве каждый автомобиль норовит тебя переехать; причём чтобы сделать это наверняка он не то что притормаживает, пропуская тебя, а наоборот – специально разгоняется, особенно если ты на «зебре»!

Очевидно для того, чтобы уж наверняка оставить от пешехода мокрое место. Поэтому пешеходы бегают на московских переходах как зайцы от гончих псов. Ещё яркое наблюдение: мы едем с приятелем, он за рулём. Я говорю ему: «Андрей, чего стоишь? Ведь наш же зелёный!» Он смотрит на меня как на явно отставшего в умственном развитии и говорит: «Да ты не на наш зелёный смотри, а на тех, кто мчится по их красному свету! А иначе ты со своим «зеленым» только до кладбища и доедешь». Сев в его авто, я привычно, рефлекторно застегнул ремень безопасности и удивлённо жду, когда он сделает то же самое! А он мне объясняет: «Будешь ездить с застёгнутым ремнём каждый гаишник будет тебя тормозить: «А чего это ты пристёгнулся – пьяный что-ли?»

Вообще, любой американский дорожный полицейский, попав бы около шести часов вечера, например, на перекрёсток улиц Гиляровского, Трифоновской и проспекта Мира, получил бы инфаркт в течение пяти минут. Полчища автомобилей, наплевав на все огни светофоров, буквально расталкивая друг друга и пешеходов и отчаянно гудя, норовят пролезть в малейшую щель между машинами. Какая там рядность! Какое там правило «не загромождать перекрёсток» (за это страшное нарушение в Америке штраф $450 автоматом, так же как и за непристёгнутый ремень)! Я ещё могу понять, что вам наплевать на чужую машину; но неужели своей-то не жалко? По дороге из Шереметьева в Центр я насчитал ВОСЕМЬ аварий – и все из-за того, что кто-то норовил непременно «пролезть» в образовавшуюся щель, подрезая соседний автомобиль. Лихие водилы в Москве. И, по-видимому, богатые; денег не считают ни чужих, ни своих. Позавидуешь!

Как я не попал в аварию в первую же мою собственную поездку - это чудо! Представьте ситуацию: из двух правых линий предусмотрен обязательный поворот направо. Я еду во второй полосе и «мигаю» правый поворот, но по первой полосе, справа от меня, на больших скоростях упрямо и нагло машины продолжают лететь прямо! Как я проскочил в образовавшуюся щель - загадка; до сих пор поджилки трясутся... Любой водитель меня поймёт. Московский – пожмёт плечами и скажет: «нормально!» А американец вообще не поверит, что такое возможно. Из той же поездки я понял, что нужно напрочь забыть о прекрасной американской привычке: когда две полосы сужаются в одну, американцы, не сговариваясь, делают так: машины выстраиваются в один ряд строго по очередности - одна из левой, одна из правой полосы, затем снова одна из левой, и опять одна из правой и т.д. Пересекая Ленинградский проспект перед въездом в узкий тоннель на Беговой, я испытал одни из самых жутких моментов в своей долгой водительской практике: каждая сволочь норовила протиснуться впереди меня «без очереди», несмотря на микронные расстояния между машинами.

Начитавшись интернетовских статей, деловито обсуждающих достоинства новых моделей Lamborghini и Maserati, а также об предполагаемом открытии салона обслуживания Maibach,

я был поражён засилием сильно побитых жизнью иномарок и, особенно, тучами старых проржавевших «жигулей», на которых в Лос-Анджелесе постеснялся бы ездить самый занюханный негр или распоследний нелегал-мексиканец.

Тут же попадаются и супершикарные «навороченные» джипы, что я лично вынужден считать лишь подтверждением расхожих американских представлений о том, что в Москве полным-полно бандитов-мафиози. Никак пока что не могу себе представить, что такую машину можно приобрести на честно заработаные деньги. Но может быть со временем привыкну и к этой мысли. Бандит так бандит. Или, как сейчас их называют в России, «топ-менеджер».

Про езду по тротуарам - причём нередко в ДВА РЯДА, да ещё и задним ходом! - и говорить не хочется. Тут мы намного «впереди планеты всей»! Говорят такое только в Маниле можно увидеть; но я там не был, врать не буду.

Люди. Раньше я про таких читал только в советских пропагандистских статьях: сегодняшние москвичи - хмурые, неулыбчивые, в большинстве своём очень агрессивные, явно погружённые в заботы о хлебе насущном. Лица у большинства какого-то болезненного землистого цвета. Наслушавшись в Калифорнии по русскому спутниковому телевидению репортажей про открытие новых бутиков и бесчисленные московские «недели моды», я ожидал увидеть толпу разнаряженную не хуже чем в Милане. Увы...

В массе народ одет ОЧЕНЬ плохо, бедно, в дешёвые китайско-турецкие шмотки, низкое качество которых видно за версту.

Попав в поисках необходимых деталей сантехники на Черкизовскую барахолку, я был ПОТРЯСЁН мириадами продавцов-китайцев, а также жутким качеством и несметным количеством предлагаемых ими «товаров». Как сказал бы Остап Бендер в этом случае, «да, это - не Рио-де-Жанейро: это ГОРАЗДО хуже!»

Знакомым американцам я все уши прожужжал про невероятную красоту и привлекательность московских девушек. Во всяком случае раньше так оно и было. С пеной у рта я доказывал там, что «за час в Москве на ул. Горького можно увидеть больше красавиц, чем за целый год на бульваре Wilshire или на Rodeo Drive.» Увы, и это оказалось баааальшим преувеличением: по-настоящему красивых москвичек я пока не видел. К сожалению. Не помогают даже почему-то одеваемые в нынешнюю московскую дневную духоту и жарищу вечерние платья (??) и туфли на высоченных каблуках-шпильках.

Наверное всех роскошных москвичек растащили по Европам либо их новоявленные мужья, либо некие бойкие «импрессарио».

И теперь их можно скорее увидеть в стриптизниках на Ближнем Востоке, чем в «мороженице» на улице Горького, или в Доме кино, или в когда-то знаменитейшем угловом кафе «Метрополь» с окнами на Кремль, потягивающими через соломинку модный тогда напиток «холодный кипяток», обозначенный в меню как «кофе-гляссе». Ну, а те скудные остатки, которые ещё задержались в Москве, по-видимому все работают дикторшами и ведущими в Останкино.

Не буду говорить о многочисленных нищих в переходах, уличных попрошайках и бомжах, группка которых навечно поселилась в садике перед нашим домом; это – общие места и ничего нового я тут не скажу. Ещё немного о т.н. «низших слоях российского общества»: судя по российским СМИ, с которыми я знакомился за рубежом, по Москве должны ходить сонмы проституток. К некоторому своему удивлению, за это время я видел может быть только двух-трёх, да и то не уверен: они ли это, лапушки? Им самим лично я этот вопрос не задавал, а моя собственная компетентность в этом вопросе оказалась явно недостаточной. Ещё один вполне определённый тип «людей» привлёк моё особое внимание. Вы, москвичи, к ним привыкли и уже не моргнув глазом проходите мимо них. А свежему взгляду они очень заметны. В классических русских повестях и романах их так и окликали: «Эй, человек! Водки мне ещё принеси» или «Хозяин, прикажи своему человеку, чтоб поймал мне лихача до Пресни...»

Я говорю о вышибалах, вальяжно стоящих целыми днями в костюмах oт Hugo Boss у дверей новых московских ресторанов (кстати, весьма сомнительного качества, но чудовищных по ценам). Весьма, скажу я вам, «достойное» занятие для здорового мужика в расцвете сил... О прямом назначении этих субъектов я смутно догадываюсь: увидит потенциальный шахид такого мордоворота и в страхе убежит взрывать свой пояс где-нибудь в другом месте. Ну, хорошо, понятно - рестораны или сверхдорогие «бутики»: тут работает «фэйс-контрол», вещь немыслимая за границей!

Попробовал бы кто-нибудь в Америке сказать мне, что я «фэйсом» не вышел – я бы пару миллиончиков в момент отсудил бы «за моральный ущерб и оскорбление личности» и пустил бы сие заведение по ветру!

Но ведь такие же «секьюрити» стоят в каждой бакалейной лавочке и даже в аптеке! А кто же вместо них работает на производстве? Как же мы надеемся удваивать ВВП - за счёт увеличения продаж дорогих лекарств и изысканных алкогольных напитков в ресторанах?

Два слова об аптеках. Их стало превеликое множество, чуть ли не в каждом квартале. Что, честно говоря, несколько подозрительно: а лекарств-то не «липовых» действительно на всех хватает? Откуда вдруг образовались такие фармакологические мощности? В одной из аптек на Тверской я вежливо поинтересовался у любезной провизорши: «Скажите, а кто хозяин вашей сети аптек – Брынцалов или Кобзон?» Мадам переменилась в лице и злобно отпарировала: «Не знаю!». Врёшь, тётенька, прекрасно ты знаешь. Только скрывать-то это зачем? Стало быть – стыдно? Позорно? А другого объяснения и не может быть. Запомнился и такой любопытный эпизод. Идут навстречу три парня, лет по 15-16, и в полный голос, не стесняясь прохожего, разговаривают: «Не, там не бери, там дорого. Я знаю место, где грамм по двадцать долларов можно купить». Не знаю точно о чём это они, но думаю, что это про какие-то особо дорогие лекарственные препараты...

Телевидение. Ну, это особая песня. Раньше, особенно после начала «перестройки», я с жадностью бросался к нашему телевизору - так всё было ново, интересно! Однажды, помню, я летел в самолёте несколько часов, с пересадками, не спал, устал дико, но оторваться не мог от трансляции заседаний Верховного Совета СССР и подобных программ. Сегодняшнее телевидение – подчёркиваю: у меня лично – пока что вызывает активную неприязнь. Некоторое приятное исключение - отдельные передачи канала «Культура». Засилие ОЧЕНЬ плохих переводных заграничных программ, фильмов, сериалов на всех главных каналах.

Особенно меня огорчило уважаемое мною НТВ, опустившееся до показа наверное САМОГО глупого сериала в истории американского ТВ – «Секс в большом городе», расчитанного на женщин с объёмом мозга меньше куриного (каковых и в Америке хватает).

Но самое страшное это – РЕКЛАМЫ. Их невероятно много, чрезвычайно низкого качества по форме и абсолютно дебильных по содержанию. «Мама, так значит наш майонез победитель?... Я бы купил... Мои волосы стоят дыбом от шампуня такого-то...» и т.д. Вы можете возразить: так ведь большинство их переводные – с английского, французского, немецкого. Удивительно, но за границей они как-то были не столь заметны. Но когда эта привычная и незаметная ранее реклама вдруг начинает ГОВОРИТЬ ПО-РУССКИ, это производит ужасающее впечатление. Я очень уважаю тех же американцев, но в глубине души всегда считал их ниже русских по уровню интеллекта и общей культуры. Я думал: «У нас такая реклама невозможна! Она может вызывать только что разве пренебрежительную усмешку». Оказывается – возможна, и вполне вероятно, что на кого-то даже действует. Жаль: я был (и, несмотря ни на что – остаюсь!) гораздо более высокого мнения об интеллектуальном уровне своих соотечественников.

Я в ужасе от т.н. «програм популярной музыки» по радио и на телевидении. Я понимаю: взят твёрдый курс на то, чтобы плестись в хвосте американской масс-поп-культуры (A точнее – в том мутном потоке мерзости, что вытекает из-под этого самого «хвоста». Почему? - об этом ниже). Но непонятно одно: ведь в американской музыкальной культуре были (и есть!) такие гиганты как Фрэнк Синатра, Тони Беннетт, Пегги Ли, Элла Фитцджеральд, Рэй Чарльз, Куинси Джонс, Стиви Уандер, Дайана Кролл и и ещё сотня по-настоящему великих музыкантов. Почему же подражают не им, а бездарным, но зато «раскрученным» Мадоннам? (Хотя вопрос «почему подражают не тем» неуместен: для этого талант нужен. А где его взять?)

Почему на эстраде сотнями плодят дешёвые копии полуголых и безголосых идиоток типа Бритни Спирс и ей подобных? Почему на сцену в Юрмале, не стесняясь присутствия Маэстро Раймонда Паулса, выходят жалкие подражатели американских рэперов?

Очевидно эти домотканые эминемы-ашеры не понимают, что американский «рэп» это даже не «продукт», а в буквальном и полном смысле слова «отходы» самой отстойной части американского населения – ленивых, тупых и безграмотных негров-наркоманов. Подражать этим подонкам, «ацтоям» общества? Зачем??? Только потому что это хоть это и дерьмо, но зато «американское» (синоним: «самое лучшее и самое модное»)? Объяснение этому феномену – несколькими строчками ниже.

Я уже давно понял как надо стать поп-звездой российской эстрады. Для этого надо либо находиться в ближайшем родстве с Аллой Пугачёвой (которую – как певицу – уважаю давно и безмерно), либо иметь очень много денег для «раскрутки» и «технической оснащённости». Наличие таких эфемерных субстанций как талант, музыкальность, красивый голос и т.п. не требуются вовсе. Наличие длинных ног и готовность на эстраде раздеться почти догола - всячески приветствуются и способствуют успеху. Но это всё настолько хорошо известно, что давно стало общим местом. В то же время «рэпером» стать может далеко не каждый. Хотя, казалось бы, чего тут трудного - одевай штаны на два номера больше, чтоб сползали, открывая половину исподних, напяливай очки потемнее, сверни набок бейсболку и ходи широкими шагами по сцене, ритмично тыкая пальчиком в воздух и произнося при этом всё, что придёт в головку. Стоп! Вот тут-то и кроется проблема: «плечевой отросток», то бишь – голова, у «рэпера» ни в коем случае не должна быть отягощена даже зачатками интеллекта. Как у тех американских основоположников и изобрететелей этого вида «искусства». Иначе «рэп» не получится. Посудите сами: ведь тогда начинаешь задумываться над тем, что именно у тебя вылетает из ротового отверстия! А для « рэпа» это – смерть. Отсюда вывод: стать популярной эстрадной звездой в России я, например, теоретически могу (например, породнившись с Примадонной или выиграв в казино миллион). А вот «рэпером» увы! не смогу стать ни при каких обстоятельствах. И виню я в этом только ранее существовавшую советскую систему образования. Насколько я понимаю, оная система, успешно деградируя, быстро приходит в упадок. Стало быть «рэперов» будет всё больше и больше. Хорошо это или плохо - судить не мне.

«Ай кен спик инглиш бэдли, бикоз офкоз я хэв стадид ит бай майселф». Засилие совершенно неуместных англицизмов в современной Москве просто убивает.

Почему компания, осуществляющая микроавтобусные перевозки пассажиров, должна непременно именоваться «тревел»? Почему заштатное помещение для магазинов должно претенциозно (и абсолютно неоправданно) именоваться “Plaza”? Почему обязательно надо рекламировать и продавать “Стардогз”, а не, к примеру, «Сосиски Звёздные»? Примеров такого рода – миллион. Почему-то из всего богатства английского лексикона особым уважением в России пользуются два слова: «джинс» и «хот». Я считаю, что у меня достаточно крепкая психика. Но когда я своими глазами увидел вывеску «ДЖИНСБАНК», даже я впал в полуобморочное состояние. И, конечно, шедевр идиотизма: «Джинс делает хот». Ни в каком страшнем сне, ни в горячечном бреду невозможно себе представить в Америке рекламу: “Shtany makes goryacho”. А в Москве – это нормально!

А теперь серьёзный вопрос: почему надо к месту и не к месту во множестве употреблять английские слова и термины вместо привычных русских? И – в этом же ряду - почему надо копировать наиболее низкопробные образчики американской поп-культуры, о чём говорилось выше? Ответ явно лежит в области психологии. На мой взгляд, это типичное проявление «комплекса собственной неполноценности»; мы-то, дескать, знаем, что заграничное всё лучше, а наше всё – дерьмо, включая и русский язык. И сами мы – люди второго сорта. Куда нам до иностранцев! Это - типичная психология бывшего фарцовщика: «Ай вонт ту бай ёр штаны энд всё, что ю хэв». Поэтому будем называть всё «по-заграничному», и будем тогда выглядеть чуть получше в чужих, а главное - в собственных глазах. Назовёшь, скажем, «контора», «лавка», «подержанные вещи» и пр. - фу, как вульгарно! А назовёшь «оффис», «шоп», «секонд хэнд» - и уже вроде не так и страшно. Напишем на фасаде латиницей “Restaurant” и, глядишь, не так заметно будет и облупленное здание этого заведения, и грязь с непросыхающей лужей перед входом...

Отсутствие элементарного самоуважения, а паче – чувства национальной гордости за свою страну, за её культуру и её великий и могучий язык - вот что столь характерно для сегодняшней России. В отличие, например, от Франции, где за неуместное употребление англицизмов применяются весьма суровые кары.

Архитектура. Не скажу, что уже видел всю новую Москву. До нетленных церетелиевских шедевров я ещё не добрался. Этот «культурный шок» мне ещё предстоит пережить. Но многоэтажных строений в стиле т.н. «лужковского барокко» – с дикими башенками, арочками и шпилями, явно предназначенных для заселения пресловутыми «новыми русскими», повидал уже достаточно много чтобы сделать определённые выводы. Не заметить их невозможно; как правило, они стоят в окружении старых развалюх, поражающих своим убожеством и ветхостью. Казалось бы радоваться надо; но как-то не хочется. Почему-то всё время вспоминается легенда об архитекторах, которым в древности выкалывали глаза и отрубали руки, чтобы они более никогда не смогли воспроизводить свои же собственные шедевры...

Нет, нет, будем объективны. Не всё так плохо. Есть и «определённые достижения». Я уже говорил – аптеки на каждом углу. Равно как и банки, обменники, продуктовые палатки и почему-то ... ювелирные магазины (с чего бы?). Все подземные переходы и подходы к метро забиты всевозможными палатками и киосками. Все торгуют, как в арабских странах. (Там, как известно, работать на производстве считается занятием крайне постыдным, недостойным настоящего мужчины). Для более полного ощущения сходства со странами мусульманской культуры огромное количество продавцов - азербайджанцы или таджики. Наконец-то осуществилась вековая мечта совка: полная «оджинсизация» всей страны. Кто ещё не облачился в джинсы – приглашаем в Черкизово, на «Китайский рынок»; это, кстати, его официальное (!) название. С «электрификацией» пока придётся погодить, но цель «опивизации всей страны» уже явно достигнута. Пива кругом – залейся, упейся вусмерть. В нашем тихом квартале жилых домов в радиусе 300-400 метров я насчитал ЧЕТЫРЕ палатки, торгующими пивом всех наименований, о которых я когда-либо слышал, и даже тех, о которых никогда и не слыхивал.

Пиво в открытую, не стесняясь, пьют везде – на улице, в метро, в троллейбусе и (кошмар американского полицейского!) даже за рулём. Видел это собственными глазами, не веря им.

Подведём промежуточные итоги: две жгучие совковые проблемы (джинсы и пиво) успешно решены. Остались, правда, ещё две извечные российские, всем хорошо известные, но - Бог даст! – и до них руки дойдут. Со временем. Или несколько позже. Ну, и, конечно, САМОЕ положительное изменение, сразу бросившееся мне в глаза: водители перестали снимать «дворники» с лобовых стёкол машин. И всего-то с тех пор прошло каких-то десять лет! В историческом масштабе – срок ничтожный, но какой фантастический прогресс! Этот факт безусловно внушает оптимизм. Мы ещё увидим небо в алмазах. Или – в крайнем случае - в рекламах мобильников всех сортов, размеров и расцветок. Пока что, к великому сожалению, положительных сдвигов за последние десять лет, подобных только что упомянутым, я заметил не так уж много.

Общее заключение: уезжал я из страны, которую вражеская пропаганда именовала «Верхняя Вольта с ракетами». Сейчас ракет у нас стало намного меньше - и это хорошо. Вернулся я в страну, которую сам бы образно охарактеризовал как «Верхняя Вольта с мобилами».

Влад. Кислов, опять москвич

P.S. Не претендую на абсолютную бесспорность своих суждений и обнаружение истины в конечной инстанции. Повторяю: это мои самые первые, самые свежие наблюдения и впечатления, явно бросающиеся в глаза. Более полный анализ, понимание и осмысление всех прошедших изменений наверное ещё впереди. Хотелось бы услышать мнение тех, кто это прочтёт. Ибо, как говорит классик, «если я не прав, пусть старшие товарищи меня поправят».
В.К.