30 сентября 2016

 $63.38€70.89

18+


«Человек живет, чтобы где-то что-то улучшить»

Фотография: из личного архива

По просьбе проекта «Стартап» президент компании ITV Мурат Алтуев рассказал о том, как его компания начала все с чистого листа, смогла составить конкуренцию мировым лидерам и выпустить на рынок уникальный продукт.

В 2007 году мы начали строить компанию ITV заново, как стартап, хотя к тому моменту уже были лидером российского рынка систем безопасности и видеонаблюдения и лидируем до сих пор. В частности, аналитическая компания Frost & Sullivan в 2010 году оценила нашу долю на рынке в 60%. Это уникальная ситуация: в мире нет другой такой страны, где доля одного игрока превышала бы 50% рынка. Как так получилось? Думаю, нам повезло. В начале нулевых инженер нашей компании разработал новую технологию сжатия аналогового изображения. Она оказалась в несколько раз лучше всех, что существовали на тот момент, позволяя выводить на экран изображение сразу с 16 камер. С ее помощью мы фактически захватили весь рынок.

Первые пять лет существования у нас был период бурного, фантастического роста, однако до 2007 года мы даже не предполагали, что сможем конкурировать на равных с лидерами мирового рынка. Возможно, это было следствием определенной местечковости. Да, мы добились максимальных результатов в России, молодцы, но там, в остальном мире, есть другие программисты, есть Билл Гейтс и т.д. и т.п. У нас была большая компания, где почти никто не говорил по-английски: мы не могли себе представить ситуацию, как в принципе будем что-то продавать за рубежом.

Наше понимание полностью поменял Владислав Мартынов, дающий удивительный пример российского менеджера, который способен руководить международной компанией на равных с иностранными специалистами. Сейчас Мартынов возглавляет Yota Devices и готовит к выходу на мировой рынок Yota Phone, а до прихода к нам он был одним из топ-менеджеров компании Microsoft и возглавлял Columbus — крупнейшего интегратора по IP-системам с 25 офисами по всему миру. Я рассказал Мартынову о нашей истории. В ответ он предложил: «А что если вам попробовать стать №1 в мире и сделать ваш бизнес глобальным?» Влад взял на себя все операционное управление нашим международным направлением и полностью перестроил работу компании, поставив ее на новые рельсы. В результате я, как и другие топ-менеджеры компании, не просто хорошо выучил английский язык, а перешел какие-то собственные границы понимания того, что мы можем, а что нет.

Как российская компания в принципе может продавать софт за рубежом? Мало встретиться с клиентом, объяснить, чем этот софт лучше другого, и продать ему копию. После сделки нужно помочь покупателю этот софт настроить, обучить им пользоваться и начать оказывать техническую поддержку. Следовательно, нужны офисы за границей. Но как мы можем отсюда, из России, открыть за рубежом на пустом месте десятки офисов, не тратя деньги впустую? Идея Мартынова была в том, чтобы найти локальных партнеров, которые за долю в бизнесе (49%) станут нашими региональными представителями и инвестируют в продвижение нашего продукта. Эта модель сработала. На данный момент у нас за рубежом 38 офисов, большая часть которых создана и финансируется нашими партнерами. Однако это вряд ли было бы возможно, если мы не предложили рынку и нашим партнерам совершенно новый продукт.

из личного архива

По инициативе Влада мы заказали исследование и сравнили наш софт с продукцией конкурентов. Так мы выяснили, что он не подходит иностранному рынку. Если ты успешен у себя дома, это не означает, что ты можешь быть успешным и в мире. Мы этого не понимали, потому что долгое время развивались по запросам нашего российского рынка и изначально своим софтом копировали функции аналоговых устройств. А за рубежом этот рынок развивался на основе цифровых технологий. Мы проанализировали системы конкурентов и инициировали разработку с нуля совершенно нового продукта — Axxon Next. Сначала мы предполагали, что он выйдет в 2009 году, но по факту выпустили его только в прошлом году. Однако уже сейчас большая часть его продаж происходит за рубежом: количество новых активаций Axxon Next достигает 400 в неделю, из которых только одна четверть приходиться на Россию.

Наша стратегия основана на том, что мы предлагаем клиенту универсальную централизованную систему, которая позволяет управлять всеми техническими средствами безопасности: телекамерами, датчиками и т.д. Причем в отличие от конкурентов мы выполняем интеграцию нашей системы самостоятельно, не перекладывая ее на сторонних разработчиков. Скажем, главный мировой лидер, компания Milestone, поставляет на рынок так называемую открытую платформу видеонаблюдения — софт, который умеет собирать, архивировать и отправлять видеосигнал, то есть просто управляет потоком данных. Однако если требуется интеграция с посторонними системами, клиентам приходится обращаться к третьим фирмам. Наше преимущество заключается в том, что мы предлагаем целостное решение. С точки зрения архитектуры продукта, который может интегрировать все, мы всегда были впереди всей планеты.

В нашу систему интегрировано много дополнительных возможностей, в частности, анализ контента. Согласитесь, достаточно странно накапливать данные в архиве и при этом не иметь возможности найти в нем то, что тебя интересует. Но как искать нужную информацию на видеозаписи? Просмотреть 24 часа видео в реальном времени? Это утомительно и бессмысленно. Поэтому мы индексируем поток данных так, чтобы понимать, что происходит на экране. Вот этот объект движется сюда, а этот сюда. Тот такого цвета, этот такого размера и движется с такой-то скоростью. Наша система автоматически индексирует данные, позволяя находить нужный момент на записи по четкому критерию. Скажем, найти все машины синего цвета, которые проехали в определенном направлении. Или отыскать записи с изображением всех бородатых блондинов, которые были у вас позавчера в офисе. На сегодняшний момент единственное, что предлагают наши конкуренты, — возможность выбрать на экране область и отследить на ней какое-то изменение. Мы же сделали так, что система синтезирует ролик, в котором на экране одновременно собраны сразу все движущиеся объекты, которые мелькали перед камерой в разное время.

из личного архива

Сейчас мы входим в пятерку мировых лидеров рынка систем видеонаблюдения и очень внимательно следим за тем, кто из наших конкурентов развивается быстрее остальных. Milestone, несмотря на то, что он занимают значительную часть мирового рынка, растет медленнее своих конкурентов. Если компания, считающаяся лидером, быстро не вырывается вперед, это означает, что де-факто на рынке лидера нет. И это дает нам шанс занять его место. Мы поставили себе задачу стать в обозримом будущем №1 на мировом рынке. Не обещаю, что это произойдет за три года, но 5-10 лет для этого — вполне реальный срок. Если только вдруг не выяснится, что в Китае прямо сейчас растет новый страшный конкурент. А это теоретически возможно, потому что там колоссальный рынок, по сравнению с которым наш российский — просто детский сад.

Почему нашим стартапам тяжелее, чем американским? Это важный момент. Дело тут исключительно в размере внутреннего рынка. Когда ты сделал хороший продукт на огромном внутреннем рынке, то, даже имея небольшую долю, ты скоро начнешь получать очень хороший доход и быстро развиваться. А имея маленький внутренний рынок, ты останешься скромным производителем и получишь шанс, если только выйдешь на внешний рынок. США — самая инновационная страна просто потому, что на сегодня это самый крупный рынок. Но думаю, очень скоро самой инновационной страной станет Китай. Разумеется, с Китаем и Индией трудно конкурировать, однако я не считаю, что наша страна от них как-то сильно отстает. Самый важный показатель нашей конкурентоспособности — это есть ли у людей работа или нет. Если человек может найти работу в соответствии со своими знаниями и прилично зарабатывать, то все не так плохо. У нас в стране такая возможность есть.

ITV появилась на основе продукта, который я лично разрабатывал, когда еще был студентом. В рамках одной из стажировок у меня был интересный проект по разработке регистратора. Однако я предложил создать программное обеспечение, которое будет управлять всей системой. Первым покупателем оказался производитель охранных панелей, у которого не было своего софта. Они очень заинтересовались, поэтому вскоре на меня посыпались предложения: «Давай к нам, мы тебя обеспечим хорошей зарплатой, машиной и всем, что нужно». Но я к тому моменту уже четко определился: «Нет, я буду делать свой бизнес». Я до сих пор выступаю в роли продукт-менеджера, накапливаю экспертизу, лично контролирую разработку всех наших продуктов и стараюсь смотреть на них со стороны пользователя. Помню, когда я первый раз пришел на объект, где стоял софт, который я написал, то поверить не мог. Я сделал что-то полезное, что-то, чем пользуются люди, причем им это нравится. Меня это вдохновляет, хотя лично у меня дома нет охранной системы.

из личного архива

Свою работу я с тех пор оцениваю именно с этой точки: нужно ли кому-то то, что мы делаем, или нет. Мне кажется, что человек по-другому существовать не может. Он живет ради этого прогресса, он живет, чтобы где-то что-то улучшить. Больше узнать, больше сделать, больше заработать. Основной потребитель наших продуктов — частный бизнес: нефтяные компании, банки, ритейл. Однако я уверен, что развитие таких информационных систем позволит решить многие общественные проблемы, вызванные человеческим факторам. Например, справиться с коррупцией. Я глубоко убежден, что коррупция это не проблема государства или бизнеса, это проблема общества, проблема воспитания и ментальности.

Я вижу, как государство предпринимает огромные усилия, которые снижают шансы взяточников: устанавливает видеокамеры внутри полицейских автомобилей, ставят системы наблюдения в госучреждениях. Как бизнесмен я смотрю на все это с точки зрения контроля рисков, которые стали ниже. Сейчас среднестатистический человек живет в намного более безопасном мире, чем, 100 лет назад, и в этом есть немалая заслуга систем безопасности. Человечество развивается, и я уверен, что и у нас все изменится в лучшую сторону. У меня надежда только на новое поколение. Просто надо подождать, пока молодежь, которая хочет жить, как в Европе, и требует соблюдать правила, подрастет и сама займет место во власти и бизнесе.

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.





/startup/2013/08/21_a_5600533.shtml