«Документы о допинге Уильямс яйца выеденного не стоят»

Сестры Уильямс и гимнастка Байлз применяли допинг с разрешения WADA

Александр Белинин 14.09.2016, 10:47
Серена Уильямс Reuters
Серена Уильямс

После того как просочились данные, полученные хакерами, о том, что американским теннисисткам сестрам Уильямс и гимнастке Симоне Байлз WADA разрешила принимать запрещенные препараты, в интервью «Газете.Ru» ситуацию прокомментировал ведущий специалист Центра спортивной медицины МНПЦСМ Дмитрий Павленко.

— Из опубликованных хакерами документов следует, что Серене Уильямс разрешили употреблять оксикодон, гидроморфон, преднизон, преднизолон и метилпреднизолон. Насколько сильны эти вещества? Могут ли они помочь спортсмену?
— О первых препаратах я даже не слышал. Боюсь, что это коммерческие названия. А преднизолон — это достаточно сильный старый гормональный препарат, и надо смотреть, в связи с чем его разрешили применять.

— Вы знаете о случаях, когда спортсменам по терапевтическим показаниям позволяют применять преднизолон? Какие болезни должны быть для этого у человека?
— Только в общих чертах могу сказать. Есть показания. Для этого оформляется специальная бумага под названием «терапевтические исключения» для применения этого препарата.

Если Серена Уильямс применяла этот препарат, то должны быть показания, написанные американским врачом. Если они это пишут, значит, для этого у них есть показания, которые входят в соответствующий перечень, и весь вопрос в том, доказана ли эта болячка. Это все, что я могу сказать.

Можно предположить кожные заболевания, например псориаз. Но, насколько я понимаю, пока неизвестно, в виде чего принимались эти препараты.

— В числе препаратов, которые были разрешены для использования гимнасткой Симоне Байлз, назван амфетамин. Что можно сказать о показаниях для его применения?
— Могу сказать, что я не знаю никакого заболевания, при котором нужно принимать амфетамины. Раньше они применялись, да. По-моему, в советской психиатрии. Но теперь они запрещены.

— Это действительно помогает спортсменам? Амфетамин стоит использовать в качестве препаратов, если есть разрешение?
— Ну, амфетамин вообще запрещен в спорте. Если человек на амфетаминах, у него изменено сознание.

Этот препарат приравнивается к легким наркотикам. Он применяется при онкологии или тяжелом психозе, чтобы вывести из этого состояния.

Что там может быть у спортсменки, чтобы ей такое прописали, не знаю. Это больше вопрос к психиатрам или к наркологу.

— У нас принято обвинять в приеме «разрешенного допинга» и американцев, и, скажем, норвежцев, где в сборной по биатлону много астматиков. Насколько у нас распространена практика терапевтических исключений?
— Этот вопрос не ко мне, а к врачам команды и федерации. Почему даже в тех случаях, когда препарат официально должен быть применен, они умудряются не написать даже терапевтические исключения и обосновать прием данного препарата для определенного спортсмена.

— То есть теоретически это возможно сделать и для наших спортсменов?
— Честно говоря, я даже не знаю сейчас, возможно ли это для наших спортсменов… В случае с россиянами, если есть возможность доказать, что все это сфабриковано, это будет доказано. Я думаю, что не надо лезть на рожон и делать такие вещи.

Если есть болезнь, пишите, назначайте, применяйте. А если нет, зачем придумывать и специально вести спортсменов к тому, что допинг можно легализовать? Это плохо. Очень плохо.

— То есть взять справки у нужных врачей и сфальсифицировать показания теоретически возможно?
— Подделать, наверное, можно все. Чтобы доказать, что у человека бронхиальная астма, нужно пройти специальный тест с биомедикаментами и доказать, что это есть.

— Но WADA не проверяет отдельно каждый такой случай и доверяет справке от врача?

— Честно говоря, я уже не понимаю, как поступает WADA. Раньше было так, как вы описали, но, возможно, сейчас ситуация меняется.

Раньше, если нужно ввести какое-то вещество, они требовали, чтобы заранее составлялось терапевтическое исключение, специальная бумага — зачем, почему… Потом человек приезжал и показывал, что он болел тем-то и у него прописан препарат для того-то.

— Но каких-то углубленных проверок при этом не проводится?
— А кому это надо? Наверное, законодательные возможности у WADA есть. Но вряд ли они ими пользуются в каждом случае.

С другой стороны, если им нужно будет доказать, что у российских биатлонистов нет бронхиальной астмы, даже если она на самом деле есть, это докажут. Как правило, чиновники WADA докапываются к оформлению документов, что у нас иногда было слабой стороной.

— То есть, если бы россияне попытались сфальсифицировать болезни, это бы все равно раскопали?
— Думаю, да. Но, конечно, это было неправильно с нашей стороны. Не надо придумывать того, чего нет. А вот то, что есть, нужно показывать и правильно оформлять.

Как возникло такое положение дел? Просто нас боятся и уважают только в отдельных видах спорта вроде синхронного плавания и художественной гимнастики, но у большинства наших федераций нет никакого влияния на МОК и WADA.

«Газета.Ru» пообщалась и с другим известным спортивным врачом, который на условиях анонимности разъяснил, что ничего экстраординарного в ситуации с Уильямс и Байлз нет и сообщения об их допинге в некотором смысле вырваны из контекста.

«В России в год оформляется 20–25 таких разрешений. На сайте РУСАДА есть вся эта информация. Когда есть показания, составляется комиссия, все оформляется, и никаких проблем не возникает. Так что в случаях с Уильямс и Байлз нет ничего сенсационного, а выложенные документы яйца выеденного не стоят»,

— подчеркнул специалист.

Ознакомиться с другими новостями, материалами и статистикой вы можете на странице Рио-2016, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».