«Пройдет время, и мои извинения будут приняты»

Глава ФСБР Мамиашвили принес извинения Инне Тражуковой

Мария Минина 24.08.2016, 21:51

Президент Федерации спортивной борьбы России Михаил Мамиашвили принес извинения российской спортсменке Инне Тражуковой, которая обвиняла его в рукоприкладстве, а главный тренер сборной России по греко-римской борьбе Георгий Когуашвили заявил, что ему хотелось достичь большего на Олимпиаде в Рио.

На пресс-конференции, посвященной возвращению из Рио российской сборной, выступили представители Федерации спортивной борьбы России (ФСБР), а также чемпионы Олимпийских игр в Рио Сослан Рамонов и Давит Чакветадзе. Мероприятие началось с приветственных слов спикеров.

— В непростых условиях прошла Олимпиада в Рио, но я считаю, что наша страна была представлена достойно, — начал президент ФСБР Михаил Мамиашвили. — Есть определенная доля разочарования по тем позициям, где мы имели возможности, но не смогли их реализовать. Всегда есть сожаление об упущенных возможностях, но, с другой стороны, большая гордость за то, что в команде состоялся капитан нашей сборной по греко-римской борьбе, теперь уже двукратный олимпийский чемпион, Роман Власов. Трое наших спортсменов впервые стали олимпийскими чемпионами, они еще совсем юные молодые ребята. В будущем, я надеюсь, они нас еще не один раз порадуют.

Главный тренер мужской сборной по вольной борьбе Дзамбулат Тедеев заявил, что российская сборная подтвердила звание сильнейшей в мире:

— Мы до последнего не знали, будем ли выступать на Олимпийских играх, не знали, готовиться ли. Через день к нам приезжали сотрудники WADA и в шесть, и в семь утра, на протяжении трех месяцев. Но получилось, как получилось, и сейчас у нас две золотые и одна серебряная медаль. Мы еще раз доказали, что наша сборная — самая сильная в мире.

Сожалею, что Гедуев, который заслужил золото, в тяжелой борьбе уступил два балла. Но эта серебряная медаль для нас как золото. Он боролся, бился, и с учетом того, что спорт политизировался, он боролся.

Главный тренер сборной России по греко-римской борьбе Георгий Когуашвили добавил, что ему хотелось большего:

— В первую очередь я хочу поздравить болельщиков. Но, как Михаил Геразиевич любит говорить, мы максималисты, могли еще больше. Но что есть, то есть. Однако из ошибок надо сделать правильные выводы, чтобы во время следующих соревнований этого не повторилось.

Тренер женской сборной по вольной борьбе Юрий Шахмурадов выразил разочарование результатами своих подопечных:

— Честно говоря, как бы кто ни хвалил, но если ты уже завоевывал золотую медаль, то это шаг назад. Хотя девочки и боролись, доказывали результат, мы имели возможность побороться за золото, но упустили эту возможность.

Я много лет тренирую сборную, но такого «ляпсуса» и невезения не было. Будем разбирать, почему так произошло, проигрывали в последние 10–20 секунд.

Коблова напутала со счетом. На Воробьеву мы надеялись, очень сильно надеялись.

Но она не в самой лучшей форме подошла к Олимпийским играм. Хотя за счет своего опыта и могла выиграть. Если на Олимпиаде нет золотых медалей, то говорить не о чем. Могу добавить только то, что этот спорт молодой, занятие женской борьбой в России началось не так давно. Надо еще подтягивать эту сферу.

Сами олимпийские чемпионы были весьма скромны, пока говорили руководители и тренеры, они держали в руках медали, но не надевали их на шею. И только по просьбе журналистов они вновь надели свои золотые награды. Далее и они поделились впечатлениями от выступления в Рио.

Давит Чакветадзе, олимпийский чемпион в греко-римской борьбе:

— Конечно, было очень тяжело. Но мы были прекрасно подготовлены к этим соревнованиям.

Сослан Рамонов, олимпийский чемпион в вольной борьбе:

— На самом деле, может быть, показалось, что соревнования прошли на одном дыхании. Но мы заранее приехали в Рио, была тяжелая подготовка, проходила акклиматизация. Прошло все очень хорошо, немножко было тяжеловато, но мы справились. Сейчас в планах небольшой отдых, а потом с новыми силами буду работать дальше.

— Давит, у вас тоже в планах отдых?

— Да, хочу отдохнуть немного, а потом продолжать готовиться к следующим стартам.

— Какие у вас планы на Олимпиаду в Токио?

Рамонов:
— Конечно, побеждать.

Чакветадзе:

— До Олимпиады в Токио еще далеко, впереди чемпионаты Европы и мира. Но мы будем готовиться, стараться, побеждать и завоевывать для России золотые медали.

— Юрий, вы сказали, что Коблова напутала со счетом. Можете пояснить, в чем дело было?

— Оставалось очень немного времени до конца встречи, Валерия думала, что проигрывает, и почему-то решила пойти в атаку. Хотя опытные спортсмены знают, что на табло все написано, кто выигрывает и с каким счетом. Это была серьезная тактическая ошибка.

— Михаил Геразиевич, действительно ли в конфликте с Тражуковой все было так, как об этом говорят?

— Все было так, я не назову это конфликтом. Это действительно безобразие, я готов тысячу раз извиниться за сверхэмоциональную оценку того, что происходило на ковре. Но как можно побеждать, не руководствуясь высшими категориями. Для меня спортсмен, который прошел тяжелый путь и взял на себя право быть членом сборной, а ему доверили это право. И когда он надевает форму, особенно если это Россия, которая, мягко говоря, находится в особых условиях. Мы и сегодня видим это сверхценичное отношение на примере паралимпийцев. Вывод один: на войне как на войне, мы не имеем права допускать слабоволие, малодушие, слабоволие, только максимальная категория.

Я хотел бы привести пример: победа Рамонова на самом деле не такая легкая, как может показаться. В этом весе боролись два олимпийских чемпиона, три чемпиона мира. Все они были в группе, в которую волей жребия попал Рамонов. Но он готовился к этому старту и понимал, что за его спиной стоит целая страна, за его спиной стоят его родители, его близкие. И он не имел права допустить ни секунды слабоволия.

Тысячу раз мы увидимся с Тражуковой, обнимемся. Если бы я равнодушно относился к каждой спортсменке, то спокойненько сидел на трибунах и со спокойным пульсом смотрел на спортсменок. Мы хотели от них больше, чем они думали. Думаю, пройдет время, и мои извинения будут приняты.

Для меня каждая спортсменка — часть моей жизни. Я сам выходил на ковер и видел, сколько в это вкладывают тренеры, поэтому знаю, о чем говорю.

Я не считаю, что спортсмен и тренер всегда в чем-то правы. Надо слушать друг друга. Нам тренер вбивал в голову одно простое понятие: если у тебя болит рука, нога, ты не доел — мы тебя потом пожалеем. Все это после финального свистка. У меня разочарование в том, что спортсмены не так реализовали себя, как могли.

— Михаил Геразиевич, украинская сторона пыталась обжаловать результат финальной схватки. Как вы можете это прокомментировать?

— Можно лить слезы, что разъяренный русский медведь в нетрезвом виде отнял у мальчика, который живет на площади 14 кв. м вместе с мамой, олимпийское золото. Этот мальчик сам несколько лет назад умолял меня забрать его в Россию, но я на это не пошел, потому что понимал, что будет много разговоров и трудностей. Финал завершился со счетом 9:2 в пользу Давита Чакветадзе, но просто нужен налет политизированности. Я с глубочайшим уважением отношусь к Беленюку, но внутри я знал, что Чакветадзе должен победить. Надо достойно принимать поражения. Он достойно боролся, он достойный спортсмен. А Чакветадзе — великий.

— Мы со вчерашнего дня пребываем в шоке от решения по паралимпийцам. Прокомментируйте, пожалуйста, это решение.

Рамонов:
— Буквально сегодня утром в Новогорске я узнал об этом. Как минимум это обидно и неправильно. Реализовать себя на Олимпиаде заслуживает каждый спортсмен, выступать на Олимпийских играх — мечта каждого спортсмена. А лишать человека мечты — ужасно. Это обидно до слез.

Чакветадзе:
— Я не могу представить, как они себя чувствуют. Ждать следующих Игр им будет очень тяжело. Это несправедливо к таким людям. Просто за что? Очень обидно за них.

Мамиашвили:
— Я единственный из присутствующих, кого эта участь не миновала. Тогда это решение было политизированным. Поверьте мне, я сегодня не ведомый той коммунистической идеологией, я говорю о том, что тогда переживал: моя страна приняла это решение. Было сложно, но это решение мы разделили вместе со всей страной.

Сегодня совершенно другая история. Большего преступления придумать нельзя, бог покарает тех людей, которые приняли это решение. Нам не могут простить, что мы россияне, что мы встали с колен, нам не могут простить крупнейшие исторические вехи, которые мы сейчас создаем.

Паралимпийцы — мужественные люди. Они и через это переступят, их ждут новые старты, слезы радости. Надежда их не покидает, они настоящие герои.

Может, мы избавимся от иллюзий, что существует европейская толерантность. Этого больше нет, сломлены последние скрепы, если они вынесли такое решение.

Шахмурадов:
— Когда мы готовились на заключительном этапе, с нами готовились и дзюдоисты паралимпийские. У тренера была такая надежда в глазах, что они даже не могли допустить мысли, что они не будут участвовать. И когда вчера объявили о том, что они не участвуют, было столько эмоций. Люди такие слова мужественные говорили, что они нас не унизят, они этого не сделают. Но они это сделали. Такой цинизм по отношению к паралимпийцам — это просто выше всего возможного, даже слов нет.

Они их обидели, сильно обидели. Но наше правительство и Паралимпийский комитет должны довести дело до конца, а не оставлять дело на полпути.

Я желаю терпения нашим паралимпийцам. Их не сломать.

Тедеев:
— Большая трагедия не только для тех, кого не пустили, но и для нас тоже, для всей страны. Мы переживали за них, болели. Мозг не может переварить то, что произошло. По судьбе получилось, что у них ограниченные возможности здоровья. И сейчас их еще раз бьют. Надо всей страной объединиться, дать поддержку, чтобы они легче перенесли эту трагедию.

Когуашвили:

— Это все ужасно, трагедия для паралимпийцев. Спортсмены и тренеры это проходили, знают, каково это, когда говорят, что команда может не поехать. Мы, борцы, поддерживаем их как можем и очень за них переживаем.

Ознакомиться с другими новостями, материалами и статистикой вы можете на странице Рио-2016, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».