«Я не могу сказать: все американцы плохие»

Юлия Ефимова об отъезде в США и Олимпийских играх

Андрей Кульянов (Рио-де-Жанейро) 17.08.2016, 09:20

Одна из главных героинь Олимпийских игр, Юлия Ефимова, в интервью «Газете.Ru» рассказала о том, почему после первой медали в Рио не смогла сдержать слез, как реагировать на провокации, что нужно вложить в голову обывателям, считающим, что допинг «едят все», а также о тех неприятностях, которые гонящиеся за сенсациями СМИ приносят спортсменам.

Разговор с двукратным серебряным призером Олимпиады-2016 в плавании состоялся после чествования медалистов в Доме болельщиков сборной России. В церемонии помимо Ефимовой принимали участие наши борцы, велогонщики, гимнастки, боксер. Множество людей — пара сотен — не отпускали спортсменов со сцены, скандируя: «Спасибо! Спасибо!» Именно с впечатлений о такой поддержке и началась наша беседа.

— Ждали, что будет такой ажиотаж и спустя несколько дней после завоеванных медалей?
— Примерно догадывалась, но как-то все слишком тяжело, много народу, и все хотят сфотографироваться и поговорить. Мне тоже хочется, но просто уже сил нету.

— Вам, может, все это в меньшей степени нужно: и без таких мероприятий хватает поводов для общения. А для спортсменов из других видов спорта нужны такие мероприятия?
— Награждение, чествование, когда много болельщиков приходит, — конечно, нужно. Даже у меня настроение как-то сразу наладилось, стало намного легче, веселее.

А потом началось: пресса-пресса-пресса, интервью-интервью-интервью. Потихоньку устаешь...

Но есть разные люди: кому-то именно это нравится, кто-то, может, и спортом занимается для того, чтобы как-то пробиться, выйти в медиа, актером стать или кем-то еще…

Для меня это всегда далеко было: интервью давать — это каторга! Тяжелее, чем дистанцию плыть!

Мне просто нравится тренироваться, выступать, соревноваться. А интервью, как мне объяснили, входит в мою работу.

— В Америке уже объяснили?
— Нет, в России. Давно это все сказали, в году, наверное, 2008-м, когда мы пробегали мимо микст-зоны. Нам сказали: «Это входит в вашу работу — отвечать! Потому что на вас люди смотрят, болеют. Вы должны объясниться, передать привет, сказать что-то…»

И я понимаю: люди переживают, смотрят и, конечно, хотят знать, что случилось. Я так же смотрю спорт: переживаю, болею.

— Тогда тоже хотим знать — к вопросу о том, «что случилось». Самый первый медальный день, первое серебро в Рио. Слезы только к пресс-конференции чуть отступили?
— Получилось так: я только проплыла, расстроилась, потому что настраивалась только на золото, очень хотелось, очень. Выхожу из воды, нормально, держусь, нет и намека на слезы. Иду, и меня останавливают в микст-зоне, первое интервью, там, где еще были болельщики. И вижу: девушка и ребята русские, все в слезах…

Я бросила взгляд. Они: «Юля! Ты молодец! Только не расстраивайся!» И русский фотограф: «Не расстраивайся! Ты самая лучшая!» И тут меня просто накрыло…

Меня так расстроило, что я все-таки не смогла взять это золото для болельщиков, для самой себя. Чтобы доказать всем всё!

А потом думаю: с другой стороны, вообще хорошо, что я уже выступала на этой Олимпиаде, а тем более взяла серебро, смогла. Такое раздирающее чувство…

— И эти вопросы на первой пресс-конференции… Вы знаете, кто спрашивал у вас про Юлию Степанову?
— Сначала нет. Уже после мне сказали…

— Немецкий журналист Хайо Зеппельт, автор фильмов о допинге в российской легкой атлетике. Было ясно, что к призеру Олимпиады, человеку, который только что был на пьедестале, он пришел задать именно этот достаточно провокационный вопрос. Как на такое реагировать?
— Я думала, что будут всякие вопросы. Но не готовилась. Не до того было, чтобы готовиться и к прессе: я готовилась к своей дистанции.

Да, я знала, что будут прессовать по полной, что будут вопросы провокационные. Да еще и заданы они были так, что на них и не найдешь правильного ответа.

— Но держались вы очень достойно…
— Я просто говорила то, что думаю, то, что со мной действительно случилось, и все. Иначе тут невозможно.

Было тяжело: такие вопросы и такой натиск. Слава богу, что сейчас это все закончилось.

— Я встретил Зеппельта в журналистской столовой. Спросил: «Для чего этот вопрос на медальной пресс-конференции?» Он ответил: «Я не имею ничего против Ефимовой, я борюсь с системой». В этом смысле для него вы олицетворяете российский спорт. Что бы вы тем людям, которые приходят к вам таким образом на пресс-конференции, могли сказать от лица российского спорта?
— Очень обидно за Россию. Очень обидно за спортсменов. Потому что, когда ты просто тренируешься в режиме нон-стоп, пашешь без сна и тебе говорят, что просто по национальности ты не подходишь, это очень обидно. Я и остальные спортсмены это испытали на себе.

Обидно! Ведь я никогда не скажу плохо о США или американцах, несмотря на все то, что со мной там происходило, несмотря на все то, что мне там говорили. Потому что я была там, я жила там и у меня есть там друзья. Я не могу сказать: все американцы плохие, это неправда, потому что я их знаю.

Плюс спорт должен быть в стороне от политики. И атлеты, которые приезжают на соревнования, не должны слушать медиа. Потому что это Олимпийские игры! Раньше войны останавливались, когда они проходили! Все приезжали, дружили, общались…

Сейчас что это было? Это было некорректно, неправильно. И я надеюсь, что никогда больше такого не повторится.

Нет плохих стран, нет плохих наций. Но в семье, как говорится, не без урода: всегда найдется такой человек, который придет и скажет какую-нибудь гадость.

— То, что на этой Олимпиаде говорила ваша соперница Лилли Кинг, — ладно, это не авторитет: 19-летняя девочка, которая чего-то наслушалась. Но Майкл Фелпс — 30-летний мужик, который сам многое повидал и через многое сам прошел. Почему он так говорит и что, может быть, хотелось ему ответить?
— Я уже говорила, что это все больше идет через СМИ. Например, со всей России мне поступило безумное количество слов поддержки. Тут же я даю интервью американскому каналу — наши берут, все перековеркивают, делают какие-то заголовки с вырванными словами и выставляют это все совсем в другом ракурсе.

Я говорила, и не отказываюсь от своих слов, что мне нравится в США. Это очень красивая страна, там много всего сделано для людей, чтобы жизнь была проще. Я говорю: у нас в России — я русская, выросла здесь, мой характер чисто русский, пусть меня Америка многому научила и изменила, — люди другие: не улыбаются, агрессивнее. Да потому что у них жизнь тяжелая!

Потому что я сама так выросла, у меня было тяжелое детство. У моих родителей жизнь была — это просто… Все это знают, всем родители уже рассказывали их историю.

И вот берут мои слова, вырезают и выставляют в другом свете! И на меня снова идет вал! Уже русские пишут слова ужасные — просто я враг номер один России! Почему?

Спрашивается, почему американцы плохо высказывались обо мне и всей этой ситуации? Потому что такую точку высказывали их СМИ. Почему наши сейчас плохо говорят? То же самое. Они смотрят телевизор, читают газеты и верят этому. А у нас могут написать что угодно, сделать что угодно!

И это неправильно — так реагировать! Тем более мне сейчас просто тяжело все это слушать: то я хорошая, то я плохая, то хорошая, то плохая.

После мельдониевого случая как у нас СМИ отреагировали? Да они просто всех спортсменов загубили! Ни одна страна не отреагировала бы, я думаю, так по отношению к своим спортсменам, как российские медиа. Нас же просто заклевали, что мы такие плохие!

Да, потом позже выяснилось: да, не исследовано, не выводится, политика — не политика...

Я тоже понимаю журналистов — им нужна сенсация, быть популярнее. Но они что, не понимают, какие неприятности нам приносят?

Потому что я уже не могу! Люди! Я уже хочу, чтобы меня никто не знал, никто не видел. Просто делать свое дело — и все. Потому что я просто устала!

А тут каждое мое слово перековеркивают, делают из этого сенсацию — и это невыносимо.

— Обыватель, человек, который даже не следит за спортом, уверен: допинг везде, все его едят, ловят наших, это политика. Вот что сказать такому человеку?

— Бесполезно что-то говорить. Тем, кто так говорит, бесполезно объяснять. Они, наверное, думают: выпил допингу — и поплыл смело. Я бы посмотрела на них.

Не знаю, как вложить в голову таким людям, что мы очень много работаем — в зале, на воде... Это просто бешеные тренировки! Да, нужны витамины, но они безвредные — они для того, чтобы просто пережить все эти тренировки!

Да, кто-то из спортсменов попадается на допинге — кто-то принимал это умышленно, кто-то неумышленно.

Я сама, когда была маленькая, тоже думала: «А, вот кого-то поймали, угу — он на допинге… Дали срок, сократили — понятно все, подкупили». Или если кто-то хорошо плывет, лучше всех, значит, по-любому тут что-то не так.

Такое мнение существует всегда и везде. Но когда я попала именно в такую ситуацию, когда мне показывали случаи других атлетов, я поняла: лучшие спортсмены попадались на таких глупых витаминах, которые даже ничего не дают для результата, но вот они запрещенные. И они попали (в организм. — «Газета.Ru»), какая-то маленькая доза, потому что где-то что-то было нечисто, были даже случаи, где просто кто-то кого-то поцеловал…

Да, бывают случаи, когда спортсмены принимают какие-то серьезные запрещенные вещества, но чаще это просто какие-то нелепости глупые.

И когда люди говорят, что «все едят»… Ну вы просто отдайте своих детей в спорт и посмотрите, что это такое.

Да, не всем это дано: помимо упорства и тренировок нужен талант, а больше всего — желание и поддержка родных и близких. Когда это все у тебя есть, тебе не нужен никакой допинг: ты будешь делать все с удовольствием.

— Сейчас говорят о вашем будущем. Тренер сборной Сергей Колмогоров сказал, что вы будете тренироваться в России, а по другим сведениям, вы все-таки останетесь в США…
— Есть вариантов много. Я еще ничего не подтверждала.

Может быть, я буду тренироваться в Америке, может быть, в России, может быть, в Европе. Я еще не знаю: возможно, я вообще сделаю свой клуб и буду там тренироваться.

Но мне помимо отношений «тренер – спортсмен» нужна команда. Я не могу тренироваться сама по себе, мне нужен спарринг. Я пока еще ничего не решила: в данный момент у меня этапы Кубка мира, а потом с этим будем разбираться.

Ознакомиться с другими новостями, материалами и статистикой вы можете на странице Рио-2016, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».