«Мы же люди русские — мы терпим»

Гимнаст Аблязин рассказал, как завоевать две медали в один день Олимпиады

Андрей Кульянов (Рио-де-Жанейро) 16.08.2016, 09:19
__is_photorep_included10132841: 1

Гимнасту Денису Аблязину удалось завоевать в один день серебро и бронзу Олимпийских игр – 2016. О том, как это было, рассказал сам спортсмен, а о том, через что ему нужно было пройти для этих пьедесталов, — его тренер Сергей Старков.

Аблязин в понедельник сначала стал третьим в упражнении на кольцах, набрав по итогам своего выступления 15,700 балла.

Олимпийским чемпионом в этом виде стал Элефериос Петруниас из Греции (16.000), а второе место — по мнению экспертов, при явной благосклонности судей — занял бразилец Артур Санетти (15.766).

Буквально тут же прошли соревнования в опорном прыжке, где вся восьмерка участников показала очень плотные результаты. Аблязин, прыжки которого закрывали программу финала, получил в среднем 15,516 балла, став на этот раз вторым.

С довольно весомым при таких результатах отрывом золото выиграл Ри Се Гван из КНДР (15,691), а замкнул тройку японец Кендзо Сираи (15,449). Такой же результат показал и румын Мариан Драгулеску, но по дополнительным показателям остался четвертым.

Пятое место получил второй представитель России, выступавший в этом финале, — Никита Нагорный (15,316). Чуть позже он признался, что пример Дениса Аблязина дал ему «мотивацию на следующий олимпийский цикл».

А следом пришла очередь и самого трехкратного призера (не забудем и о командном серебре!) Игр-2016 отвечать на вопросы журналистов.

И тут многие из них узнали, что весь олимпийский турнир, как и чемпионат Европы этого года в Берне, 24-летний гимнаст провел через боль.

— Вчера ваш тренер говорил, что на кольцах сложно будет завоевывать медаль? Она, получается, сверх плана?
— Нет, мы работали на эту медаль, сделали все, чтобы она получилась сегодня, и вот результат.

— Долгое время у вас были проблемы со здоровьем. Насколько они вас ограничивали сегодня?
— Могу так сказать: боль терпимая. Надеюсь, я вылечу надкостницы после того, как уеду с Олимпиады.

— Насколько сложно все-таки было в соревнованиях на кольцах?
— У нас у всех был практический равный коэффициент — разница в 0,1. Главное было сделать, приземлиться и смотреть на табло.

— То, что оба китайца в итоге оказались за вами, — это сенсация?
— Они допустили определенные ошибки, за которые их лишили медали.

— В опорном прыжке вас считали одним из претендентов на медаль.
— Опорный прыжок я выполнил достойно — на такой результат, который сегодня и был.

--У вас сегодня была достаточно новая программа. Вопрос был в том, сможете ли вы выполнить весь коэффициент сложности, будете ли упрощать?
— Нет, я не буду упрощать. Я не привык перед стартом менять комбинации. Такого вопроса вообще не стояло перед стартом, что я буду что-то упрощать и идти на стабильность.

— Тренер говорит, что у вас все прыжковые элементы идут через боль.
— Так и есть. Но мы же люди русские — мы терпим.

— Хорошо ли то, что в опорном прыжке вы выступали последним?
— Неважно, каким ты прыгаешь, если ты умеешь прыгать.

— В Берне вы завоевали серебро на кольцах, но в опорном следом выступили не очень хорошо…
— Там больно ноге было в два раза сильнее, поэтому была недостаточная разминка — и такой результат.

— Северокореец, победивший в опорном прыжке, — явный лидер или можно было его обыграть?
— Можно. Но я не смог этого сделать. Для этого нужно было точнее приземлить второй прыжок.

— Небольшой промежуток между соревнованиями — это сложно?
— Чем короче этот промежуток, тем лучше. Спортсмен спрыгивает с колец — он горячий, может идти уже опорный делать. Или после прыжка идти на брусья.

— С другой стороны, у вас уже медаль, вы мыслями переходите к ней…
— Если человек знает, что у него есть второй финал, он не будет думать о том, что он закончил соревнования.

— То есть вы стоите на пьедестале, получаете медаль, а мыслями…
— Был уже на прыжке. Думал, как мне разминать прыжок.

— Сравните свои ощущения от медалей в Лондоне и здесь.
— Тут я был готов гораздо лучше.

— В мужской спортивной гимнастике у нас нет золотых олимпийских медалей уже с 2000 года. Можно ли от вас ожидать такую?
— Не могу вам это гарантировать. Я могу их завоевать, но гарантировать это не могу. Это дело случая.

— Теперь берете паузу?
— Да, беру — на лечение и восстановление.

— Как долго она может продлиться?
— Я не могу сказать. Я не планирую уход из спорта — я планирую вылечиться полностью и вернуться.

Все, что рассказал Аблязин, вызывает только уважение к его спортивному духу и желанию сражаться на главных соревнованиях четырехлетия. Но также и заставляет задуматься о том, чем жертвуют атлеты в спортивной гимнастике.

В этом виде спорта есть один уникальный человек — выступающая за Узбекистан Оксана Чусовитина, которая приехала в Бразилию на свою седьмую (!) Олимпиаду. О возрасте женщины говорить не принято, но тут это имеет огромное значение — Оксане в июне исполнился уже 41 год! Многие завершают карьеру, когда им в два раза меньше.

Арена, на которой проходят соревнования по спортивной гимнастике Рио, единственная, около которой дежурят бригады скорой помощи, причем сразу три-четыре реанимобиля.

Травмы, прерванные карьеры, «техосмотр» и «техобслуживание» в клиниках, которое проходят гимнасты с печальной регулярностью, — это то, что также присутствует в этом виде спорта. «Гонка сложности» в котором продолжается…

Как показали завершившиеся соревнования, многое в итоговом результате определяет «база» — тот уровень сложности заявленных элементов, которые должен выполнить гимнаст. Атлеты готовят новые программы, повышая этот коэффициент.

Украинец Игорь Радивилов в том же опорном прыжке заявил выступление с базовым коэффициентом 7.

Прыжок, который может быть назван его именем, он рискнул исполнить в финале Олимпиады. Рискнул, недокрутил — и хорошо, что всего чуть-чуть…

«Нам в мае диагностировали усталостный перелом обеих надкостниц, — рассказал после финалов в понедельник личный тренер Аблязина Сергей Старкин. — И все это время до Олимпиады… Это все на зубах, на обезболивающих препаратах».

«Но мы не оправдываемся. Выступили как смогли. Хотелось бы, конечно, лучше на вольных упражнениях», — добавил тренер.

Берет паузу Аблязин, два года отдыха запланировала для себя другая подопечная Старкина — Алия Мустафина, рассказывает о «плановом техосмотре» в Германии Мария Пасека. И реанимобили у стены спорткомплекса…

— То, о чем вы профессионально рассказываете, наводит ужас на неподготовленного слушателя, — продолжаю я разговор со Старкиным уже в одиночестве. — А гимнасты рассуждают об увеличении коэффициента сложности… Может, стоит установить какой-то потолок, чтобы люди не калечили себя?

— Вы знаете, международная федерация и ее технический комитет внимательно смотрят за новыми элементами и уровнем сложности.
Те элементы, которые считаются очень травмоопасными, их просто запрещают делать.

Вопрос с ногами у Дениса — это не следствие выполнения сложных элементов. Это так и называется: «усталостный перелом».

— Да, такое явление бывает и в других видах профессионального спорта.
— Да, это накопилось. Как усталость металла. И конкретно с Денисом мы никогда не идем на сложность, если элемент сырой, не готов.

Задача стоит не в том, чтобы удивить кого-то, а чтобы сохранить здоровье спортсмена максимально долго. Чтобы, если один раз что-то не получилось реализовать, был следующий раз.

— Как тренер вы считаете, что следует ограничить эту «гонку сложностей»?
— Если это сопряжено с каким-то очень серьезным риском — да. Когда идет практически на пределе человеческих возможностей — наверное, да.

В погоне за сложностью люди начнут рисковать. Отсюда могут пойти травмы.

— Если бы украинец «приземлил» бы сегодня 7,0, он бы стал олимпийским чемпионом?
— Смотря как приземлиться. Если бы он встал, как 6,0 встают люди, — конечно. Но этот прыжок… на сегодняшний день вот так встать невозможно.

Ознакомиться с другими новостями, материалами и статистикой вы можете на странице Рио-2016, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».