«Мы вас еще поймаем!»

Организаторы Олимпиады-2016 рассказали, как они борются с допингом

Андрей Кульянов (Рио-де-Жанейро) 15.08.2016, 20:55
Лекарственный препарат мельдоний, продающийся под торговой маркой «Милдронат» ТАСС
Лекарственный препарат мельдоний, продающийся под торговой маркой «Милдронат»

Корреспондент «Газеты.Ru» в Рио-де-Жанейро выяснил, почему на бразильской Олимпиаде невозможна подмена допинг-проб и что думает директор МОК по медицине Ричард Баджет о новых мировых рекордах и спортсменах, употребляющих запрещенные вещества.

Доктор Ричард Баджет — личность почти уникальная: он не только является одним спортивным чиновником в двух ипостасях, занимая посты директора по медицине как Международного олимпийского комитета (МОК), так и оргкомитета Рио-2016, но также доктор еще и бывший спортсмен, ставший олимпийским чемпионом.

В 1984 году в Лос-Анджелесе 25-летний тогда Баджет добрался до золота в академической гребле, выиграв соревнования в составе четверки распашной с рулевым.

Сейчас на плечах Баджета лежит нелегкое бремя борьбы с экс-коллегами, вставшими на путь мошенничества с применением медицинских препаратов. Доктор констатирует, что технологии читерства идут на шаг впереди его ведомств, но обещает отловить всех обманщиков.

Журналисты, для которых тема борьбы с допингом перед стартом Игр-2016 отодвинула на второй план любые другие вопросы подготовки к соревнованиям, ждали встречи с руководителем медицинских служб МОК с самого начала Олимпиады. Кого-то интересовали точные цифры, кто-то надеялся найти острые и обличающие цитаты в комментариях Баджета.

В понедельник он подарил представителям СМИ и то и другое.

Свое общение доктор-олимпиец начал с цифр, но на их примере показал и задачи, которые ставят его службы перед собой на этих Играх. Они не гонятся за количеством допинг-проб, которых четыре года назад в Лондоне было сделано более шести тысяч.

«Будет хорошо, если в итоге мы выйдем на тот же уровень», — сказал он, но уточнил, что теперь нужны такие результаты, в которых главным было бы качество и доказательность.

Баджет рассказал, что всего с момента открытия Олимпийской деревни в Рио было проведено около четырех тысяч тестов (3888). Большинство из них — обычные анализы мочи на допинг, но при этом собраны образцы и для паспортов крови спортсменов — 341. Это важная часть работы, поскольку на основе изменения показателей именно в них, если «перепады» некоторых показателей аномальные, спортсмены могут быть и дисквалифицированы.

«Нас интересует больше не количество, а качество работы с анализами, осуществление проверок на высоком технологическом уровне», — объявил доктор.

Конечно, готовили для него журналисты и вопросы о перепроверке проб, взятых на Олимпийских играх 2008 и 2012 годов в Пекине и Лондоне. По словам Баджета, на пересмотр поступило 1400 проб, 98 из которых дали положительный результат.

«Мы задействуем оперативные сведения из международных организаций. У нас уже прошли четыре волны перепроверок», — отметил он.

Журналисты остались этим недовольны: волн много — пойманных мало, да и те препараты, о которых упоминал глава медицинской службы МОК, подкованные в этом вопросе акулы пера признали устаревшими.

«В ближайшие годы по перепроверкам появятся новые результаты, — парировал Баджет, напомнив, что анализы теперь хранятся 10 лет. —

Да, пока мы засекаем устаревшие стероиды. На новые потребуются недели или месяцы, но тот, кто считает, что его спасет то, что он применяет новинки, ошибается — новые технологии позволят его поймать».

Из его слов следует, что бюрократические процедуры не позволяют применить новейшее оборудование, позволяющее проводить исследования на клеточном уровне, уже на этих Играх. Но он считает, что сертификация такого оборудования уже не за горами.

«Так что тем, кто использует сейчас запрещенные средства, есть чего опасаться», — пригрозил доктор.

Ежедневно на брифингах оргкомитета бодро рапортуется о зрительской посещаемости соревнований, а также о ярких событиях Игр — как правило, установленных рекордах. Руководитель медицинских служб признался, что взгляд его организации на эти достижения направлен под несколько другим углом.

«И это прискорбно, — добавил Баджет. — Горько от сознания того, что каждое феноменальное достижение нам нужно ставить под сомнение. Но проверка каждого такого случая должна быть максимальной».

Просто взять допинг-пробу и уличить атлета в мошенничестве — это попасть пальцем в небо: надо знать, кого проверять. И именно эта работа ведется медицинскими службами МОК все то время, когда нет крупных стартов.

«У нас есть рабочая группа Всемирного антидопингового агентства (WADA) и МОК, которая смотрит статистику по видам спорта, — рассказал Баджет. — Такая работа применительно к этим Играм началась в феврале, были даны рекомендации федерациям и антидопинговым службам, на каких видах спорта нужно сосредоточить внимание.

После этого идет обмен оперативной информацией. Непосредственно в Рио мы практически в ежедневном режиме с 24 июля получаем сводки — на кого из спортсменов обратить внимание.

Сейчас таких спортсменов более 1000, они проходят внесоревновательные проверки».

Ну и наконец, целый пласт вопросов был связан с тем, как работает в Рио аккредитованная на Играх антидопинговая лаборатория. Связаны они были с тем, что мировая общественность узнала со слов бывшего руководителя Московской антидопинговой лаборатории Григория Родченкова и доклада независимой комиссии WADA во главе с Ричардом Маклареном, а также с тем, что работа антидопинговой лаборатории в Рио-де-Жанейро была приостановлен на полгода.

«Лаборатория была полностью переоборудована WADA здесь в Рио, потому что были допущены ошибки в ее обустройстве, — рассказал Баджет, не став комментировать информацию о том, что причиной такого решения стали ошибочно положительные пробы. — Мы провели тщательную экспертизу, несколько специалистов работали тут по нескольку дней.

Мы рады, что это было сделано заблаговременно, потому что на Играх интенсивность работы лаборатории возрастает в разы, а она должна справляться».

Про скандальное интервью Родченкова в американских СМИ и доклад Макларена российским читателям особо рассказывать не нужно. Но для тех, кто с мая этого года находился вне доступа информации, напомним, что бывший руководитель Московской антидопинговой лаборатории рассказал о масштабной организации подмены проб через дырку в стене лаборатории во время Олимпиады-2014 в Сочи.

Российская сторона уверена в том, что все эти обвинения абсурдны, тем более что исходят они от Родченкова, который сам ранее обвинялся в махинациях с запрещенными препаратами.

Баджет отметил, что любая возможность подмены образцов проб на Играх-2016 отсутствует. «Любое вмешательство в целостность образцов исключено, — заявил он. —

Они охраняются национальной гвардией, ведется видеонаблюдение — в круглосуточном режиме камеры направлены на холодильники с допинг-пробами».

Директор МОК по медицине признался, что отчет Макларена, сделанный во многом на показаниях Родченкова, его потряс.

«Информация продолжает поступать, мы надеемся, что это никогда не повторится, — заявил Баджет. —

Но я почувствовал, что в Сочи нас грубо провели».

Он не стал рассказывать, какая у него есть новая информация о перепроверках допинг-образцов из Сочи. «Я не готов комментировать вопрос о новых именах, которые открылись», — сказал он.

Конечно, всех интересовало, как все то, что говорится относительно Сочи, стало возможным в присутствии многочисленных международных наблюдателей.

«Мы пересматриваем сейчас все наши процедуры, — ответил на это Баджет. — Пересматриваем все: от момента получения образца до его попадания в морозилку.

Но то, что было раньше, обуславливалось тем, что в этом процессе участвовал сам директор лаборатории».

Медицинский директор МОК признался, что у него не было никаких подозрений в том, что подобное может происходить на Олимпийских играх.

«Да, я узнал о размахе коррупции только из отчета Макларена», — сказал он.

Ознакомиться с другими новостями, материалами и статистикой вы можете на странице Рио-2016, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».