«Не сталкиваю дзюдоистов лбами, соперник — только иностранец»

Эцио Гамба подвел итоги соревнований по дзюдо на Играх-2016

Андрей Кульянов (Рио-де-Жанейро) 13.08.2016, 08:49
Генменеджер сборной России по дзюдо Эцио Гамба ТАСС
Генменеджер сборной России по дзюдо Эцио Гамба

Генеральный менеджер сборной России по дзюдо Эцио Гамба в интервью «Газете.Ru» подвел итоги Олимпийских игр в своем виде спорта, рассказал, как на них повлияла ситуация с мельдонием, раскрыл секрет командного духа, порассуждал о том, не безнадежен ли российский футбол, и сравнил Москву времен Олимпиады-80 с нынешней.

— Расскажите о тех спортсменах, которые выступали на Олимпиаде и завоевали награды.
— Сначала я хотел бы сказать о тех, кто не попал на пьедестал. Потому что я хотел бы поблагодарить всех — Тагира Хайбулаева, Рената Саидова, Кирилла Денисова, Дениса Ярцева, Михаила Пуляева. Из девушек — Ксению Чибисову. Они настоящие бойцы, добившиеся выдающихся результатов. Все они блестяще выступали эти восемь лет, им надо сказать спасибо.

Но это Олимпиада. Посмотрите, сколько здесь первых номеров потерпели поражения — не один.

Что же касается призеров… Беслан Мудранов — я абсолютно ожидал от него хорошего результата, потому что он три раза выигрывал чемпионат Европы. Форма, в которой он подошел к Олимпиаде, была отличной.

Хасан Халмурзаев — молодой, с большим потенциалом, который он уже реализовал на чемпионате Европы. С каждым днем он становится все сильнее, тренируясь с серьезными партнерами.

У нас в команде сейчас в каждой весовой категории четыре-пять спортсменов высшего уровня.

Наталья Кузютина завоевала бронзу. Это настоящий трудоголик, которого каждый день приходится выгонять с татами. Наташа действительно была в такой форме, что могла выиграть Олимпиаду. К сожалению, проиграла японке. Но в конце того поединка была очень близка к победе. Если бы ей удалась контратака, дело было бы сделано…

— Оцените в целом выступление сборной России по дзюдо на Олимпиаде в Рио.
— Мы должны быть абсолютно счастливы, потому что, если говорить о последних четырех месяцах, они были реально трудными.

Возникли проблемы с мельдонием, мы меняли людей в квалификации, не могли выступать на соревнованиях. А про то, что мы едем на Олимпиаду, мы точно узнали только за пять дней до ее старта.

А что происходило на Олимпиаде? У Михаила Пуляева за два дня до старта взяли кровь на анализ. А утром в день соревнований он снова получил бумагу, что должен пройти новый допинг-контроль после турнира. Это абсолютно сумасшедшая ситуация. И вот когда при таких обстоятельствах вы завоевываете два золота и бронзу — это великолепно.

— А раньше на турнирах вас тоже доставали проверками или тут было что-то за гранью?
— Не-не, каждый турнир! Постоянно! Проверяют, даже если у нас нет призеров, даже в тренировочном лагере. Мы проводили сборы в испанском Кастельдефельсе за месяц до Олимпиады, и в день отъезда, когда у нас автобус в 9.30, к нам приходят в 8.30 с проверкой на допинг. Это же просто безумие!

Думаю, это делается просто из-за денег, потому что нет необходимости проверять спортсменов так часто.

— Вы сотворили чудо, подняв дзюдо в России на небывалую высоту. Ваш секрет в том, что вы становитесь отцом для своих спортсменов?

— Секрет — в атмосфере, в том, что мы создали команду. И сейчас мы получаем поздравления от тех, кого не было с нами на Олимпиаде.

И конечно, надо сказать спасибо президенту России Владимиру Владимировичу Путину. Он всегда с нами на сто процентов, помогает идти по правильной дороге, находит нужные слова.

Благодарю президента Российской федерации дзюдо Василия Анисимова, а также Аркадия Ротенберга, Сергея Соловейчика — они тоже нас поддерживают. Мы можем добиваться того, чего добиваемся, именно благодаря этой поддержке.

— А как установить такую атмосферу в команде? Ведь ребята — конкуренты друг другу.

— Да, но мы не сталкиваем их лбами. Это такой секрет — я никогда не направляю ребят друг против друга. Твой соперник — иностранец, не россиянин.

Именно поэтому у нас ребята дружат и помогают друг другу расти в спортивном мастерстве. Я думаю, у нас уникальная атмосфера.

— Неужели не возникало ни одного конфликта?
— За восемь лет ни одного не было. Даже сейчас, когда пришлось принимать очень сложные решения по заявке на Олимпиаду. Я все объяснил ребятам. Просто то, находишься ли ты в первой восьмерке рейтинга, позволяющей быть посеянным на олимпийском турнире, — это большое преимущество: ты не встретишься с другими лидерами до третьего круга.

Не все наши смогли войти в лидеры рейтинга: из-за этих проблем с мельдонием не все спортсмены могли участвовать в соревнованиях, чтобы набирать рейтинговые очки.

— Наши ребята мало выступали весной из-за проблем с мельдонием и недобрали в рейтинге.
— Вот именно! Четыре месяца мы не могли соревноваться. А если выходили на турнир, то не могли идти до победного конца, потому что рисковали попасть под допинг-контроль.

Бывали случаи, когда я говорил ребятам проиграть матч: «Ты должен проиграть, потому что если у нас будет медаль, нас потащат на допинг-контроль».

— Во всех ли категориях, где сразу несколько наших спортсменов могли поехать на Олимпиаду, вы сделали правильный выбор? Оцените сейчас…
— Я думаю, да. Но сейчас я бы говорил не о том, что было, а смотрел бы в будущее. Результаты — перед вами. Я их считаю отличными с учетом всех обстоятельств.

Считаю, что команда прогрессирует. Я не знаю, какие решения о своей карьере примут Хайбулаев, Нифонтов и Денисов. Если они решат ее завершить, я хотел бы привлечь их к работе в команде, чтобы они стали тренерами.

Нам всегда нужна свежая кровь. Молодые и задорные, которые будут подталкивать ветеранов. И такая молодежь у нас есть и в мужской, и в женской сборных: братья Халмурзаевы, Чибисова, Долгова. И я думаю, что на следующей Олимпиаде женская сборная будет такой же сильной, как и мужская.

— Вы сказали, эта сборная сильнее той, которая была в Лондоне. Какой будет та, что поедет в Токио?
— Атлеты набрались опыта, были лучше готовы. Те, кого я перечислил, будут готовы выступить на Олимпиаде в Токио или находиться на вершине в эти четыре года. Будем смотреть и на Кузютину — год за годом, все-таки она уже не ребенок.

У нас достаточно большая команда — 60 мужчин, 40 женщин. У нас 21 мужчина прошел олимпийскую квалификацию в этот раз. Ни у одной из сборных не было столько!

— Вы остаетесь до Токио?
— Увидим. Впереди у меня 20 дней на то, чтобы подумать о своем будущем.

— То есть вы едете сразу после Игр отдыхать? Куда?
— К семье в Южную Италию — к морю. Меня ждет хороший отдых.

— Как дома относятся к тому, что вы почти 11 месяцев в году проводите со сборной России?
— Да, тяжелая жизнь! Но мой сын занимается дзюдо, ему 17 лет. Он гордится тем, что его отец работает на таком посту.

Моей дочке — 21 год. Она много путешествует и теперь на четыре месяца уехала учиться в Канаду. А до этого полгода жила в Испании. У нее начинается своя жизнь.

Но вот жене действительно тяжело, что мужа нет рядом.

— Как она отреагировала на то, что вы решили получить российский паспорт?
— Моя семья была счастлива. Но супруга поначалу была в шоке: «Мы же потеряем итальянское гражданство!» Я ответил: «Нет-нет, ничего не потеряю».

Мы остаемся итальянцами, но теперь уже частью и русскими.

— Жена готова жить с вами больше времени в России?
— Она готова. Посмотрим, что будет.

— Чем вы занимаетесь в свободное время на отдыхе? Рыбалка?
— Ребята, какая рыбалка? Может, иногда схожу под парусом или поплаваю-поныряю. Я люблю отдых на воде. Или потренирую сына — он увлечен спортом.

— После Лондона вы хотели отправиться с командой в морское путешествие.

— Я думал о том же и сейчас. Есть интересные идеи, но пока не расскажу про них — все еще надо обсудить с коллегами.

— В нашем спорте есть иностранные тренеры, которые поняли русскую душу. Но вот в футболе Адвокат и Капелло бились лбом о стену. Дело в них или у нас это такой вид спорта, где ничего не добиться?
— Дело в том, что я очень много времени провожу со спортсменами, понимаю их. Когда у тренера нет столько времени, чтобы найти взаимопонимание, ему приходится трудно.

Да и в России нет сильного национального чемпионата. Сравните с первенством Италии — абсолютно разный уровень. Вот почему любому иностранцу будет трудно изменить ситуацию в российском футболе.

— Что вы вспоминаете об Олимпиаде-1980, где завоевали золото в дзюдо?

— Я приехал в Москву и был поражен — широкие дороги, на которых почти не было машин. Я думал, там можно гоночные соревнования устраивать.

А теперь. Ребята, что произошло? У вас теперь пробки круче, чем в Италии и любой стране Европы!

И еще помню, что тогда подумал, что никогда больше не приеду в Россию. Был тотальный контроль, досмотр на каждом этапе пути. Это была Олимпиада времен бойкота. Но это жизнь. А я был молодым и об этом не думал…

Ознакомиться с другими новостями, материалами и статистикой вы можете на странице Рио-2016, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».