«С бронзы Олимпиады все только начинается»

Шпажистка Кочнева дебютировала на Олимпийских играх бронзовой медалью

Андрей Кульянов (Рио-де-Жанейро) 12.08.2016, 11:32
Reuters

Шпажистка Ольга Кочнева, которая вышла в команде на замену в решающий момент «бронзового» матча с эстонками, рассказала о турнире, своем дебюте на Олимпиаде и атмосфере Игр.

Россиянки Татьяна Логинова, Виолетта Колобова, Любовь Шутова и Ольга Кочнева в четверг стали бронзовыми призерами в командном турнире шпажисток.

Кочнева дебютировала на Играх сразу в матче за третье место, причем в предпоследней дуэли.

Она вышла на дорожку при счете 22:19, увеличив в итоге лидерство россиянок до четырех очков — 25:21. Итоговый счет установила лидер команды Колобова, хладнокровно отразив все наскоки соперницы, — 37:31.

— Представляли, что выходите на три минуты на дорожку и выигрываете олимпийскую медаль?
— Я четыре месяца назад даже представить себе не могла, что я буду на Олимпийских играх, что у меня вообще будет медаль. Я запрыгнула в последний вагон — на последних отборочных соревнованиях.

И последние три месяца для меня уже какое-то сказочное событие.

Но я очень долго к этому шла — со своей семьей, своим тренером. И все удалось, и я очень рада.

— Мандраж был в финале?
— Нет, я абсолютно была уверена. Я проснулась утром, была уверена, что мы вернемся в нашу комнату уже с медалью. Думала, будет золотая. Потом, когда мы проиграли в полуфинале, думала, что будет бронза абсолютно точно.

Была уверена в девочках, в себе — знала, что в любой момент могу помочь.

— Не прогнозировалось в случае выхода в финал, что вы будете там?
— У нас происходит замена, если какой-то спортсмен, как говорится, «плывет», или по медицинской причине, или как сейчас — тактическая замена. Поменяли эстонскую фехтовальщицу: она тоже вышла из запаса — и меня на нее.

То есть у нас с ней был такой бой сложный: мы целый день сидели, болели. Мне эмоционально проще фехтовать, чем сидеть, болеть — потому что ты кроме как криком помочь команде, к сожалению, не можешь.

— Причем очень нервным ваш бой получился. Что-то вам даже крикнули…
— Честно говоря, не помню. Единственное, что могут кричать, — это «колоть», «не бояться» и «надо».

Все кричали на протяжении этой встречи: «Это наша медаль, надо за нее бороться! Девочки, даем медаль!»

— Всего три очка был запас, когда вы вышли на поединок. Какой тактики вам сказали придерживаться?
— Фехтовать. Сказали фехтовать, не зажиматься, показывать фехтование. Это самое главное.

Я даже себя открыла с другой стороны — это Олимпийские игры, идет борьба за медаль, и меня «холодную», на нашем сленге, выпускают —

я знала, какая огромная ответственность, но ради этого боя я, можно сказать, тренировалась последние годы. И я знала, что не проиграю, точно.

Я, мне кажется, могла сделать больше. Хотела выиграть 5:0, просто немножко зажалась, честно скажу. В следующий раз такого не повторится (смеется)…

— В следующем олимпийском цикле будете участвовать?
— Конечно! Обязательно!

— Если выбрать оценку этой Олимпиады, какой она была для нашей команды?
— Я лично почувствовала здесь Олимпийские игры. Для меня это нечто особенное, она же у меня первая Олимпиада. И я только сейчас начинаю понимать, когда уйма людей уже позвонили, поздравили…

Такую большую работу проделала, чтобы здесь оказаться, и она такая… не знаю, как сказать… наверное, самое лучшее для меня.

— Теперь хочется еще?
— В первую очередь, хочется отдохнуть, побыть с семьей — месяц хотя бы. А потом уже будем работать дальше.

Все только начинается, я уверена!

— Семья уже поздравила?
— Конечно, в первую очередь!

— Из тех поединков, которые сегодня были, какие самые важнее выделите? Ну, кроме своего, конечно…
— Самые важные, переломные поединки — естественно, последние все, Виолеттины бои, потому что на последнем человеке самая большая ответственность.

И все эти бои были «качели». С Францией у нас очень волевая была победа. Мы очень долго настраивались на эту встречу, знали, что девочки молоденькие, с азартом будут драться до последнего.

Мы проигрывали шесть уколов, но я знала, что мы выиграем! Бывает такое — спокойствие и уверенность. Девочки по укольчику, не торопились, отыграли. То есть последний круг, все три боя очень важны были.

— Было ощущение, что, когда уступали с француженками, вас могут выпустить?
— Я хотела сама попроситься в бой! Сидела, у меня тряслись руки, думала: «Ну, уже выпустите меня!» Это очень сложно — сидеть.

Просто на Олимпиаде замена — единственная. Обычно такого нет: на всех соревнованиях менять можно каждую встречу, ввели даже двойные замены — такого, как здесь, не происходит никогда.

Сложно сидеть и понимать, что нельзя. Может все что угодно случиться — кто-то может повредить ногу. Если меня заменят, то второй замены уже быть не может, поэтому всегда до последнего держат запасного…

— А имело ли смысл в полуфинале рискнуть и сделать эту замену?
— Ой, я не могу делать такие выводы… Это не мне решать — у нас есть тренеры, прекрасные, которые все знают. И девочки отработали на все сто — у меня нет ни к кому никаких претензий: все есть, как есть. Спасибо, что у меня есть этот бой.

Тренеры могут спросить перед боем, с кем мне комфортнее фехтовать, но обычные соревнования и Олимпиада — это совершенно другое. Здесь невозможно все предугадать.

— Когда решили, что надо провести эту замену?
— Ну, поменять было нужно. Просто решали — или с Юлей Беляевой встать, или с Кристиной Куск. Тактически выбрали, что Куск будет лучше — она и «похолоднее», неразогретая. И я, в принципе, тоже.

— А почему нужно было поменять? Никто не «плыл», по очкам много не отдавал.
— У нас есть один нюанс: если запасной не фехтует ни одного боя, он не получает медаль.

— Важный нюанс...
— Да, и поэтому все выпускают своих запасных. Посмотрите, все команды делают замены, просто из-за того, что она одна, все держат это до последнего. Поняли, что все, все живы-здоровы, и выпускают.

— Из-за того, что фехтовальные команды жили отдельно, а в Олимпийскую деревню приезжали за день до своего турнира, не теряется дух Олимпиады?
— Перед личным турниром мы приехали за день и поняли, что немножко не успели вкусить атмосферу этих соревнований. Попросили — и перед командными соревнованиями приехали за три дня.

В Олимпийской деревне, конечно, другая энергетика: кто-то радуется, кто-то плачет, кто-то песни поет уже… И понимаешь, что ты на Олимпиаде.

Я с девчонками разговаривала, когда были личные соревнования, — они вообще не поняли, где они находятся: как будто обычный турнир.

У нас отличные условия были на базе, где мы тренировались, но там мы настолько отстранены были. Мы первые начинали, и для нас это, я думаю, было сложностью.

— С кем-то успели пообщаться в Олимпийской деревне?
— Да, там все очень дружелюбные, все общаются. У нас телевизор один на весь корпус.

— А из других сборных?
— Я ходила на открытие Игр — одна от всего фехтования, меня отпустили. Вот там общалась.

— Саблистки и рапиристки поздравили вас?
— Конечно.

— Кто-то из них был сегодня на трибуне из других команд?
— Вряд ли. Нас приехали шпажисты поддержать, наша мужская команда. У нас же соревнования, надо не выплескивать эмоции.

Шпажисты на свой командный турнир должны мобилизоваться, потому что колоссальная работа у них проделана, и все будет хорошо.

Ознакомиться с другими новостями, материалами и статистикой вы можете на странице Рио-2016, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».