Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«С бронзы Олимпиады все только начинается»

Шпажистка Кочнева дебютировала на Олимпийских играх бронзовой медалью

Андрей Кульянов (Рио-де-Жанейро) 12.08.2016, 11:32
Reuters

Шпажистка Ольга Кочнева, которая вышла в команде на замену в решающий момент «бронзового» матча с эстонками, рассказала о турнире, своем дебюте на Олимпиаде и атмосфере Игр.

Россиянки Татьяна Логинова, Виолетта Колобова, Любовь Шутова и Ольга Кочнева в четверг стали бронзовыми призерами в командном турнире шпажисток.

Кочнева дебютировала на Играх сразу в матче за третье место, причем в предпоследней дуэли.

Она вышла на дорожку при счете 22:19, увеличив в итоге лидерство россиянок до четырех очков — 25:21. Итоговый счет установила лидер команды Колобова, хладнокровно отразив все наскоки соперницы, — 37:31.

— Представляли, что выходите на три минуты на дорожку и выигрываете олимпийскую медаль?
— Я четыре месяца назад даже представить себе не могла, что я буду на Олимпийских играх, что у меня вообще будет медаль. Я запрыгнула в последний вагон — на последних отборочных соревнованиях.

И последние три месяца для меня уже какое-то сказочное событие.

Но я очень долго к этому шла — со своей семьей, своим тренером. И все удалось, и я очень рада.

— Мандраж был в финале?
— Нет, я абсолютно была уверена. Я проснулась утром, была уверена, что мы вернемся в нашу комнату уже с медалью. Думала, будет золотая. Потом, когда мы проиграли в полуфинале, думала, что будет бронза абсолютно точно.

Была уверена в девочках, в себе — знала, что в любой момент могу помочь.

— Не прогнозировалось в случае выхода в финал, что вы будете там?
— У нас происходит замена, если какой-то спортсмен, как говорится, «плывет», или по медицинской причине, или как сейчас — тактическая замена. Поменяли эстонскую фехтовальщицу: она тоже вышла из запаса — и меня на нее.

То есть у нас с ней был такой бой сложный: мы целый день сидели, болели. Мне эмоционально проще фехтовать, чем сидеть, болеть — потому что ты кроме как криком помочь команде, к сожалению, не можешь.

— Причем очень нервным ваш бой получился. Что-то вам даже крикнули…
— Честно говоря, не помню. Единственное, что могут кричать, — это «колоть», «не бояться» и «надо».

Все кричали на протяжении этой встречи: «Это наша медаль, надо за нее бороться! Девочки, даем медаль!»

— Всего три очка был запас, когда вы вышли на поединок. Какой тактики вам сказали придерживаться?
— Фехтовать. Сказали фехтовать, не зажиматься, показывать фехтование. Это самое главное.

Я даже себя открыла с другой стороны — это Олимпийские игры, идет борьба за медаль, и меня «холодную», на нашем сленге, выпускают —

я знала, какая огромная ответственность, но ради этого боя я, можно сказать, тренировалась последние годы. И я знала, что не проиграю, точно.

Я, мне кажется, могла сделать больше. Хотела выиграть 5:0, просто немножко зажалась, честно скажу. В следующий раз такого не повторится (смеется)…

— В следующем олимпийском цикле будете участвовать?
— Конечно! Обязательно!

— Если выбрать оценку этой Олимпиады, какой она была для нашей команды?
— Я лично почувствовала здесь Олимпийские игры. Для меня это нечто особенное, она же у меня первая Олимпиада. И я только сейчас начинаю понимать, когда уйма людей уже позвонили, поздравили…

Такую большую работу проделала, чтобы здесь оказаться, и она такая… не знаю, как сказать… наверное, самое лучшее для меня.

— Теперь хочется еще?
— В первую очередь, хочется отдохнуть, побыть с семьей — месяц хотя бы. А потом уже будем работать дальше.

Все только начинается, я уверена!

— Семья уже поздравила?
— Конечно, в первую очередь!

— Из тех поединков, которые сегодня были, какие самые важнее выделите? Ну, кроме своего, конечно…
— Самые важные, переломные поединки — естественно, последние все, Виолеттины бои, потому что на последнем человеке самая большая ответственность.

И все эти бои были «качели». С Францией у нас очень волевая была победа. Мы очень долго настраивались на эту встречу, знали, что девочки молоденькие, с азартом будут драться до последнего.

Мы проигрывали шесть уколов, но я знала, что мы выиграем! Бывает такое — спокойствие и уверенность. Девочки по укольчику, не торопились, отыграли. То есть последний круг, все три боя очень важны были.

— Было ощущение, что, когда уступали с француженками, вас могут выпустить?
— Я хотела сама попроситься в бой! Сидела, у меня тряслись руки, думала: «Ну, уже выпустите меня!» Это очень сложно — сидеть.

Просто на Олимпиаде замена — единственная. Обычно такого нет: на всех соревнованиях менять можно каждую встречу, ввели даже двойные замены — такого, как здесь, не происходит никогда.

Сложно сидеть и понимать, что нельзя. Может все что угодно случиться — кто-то может повредить ногу. Если меня заменят, то второй замены уже быть не может, поэтому всегда до последнего держат запасного…

— А имело ли смысл в полуфинале рискнуть и сделать эту замену?
— Ой, я не могу делать такие выводы… Это не мне решать — у нас есть тренеры, прекрасные, которые все знают. И девочки отработали на все сто — у меня нет ни к кому никаких претензий: все есть, как есть. Спасибо, что у меня есть этот бой.

Тренеры могут спросить перед боем, с кем мне комфортнее фехтовать, но обычные соревнования и Олимпиада — это совершенно другое. Здесь невозможно все предугадать.

— Когда решили, что надо провести эту замену?
— Ну, поменять было нужно. Просто решали — или с Юлей Беляевой встать, или с Кристиной Куск. Тактически выбрали, что Куск будет лучше — она и «похолоднее», неразогретая. И я, в принципе, тоже.

— А почему нужно было поменять? Никто не «плыл», по очкам много не отдавал.
— У нас есть один нюанс: если запасной не фехтует ни одного боя, он не получает медаль.

— Важный нюанс...
— Да, и поэтому все выпускают своих запасных. Посмотрите, все команды делают замены, просто из-за того, что она одна, все держат это до последнего. Поняли, что все, все живы-здоровы, и выпускают.

— Из-за того, что фехтовальные команды жили отдельно, а в Олимпийскую деревню приезжали за день до своего турнира, не теряется дух Олимпиады?
— Перед личным турниром мы приехали за день и поняли, что немножко не успели вкусить атмосферу этих соревнований. Попросили — и перед командными соревнованиями приехали за три дня.

В Олимпийской деревне, конечно, другая энергетика: кто-то радуется, кто-то плачет, кто-то песни поет уже… И понимаешь, что ты на Олимпиаде.

Я с девчонками разговаривала, когда были личные соревнования, — они вообще не поняли, где они находятся: как будто обычный турнир.

У нас отличные условия были на базе, где мы тренировались, но там мы настолько отстранены были. Мы первые начинали, и для нас это, я думаю, было сложностью.

— С кем-то успели пообщаться в Олимпийской деревне?
— Да, там все очень дружелюбные, все общаются. У нас телевизор один на весь корпус.

— А из других сборных?
— Я ходила на открытие Игр — одна от всего фехтования, меня отпустили. Вот там общалась.

— Саблистки и рапиристки поздравили вас?
— Конечно.

— Кто-то из них был сегодня на трибуне из других команд?
— Вряд ли. Нас приехали шпажисты поддержать, наша мужская команда. У нас же соревнования, надо не выплескивать эмоции.

Шпажисты на свой командный турнир должны мобилизоваться, потому что колоссальная работа у них проделана, и все будет хорошо.

Ознакомиться с другими новостями, материалами и статистикой вы можете на странице Рио-2016, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».