«Доклад Макларена — филькина грамота»

Юрист о новых условиях допуска России до Олимпийских игр

Мария Минина 01.08.2016, 19:04
В аэропорту Шереметьево во время проводов сборной России на XXXI летние Олимпийские игры в... Артем Коротаев/ТАСС
В аэропорту Шереметьево во время проводов сборной России на XXXI летние Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро

Известный спортивный юрист Валерий Федореев рассказал «Газете.Ru», чем грозит российской сборной решение Международного олимпийского комитета (МОК) о дополнительном этапе отсева отечественных атлетов. По его словам, если Олимпийский комитет России все сделал правильно, новый отсев не должен нас пугать.

Глава МОК Томас Бах 31 июля рассказал о дополнительных условиях допуска российских спортсменов до Олимпийских игр в Рио, которые заключаются в трех этапах отсева атлетов. Также он уточнил, что сейчас национальная сборная России находится на третьей стадии.

Теперь, чтобы быть допущенными до соревнований, спортсмены, указанные в списке Олимпийского комитета России (ОКР), пройдут проверку независимых экспертов. Помимо делегатов МОК в комиссию будет входить арбитр CAS, а арбитражный суд также будет влиять на допуск россиян к состязаниям.

1 августа Международная федерация плавания (FINA) должна принять решение по двум пловцам сборной России — Никите Лобинцеву и Владимиру Морозову.

Ранее их имена были упомянуты в докладе независимой комиссии Всемирного антидопингового агентства (WADA) Ричарда Макларена.

Понять, чем грозят российской сборной новые решения МОК, «Газете.Ru» помог глава практики спортивного права международной юридической фирмы CMS Валерий Федореев.

— Как вы можете прокомментировать трехшаговую процедуру, о которой заявил Томас Бах?
— В решении исполкома МОК от 24 июля действительно предусмотрена трехступенчатая система допуска. На первом этапе должны принимать решение международные федерации, причем они должны допускать атлетов, которые не были упомянуты в докладе Макларена, не были замечены в допинговых нарушениях и так далее. На втором этапе заявку подает уже ОКР, соответственно, он тоже должен отсеять спортсменов, если у них были какие-то проблемы с допингом. А на третьем этапе указано, что решение должен принимать уже МОК. В данном случае создается комиссия из трех человек.

Интересно, что в комиссию должен входить независимый арбитр CAS. Фактически на двух первых этапах международные федерации и Олимпийский комитет России должны провести отсев спортсменов, которые не соответствуют критериям, заявленным исполкомом.

А на третьем этапе МОК просто проверяет, все ли было правильно сделано на двух предыдущих этапах. Если отсев происходил правильно, то на третьем этапе ничто нас не должно пугать.

— Может ли МОК на третьем этапе допустить кого-то дополнительно?

— Дополнительно допустить уже не может: МОК будет рассматривать только спортсменов, указанных в заявке ОКР. А вот отсеять может. Комиссия будет рассматривать дела персонально каждого спортсмена. Если члены этой комиссии увидят, что атлет включен в заявку, несмотря на допинговые нарушения в прошлом, то его не допустят.

— CAS будет выносить отдельно свое решение?
— Решение исполкома МОК сформулировано очень хитро: в комиссию действительно включается арбитр CAS. И решение МОК о допуске каждого спортсмена должно быть подтверждено этим арбитром. Это означает, что арбитр CAS может наложить вето на решение МОК о допуске любого спортсмена.

А вот обратных ситуаций там нет. Если МОК не допускает спортсмена, а арбитр CAS видит, что решение не подкреплено законом, то он не сможет допустить атлета. Тогда нужно будет идти в суд, что спортсмен сделать не успеет никак и поэтому пролетит.

Такое решение исполкома однобоко, но оно находится в рамках действующего устава МОК. Там у исполкома действительно очень широкие полномочия, это правда. В статье 44 написано, что решение о допуске принимает МОК, и только исполнительный комитет регулирует процедуру допуска и критерии допуска.

— Чего нам ждать от арбитра CAS в данной ситуации?
— Я думаю, что арбитр CAS — гарант того, что процедура рассмотрения заявок независима. Есть критерии и для самого арбитра: это должно быть лицо, которое не взаимодействует ни с одной спортивной организацией, которые так или иначе принимают участие в подготовке или непосредственно в Олимпийских играх в Рио.

То есть он не должен быть связан ни с одной спортивной федерацией или олимпийским комитетом любой страны.

Я думаю, что арбитр CAS будет просто осуществлять контроль за юридической чистотой процедуры, но не будет играть значимой роли. Решение принимать будет комиссия МОК.

— Как быть с пловцами, которые упомянуты в докладе Макларена, но не были замечены в употреблении допинга?
— Вообще, исполком рекомендовал не допускать всех лиц, упомянутых в докладе Макларена. Там есть такой термин как «implicated», то есть «замечены», «указаны». Но я бы сказал «упомянуты». Поэтому даже если лицо упомянуто в докладе, но не было замечено в употреблении допинга, то вступает в силу рекомендация исполкома о недопуске этих лиц. Я думаю, что по нашим пловцам, к сожалению, будет принято отрицательное решение именно с такой формулировкой: «Implicated in McLaren's report» («Упомянуты в докладе Макларена»).

— С чем связано то, что доклад Макларена претерпевает изменения? В частности, исключены восемь страниц с показаниями информатора WADA Григория Родченкова.
— Доклад WADA — предварительный. МОК принял его в качестве руководства к действию, чтобы защитить принцип честности олимпийских соревнований. Даже сам МОК к решению исполкома делает уточнение, мол, мы понимаем, что доклад Макларена носит лишь предварительный характер, мы уважаем право господина Макларена и дальше работать над ним, но сейчас принимаем к сведению для принятия решения по российским спортсменам.

Доклад WADA будет меняться, в нем будут затронуты не только летние, но и зимние Олимпийские игры. В окончательной версии должны быть более ли менее веские доказательства.

А предварительный доклад Макларена — филькина грамота, на мой взгляд.

— То, что WADA не вынесло рекомендаций по отстранению нашей сборной от Игр в Рио, связано с тем, что документ не закончен? Или была другая причина?
— Давать рекомендации по отстранению не в компетенции Макларена. Он расследует сам кейс: и он сам, и МОК, и WADA понимают, что это еще только верхушка айсберга. Поэтому они дали ему еще время. Но и в окончательной версии доклада рекомендаций не будет, там должны быть факты. Рекомендации должно давать WADA как орган, имеющий право это делать. Боюсь, что и по Олимпийским играм в Сочи будут сделаны определенные выводы.

— Но доклад Макларена был как раз от WADA. То есть почему это не в компетенции Макларена?
— Везде подчеркивается, что Макларен — независимый эксперт WADA. «Independent person» — этот термин используется везде. Он не может принимать решение, поскольку проводит независимое расследование.

На исполкоме его назвали «IP report». То есть WADA наняло Макларена как независимое лицо, чтобы он составил отчет по итогам своего независимого расследования. WADA принимает во внимание и утверждает отчет Макларена. А в дальнейшем, если WADA принимает во внимание доводы, то дает рекомендации МОК.