Петреску: заявление Газзаева вызвало у меня серьезное недоумение

Главный тренер московского «Динамо» Дан Петреску ответил на критику в свой адрес со стороны президента и наставника владикавказской «Алании» Валерия Газзаева, который после матча 29-го тура чемпионата России заявил, что перехлест страстей, вылившийся в стычку игроков в конце игры, в большей степени спровоцировал именно румынский специалист.

«Заявление Валерия Газзаева вызвало у меня серьезное недоумение. Я никогда в жизни не отзывался в негативном свете ни о ком из коллег, если говорил о ком-то, то только хорошее. Но в данном случае, считаю, главный тренер «Алании» перешел рамки допустимого, поэтому я вынужден ответить, — приводит слова Петреску пресс-служба бело-голубых. — Газзаев — большой тренер, который добился серьезных успехов. При этом ему все же следует в первую очередь думать о своем собственном поведении и о своей команде. Лучше рассуждать об игре, о том, почему не сработала покупка зимой 11 новичков и клуб теперь вылетает. А раз уж о претензиях в мой адрес речь зашла, то Газзаев, кажется, сам сейчас отбывает дисквалификацию за собственное поведение. Вряд ли его можно назвать малоэмоциональным человеком. Да и многие тренеры возмущаются на бровке, когда судьи ошибаются.

Во Владикавказе я лишь дважды обратился к арбитру — после неназначенных пенальти, так что о какой моей вине говорит Газзаев, мне совершенно непонятно. Кроме того, я никогда в жизни ни в одной команде не призывал футболистов к жестокости на поле, всегда прошу их играть в футбол корректно, не расплескивать эмоции на посторонние вещи. И в данном случае фол Кокорина должен был оценивать судья, а не футболисты «Алании», которые устроили самосуд, заварили эту кашу.

Странно также, что Газзаев поднимает тему национальности. Считаю, что тренера надо оценивать не по паспорту, а по его работе. Уверяю вас, что если Газзаев приехал бы работать в Румынию, то с моей стороны в его адрес была бы только поддержка. Ну а его заявление по поводу сломанной мной двери вообще оставлю без комментариев – пусть это останется на его совести. В подтрибунных помещениях всех стадионов установлены камеры, я готов к опубликованию записи, все убедятся, что до двери в раздевалку я вообще не дотрагивался. После матча прошел в раздевалку совершенно спокойно, не ударяя ни по двери, ни по чему бы то ни было еще».