Карелин: не считаю правильным отказываться от олимпийских медалей в знак протеста

Трехкратный олимпийский чемпион по греко-римской борьбе, депутат Госдумы РФ Александр Карелин не считает правильным добиваться сохранения борьбы в программе Олимпийских игр отказом от медалей.
«Если говорить про меня — отказываться не буду, потому что не считаю это правильным, — сказал Карелина. — На мой взгляд, это значит ставить под сомнение наши победные традиции прошлого и настоящего. Что же теперь — нивелировать награду на Играх в Лондоне Романа Власова? Я с этим не соглашусь никогда».
Он отметил, что борцам следует не сдавать медали, а подключаться к работе, которую ведут различные национальные федерации борьбы, в том числе российская.


«Сейчас сдавать медали — я не считаю, что это правильно, — сказал Карелин. — На российскую федерацию спортивной борьбы возложены диспетчерские функции, мы обратились к своим коллегам в национальных федерациях, те обратились в национальные олимпийские комитеты, и мы четко показали, как много стран заинтересованы в сохранении борьбы в программе игр».
Он сообщил, что довел свою позицию до Сагида Муртазалиева, решившего в знак протеста против планов исключить спортивную борьбу из олимпийской программы отказаться от золотой медали сиднейской Олимпиады-2000.
«Муртазалиев и Йорданов — это мои хорошие товарищи, но я не считаю, что такая ультимативная форма принесет нам понимание исполнительного комитета МОК», — отметил Карелин.
По его мнению, проблема возникла из-за того, что Международная федерация борьбы (FILA) в определенный момент утратила способность к диалогу и выстраиванию отношений с исполкомом МОК.
«Там больше работы скорее представительской, сродни дипломатической, и, к сожалению, наша международная федерация этой работой пренебрегла, — отметил Карелин. — FILA пребывала в расслабленном состоянии, будучи уверенной, что борьбе не грозит исключение из программы Олимпиады ни при каких условиях. И вот получилось так, что пятиборье, которое было на грани вылета, тхэквондо — их представители ходили и работали, а наши почему-то решили, что и так все пройдет».