Малафеев: не верится, что болельщики «Зенита» хотели навредить нам

Вратарь «Зенита» Вячеслав Малафеев прокомментировал инцидент, произошедший во время матча 16-го тура чемпионата России между питерским клубом и московским «Динамо» — болельщики сине-бело-голубых бросили на поле петарду, которая привела к травме вратаря столичной команды Антона Шунина и срыву матча.
«Во время инцидента я стоял далеко и не мог рассмотреть, что именно случилось. После того, как Шунину начали оказывать помощь, арбитр позвал меня и Фернандеса и сказал, что должен приостановить матч. Я пошел общаться с игроками «Динамо» и, по словам некоторых из них понял, что петарда взорвалась рядом с Антоном и то ли отскочила в ногу, то ли сразу попала в него, как-то повлияв на глаза, — приводит слова Малафеева официальный сайт вратаря. — Когда я подошел и спросил, как он себя чувствует, Шунин моргал, но ответил, что все нормально, хотя на его лице было заметно покраснение. Мне на тот момент показалось — это субъективное мнение, — что он мог бы продолжить играть. Я снова обратился к арбитру и сказал: «Нужно возобновить матч, ведь помощь уже оказали». Однако судья принял решение остановить встречу. В первый момент, когда он только позвал нас, капитанов, я думал, что он хочет объяснить все, предупредить, но он ничего не сказал. Я догнал его в центре поля, и тут арбитр объявил, что матч окончен. Мы до последнего ждали какого-то решения, сидели в раздевалке, кто-то стоял в вестибюле. В конечном итоге стало ясно, что игра прекращена, и минут через 15-20 нам объявили, что принято окончательное решение. Я не ожидал, что будет принято такое решение. Слабо верю, что это было сделано специально. Вернее, вообще не верю. Кто бы это ни был, я не верю в умысел людей, которые хотели бы нанести вред футболистам. Сколько раз я сталкивался с историей вражды фанатов, но игроков никто никогда не трогает. По молодости, когда служба безопасности работала не не таком высоком уровне и опасность нападения была выше, ничего не происходило. Злой умысел не может быть направлен на футболистов: они играют на поле и там выясняют отношения. Поэтому я уверен, что сделано это было не специально».