Слушать новости

«Я рос, зная о Холокосте»: американский фигурист — о Медведевой, BLM и Второй мировой

Фигурист Браун обвинил Ягудина в «ограниченном мышлении» из-за критики в его адрес

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Титулованный американский фигурист Джейсон Браун в интервью «Газете.Ru» рассказал, как добивался у Евгении Медведевой разрешения встретить ее в аэропорту Торонто, почему его сильно расстраивала критика Алексея Ягудина, который обвинял его в отсутствии четверных прыжков, и как он пробился в группу знаменитого тренера Брайана Орсера, несмотря на изначальный отказ. Также Браун раскрыл, что думает о тренерской карьере Евгения Плющенко и почему считает, что именно Америка победила Германию во Второй мировой войне.

Уникальный фигурист

Джейсон Браун — один из самых известных американских фигуристов, который превратился в настоящий феномен современного фигурного катания.

Долгое время он не владел четверными прыжками, и к 26 годам лишь дважды приземлил четверной сальхов на крупных турнирах — на чемпионате мира и на командном мировом первенстве в 2021 году, — однако судьи нашли в обоих случаях недокрут.

Тем не менее даже без четверных прыжков Браун регулярно попадает на пьедестал статусных соревнований: на его счету золото, два серебра и три бронзы чемпионата США, где выступают такие гении квадов, как Нэйтан Чен и Винсент Чжоу; серебро и бронза чемпионата четырех континентов (турнир для фигуристов Америки и Азии, аналог чемпионата Европы), где к уже упомянутым конкурентам присоединяется великий японец Юдзуру Ханю; бронзовая медаль командных соревнований на Олимпийских играх в Сочи.

В мировом рейтинге Международного союза конькобежцев (ИСУ) Браун занимает четвертое место, уступая лишь Чену, Ханю и еще одному японцу-мультиквадисту Шоме Уно. И обгоняет еще сотни фигуристов, владеющих четверными прыжками.

Секрет американца-феномена — 1) в филигранном исполнении тех прыжков, которыми он владеет (аксель в 3,5 оборота и сложнейшие каскады из тройных прыжков), 2) в блестящей подаче своей программы — красоте скольжения, музыкальности, яркости образа и впечатляющих переходах между элементами, вроде прыжка в горизонтальный шпагат.

Браун довел исполнение своих программ до такого уровня, что нивелирует этим отставание в технике от 90% соперников и нередко попадает на пьедестал.

Это как если бы Евгения Медведева или Алина Загитова сейчас без четверных прыжков брали серебро и бронзу значимых турниров, периодически обгоняя Александру Трусову, Анну Щербакову, Камилу Валиеву и еще множество девушек, почти все из которых владели бы одним или двумя четверными прыжками.

Вдохновляет и тот факт, что американец сумел не бросить спорт после того, как пережил глубокий кризис в 2018 году — когда не смог отобраться на Олимпийские игры в Пхенчхане и задумался, стоит ли вообще продолжать карьеру без четверных прыжков.

Тогда Браун решил перейти в группу канадских тренеров Брайана Орсера и Трейси Уилсон в знаменитом Cricket Club в Торонто, где с 2018 по 2020 год тренировалась и Евгения Медведева. После этого перехода он завоевал еще четыре медали и теперь имеет все шансы попасть на Олимпиаду-2022 в Пекин.

Джейсон Браун делает невероятное, и такого фигуриста в мире больше нет.

В интервью «Газете.Ru» он рассказал о своем пути.

Орсер написал: «У нас не будет места для тебя на катке»

— Когда ты обратился к Брайану Орсеру в первый раз, он не принял тебя в группу.

— Да, помню этот момент (смеется).

— Почему?

— Я написал Брайану и спросил, мог бы я начать тренироваться в Торонто.

Мы договорились о дате, в которую я должен был приехать и покататься, но месяц спустя он написал мне: «Очень сожалею, у нас просто не хватит для тебя места на катке, фигуристов слишком много».

Я ответил: «Окей, все в порядке, но я уже купил билеты и нашел жилье. Может быть, я просто прилечу и покатаюсь неделю?» Это планировалось не как просмотр, а просто как стажировка. К счастью для меня, Брайан сказал: «Давай».

Я приехал, покатался, поработал с несколькими тренерами и, можно сказать, просочился в эту группу (смеется). Мне очень повезло, что им понравилось, как я катаюсь. Они подошли ко мне и сказали, что я могу остаться, если захочу. Это было безумно волнительно!

— И сейчас ты работаешь в Торонто с тремя тренерами — Брайаном Орсером, Трейси Уилсон и Карен Престон.

— Да! Это отличное трио. Трейси — мой главный тренер, она ценит во мне артистичность и старается поднять мое катание на новый уровень. У Карен блестящее мышление в плане технических элементов, — она делает так, чтобы я действительно понял все нюансы техники, которые это трио хочет внедрить в мои прыжки.

Брайан же великолепен во всем. В моей карьере он словно главный менеджер. Он пережил в спорте все на самом высоком уровне — как атлет и как тренер, — и транслирует мне свое видение и делится тонкими моментами… А еще он хорош в кризисные моменты.

— Ты говорил, что Трейси Уилсон и Брайан Орсер изменили тебе технику исполнения каждого тройного прыжка. Зачем понадобилось столько исправлений?

— Фигурное катание кардинально изменилось в последние олимпийские циклы. Теперь фигуристы должны исполнять прыжки скорее эффективно, чем эффектно. Уже не так сильно нужен гигантский отрыв и длинный пролет.

Ты должен входить в прыжок быстрее, сразу же начинать вращаться, делать это в более высоком темпе — над этим мы и работаем. Мне очень нравится, как я теперь исполняю обороты. Я полагаюсь на ту силу, которую создаю, когда постепенно готовлюсь к прыжку, а потом словно взрываюсь и начинаю вращаться. Мы работали над этим моментом «взрыва», когда я должен оторваться от льда и войти во вращение так быстро, как только смогу. Все должно быть стремительно, чисто, эффективно.

— Теперь ты тратишь меньше энергии на исполнение прыжков?

— Вот именно!

— И это помогает тебе исполнять четверные?

— Да, очень помогает. Это позитивные изменения в технике, которые сильно влияют на мои выступления.

— Твой лучший сезон у Брайана Орсера и Трейси Уилсон — 2019/20. Тогда ты завоевал серебро на этапе Гран-при Skate America, чемпионате США и чемпионате четырех континентов. Расскажи, как ты пришел к этому успеху — тогда еще без четверных?

— Это было захватывающе! Когда я только приехал в Торонто, Трейси и Брайан сказали мне, что адаптация займет 18 месяцев. «Дай себе полтора года, сохраняй терпение». Они правили мою технику, пробовали вносить что-то новое и твердили: «18 месяцев, 18 месяцев». Пока я добрался до этих успехов, то пережил много взлетов и падений.

Я чувствовал, что добиваюсь прогресса, привыкая к новой технике, ощущал прилив адреналина. А потом приезжал на соревнования и мне казалось, что мое тело просто все забыло (смеется). И я такой: «Что происходит?!».

Пришлось пройти через множество изменений, а начинать подобные эксперименты в 23 года не так-то просто. Но именно благодаря трудностям я смог достичь прогресса быстрее. У меня были сложные разговоры с Трейси и Брайаном в напряженных ситуациях, и это помогло нам наладить более крепкую связь.

Для меня было просто невероятно взять тогда два серебра подряд — на чемпионате США и чемпионате четырех континентов. Все, над чем мы работали, действительно стало давать результат не только на тренировках, но и на соревнованиях!

После этого я по-настоящему осознал, что способен на большее, что и вправду могу реализовать все, к чему мы стремимся. И это произошло точно после отметки 18 месяцев! Было очень волнительно увидеть, как это сбывается.

— Ты рассказывал, что Юдзуру Ханю любил периодически давать тебе советы на тренировках. Он также помогал тебе с четверными?

— Брайан, Трейси и Карен считают, что мы все должны учиться друг у друга, поэтому иногда они советовали посмотреть, как Юзу отталкивается для какого-то элемента или как он спасает некоторые прыжки. Сам Юзу тоже периодически меня подбадривал — мы ведь катались и развивались бок о бок. После какого-нибудь прыжка он мог сказать «Вау, это намного лучше!» или «Обрати внимание на позицию в воздухе».

Юзу давал мне небольшие советы или похвалу типа этой. Это действительно очень помогало, потому что сам он невероятен, и получать от него поддержку — великолепно. Это подталкивало нас всех к тому, чтобы продолжать работать еще усерднее.

«Высказывания Ягудина расстраивали меня»

— Некоторые тренеры критикуют тебя за победы над их подопечными без чистых четверных прыжков. Олимпийский чемпион Алексей Ягудин, комментируя твои прокаты на российском телевидении, также нередко осуждал раньше отсутствие квадов в твоих программах. Как ты относишься к подобной критике?

— Да, я слышал об этом. По поводу высказываний Ягудина — очень жаль. Многие фигуристы из моего окружения считали Алексея примером с детства. Мы росли в те годы, когда он соревновался, и были его большими фанатами.

Тяжело читать, как Ягудин оценивает тебя, говорит, достаточно ли ты хорош, чтобы быть в этом спорте, рассуждает, достаточно ли ты потрудился для прогресса. Да, это расстраивает. Немного.

Но, честно говоря, я не концентрируюсь на этом. Я полностью сосредоточен на том, чтобы стать лучшим атлетом. И усердно над этим работаю. Причем не только над артистической составляющей.

Я действительно тружусь на пределе своих возможностей и отдаю все силы, чтобы стабилизировать четверные прыжки и стать технически совершенным фигуристом.

Так что да, признаю, что высказывания Ягудина заставляли меня расстраиваться. Не знаю, понимает ли он, как много сил уходит у меня на работу с четверными. И это не просто какие-то попытки — я действительно тяжело работаю, чтобы стать сильнее и лучше.

На мой взгляд, это немного ограниченное мышление — считать, что мужское одиночное катание определяется только наличием четверных прыжков. Потому что фигурное катание — это такой вид спорта, где нужно в том числе показывать запоминающееся выступление и стараться стать разносторонним атлетом.

Оценивать фигуриста только по одному аспекту этого вида спорта и смотреть на него лишь через призму четверных прыжков не имеет никакого смысла, на мой взгляд.

Фигурное катание богато огромным количеством элементов. Большинство из них — прыжки, но у нас есть так много других возможностей заработать баллы, что принижать все остальные элементы, как это делает Алексей…

Я, конечно, не могу говорить за него, и думаю, что он имеет право высказываться, как хочет. Но я все же считаю, что фигурное катание — это намного больше, чем просто прыжки.

И я хочу, чтобы ни один юный фигурист не рос со страхом того, что, если он не выучит определенный прыжок, то будет недостоин успехов в фигурном катании, и что для него просто не окажется места в этом виде спорта. Такие мысли — ложь.

Все дети, которые работают невероятно усердно, заслуживают шанса на успех. И они должны развиваться в самых разных аспектах, даже если у них не заладится с каким-то прыжком.

Есть дети, которые любят скользить, любят интерпретировать музыку и показывать образ, как я. И я хочу доказать своим примером, что если ты много работаешь и улучшаешь свои сильные стороны, то сможешь добиться успеха в фигурном катании.

— И ты уже являешься таким примером, Джейсон.

— О-о-ох, спасибо!

Знаешь, в какой-то период карьеры мне приходилось бороться с психологическими проблемами. Я пытался вернуть уверенность в себе и убедиться, что в фигурном катании есть для меня место. В такие моменты у меня были мысли о том, что если я не могу выполнять некоторые элементы, значит у меня нет шансов на успех или что я недостаточно хорош для этого вида спорта.

Но мне важно было продолжать работать каждый день, чтобы найти свое место в фигурном катании. И теперь я хочу стать голосом для тех людей, кто пытается сделать то же самое.

«Благодаря изменениям в правилах могу извлекать максимум из своих сильных сторон»

— ИСУ в последние годы внес ряд изменений в правила: шкала бонусов (Grade of execution — GOE) была расширена с +3 до +5, так что теперь ты получаешь больше бонусов за качественное исполнение элементов. Также была снижена стоимость некоторых четверных прыжков, сокращена продолжительность произвольной программы мужчин… Как все это влияет на спорт, по твоему мнению?

— Мне действительно очень нравится новая шкала GOE с диапазоном от -5 до +5, потому что она делает большой упор на качестве исполнения элементов. Моей целью на соревнованиях всегда является показать запоминающуюся программу, впечатляющее выступление, затронуть чувства людей, заставить их задуматься о чем-то после проката. Я действительно люблю рассказывать истории, и моей любимой составляющей фигурного катания является перформанс.

Я знаю, что в течение многих лет техническая составляющая этого вида спорта сильно развивалась и привлекала к себе все больше и больше внимания по сравнению с артистическим аспектом. Так что теперь я очень ценю то, что ИСУ стал по достоинству оценивать и выразительную часть программы, а также то, насколько качественно фигурист исполняет прокат. Я думаю, что это великолепно для развития спорта и дает шансы многим фигуристам, которые, возможно, были бы неспособны конкурировать с соперниками, которые сильны именно в технике.

Эти изменения поощряют всесторонне развитых фигуристов, которые могут заработать +5 на каждом из своих элементов и показать красивую программу. Они могут использовать ту систему правил, которую создал ИСУ, чтобы извлекать максимум из своих сильных сторон. Теперь и они тоже могут добиться успехов в фигурном катании, и на их прокаты очень приятно смотреть. При этом, конечно, не надо прекращать работу над исправлением своих ошибок и слабостей.

— Революция четверных действительно продолжается, несмотря на новые правила, и исполнение квадов постепенно становится нормой даже для девушек — особенно в России.

— Да, это невероятно! Фигурное катание развивается в техническом плане, и я думаю, что это тоже великолепно. Это спорт, и техническая часть невероятно важна, но в то же время у нас есть артистический аспект, и ни одна часть не должна обесцениваться.

«Я уговаривал Евгению Медведеву: «Позволь мне встретить тебя!»

— Ты близко дружил с Евгенией Медведевой в тот период, когда она тренировалась в Cricket Club. Вы оба перешли к Брайану Орсеру летом 2018 года после многолетнего сотрудничества с другими тренерами, что психологически непросто. Вы поддерживали друг друга в этой ситуации?

— Да, так и было. Наша дружба с Евгенией мне очень помогла. Мы оба переживали одинаковую ситуацию: долго были с одним тренером, неожиданно решили полностью поменять свою жизнь, переехали в совершенно новое для себя место… И мы помогали друг другу пройти через все это — вместе было проще. Мы многому научись друг у друга, и это нас очень сблизило.

— Именно ты стал тем человеком, который встретил Евгению в аэропорту, когда она только прилетела в Торонто.

— Я знал, что Евгения собирается прилететь — увидел статью о том, что скоро она будет в Торонто, и подумал: «О боже! Она скоро будет здесь, как и я!». Подумал, что ей может понадобиться помощь. Спросил у Евгении, когда она прилетает, мы поговорили, и я сказал: «Я хочу тебя встретить!».

Она ответила: «Нет, не надо». Видимо, хотела вызвать такси. Но я не сдавался: «Позволь мне встретить тебя! Ты же переезжаешь с кучей вещей из России! Просто позволь мне тебя подвезти. Я хочу увидеть знакомое лицо и могу помочь обустроиться».

Я был очень взволнован в первый день, когда встретил Евгению в Торонто и увидел ее маму. У нас обоих начиналась новая глава в жизни, и это было очень эмоционально. Я был абсолютно счастлив, что смог разделить этот опыт именно с ней.

— Евгения говорила, что ты помогал ей во многом и даже учил произносить некоторые слова на английском.

— Да-а (смеется)! Ее английский и так великолепен, но она всегда стремится узнать что-то новое. И я старался помочь ей — например, в произношении некоторых слов. Говорил: «Я отлично понимаю все, что ты говоришь. Но если ты хочешь произнести это идеально, то мы говорим вот так. Однако ты можешь произносить и так, как раньше: я прекрасно понимаю смысл». Если я и позволял себе какие-то замечания, то это была конструктивная критика и только с благими намерениями.

И мы оба наслаждались этим, потому что Евгения была действительно настроена совершенствоваться в английском, и я всегда искренне старался помочь ей в работе над произношением и пополнить ее активный словарный запас.

— Ты также знаешь японский, и Евгения учила этот язык. Его вы тоже практиковали?

— Иногда бывало! Евгения великолепна в изучении языков. Это скорее ее сфера, чем моя — мне казалось, что это она меня учит (смеется). Ее английский гораздо лучше, чем мой русский может стать когда-нибудь. Евгения прекрасна. И талантлива в огромном множестве разных сфер.

— Какое-то время вы также изучали одинаковый четверной — сальхов. И в вашем общем интервью в 2019 году ты говорил, что у вас с Евгенией даже идет гонка по этому поводу.

— Да, знаешь, это было такое дружеское соревнование (смеется). У нас ведь была одинаковая цель. Сначала соревновались, кто быстрее приземлит чистый четверной сальхов на тренировке. Потом мы могли бы соревноваться в том, кто сделает это на соревнованиях. Мы всегда могли немного изменить условия гонки — так мы подталкивали друг друга к развитию.

— Евгения приклеила стикер с надписью «Пекин-2022» на стекло твоего автомобиля. Напоминание об еще одной общей цели?

— Да! И я до сих пор его храню.

«Я рос, зная о Холокосте»

— Помимо занятий фигурным катанием, ты продолжаешь учиться в колледже?

— Да, я изучаю коммуникации. Это моя основная дисциплина, и в ее рамках у меня есть еще много предметов — например, социология, психология, уголовное право.

— В последние годы в США активно поднимаются проблемы расизма. Ты изучаешь подобные вопросы в колледже?

— Да, совершенно верно. Эта проблема — то, что подталкивает меня еще больше прикладывать усилия в образовании и особенно в изучении уголовного права, узнавать больше о том, что происходит и почему, и как мы вообще оказались в такой ситуации.

— Ты посвящал в соцсетях посты движению Black Lives Matter. Участвовал в каких-либо протестах или демонстрациях, которые в большом количестве проходили в США?

— К сожалению, нет, я не участвовал в маршах. Это не должно служить оправданием, но я регулярно вижусь в США с моими бабушкой и дедушкой, и не хотел бы повышать риск их заражения коронавирусом. Так что я стараюсь высказываться другими методами. Однако я поддерживаю людей, выходивших на демонстрации против расизма и в поддержку Black Lives Matter — я полностью на их стороне.

— Во время волны протестов, которая произошла в США сразу после убийства Джорджа Флойда, погибали люди. Например, была информация, что в Чикаго, где ты долго жил, были убитые. Действительно ли ситуация была настолько тяжелой?

— Это сложный вопрос. То, что происходило, было ужасно и похоже на хаос. Мы смотрели новости каждый вечер.

Думаю, есть много вещей, на которые в тот момент мы по-настоящему обратили внимание. Нас буквально заставили открыть глаза и увидеть, какие проблемы существуют и что происходит. Заставили встретиться лицом к лицу с несправедливостью и неравенством. Посмотреть внимательно друг на друга и спросить: «А что мы сделали, чтобы этого не случилось? Чем мы помогли?».

Мы должны стараться стать лучше как люди. Да, очень жаль, что в ходе беспорядков иногда происходили страшные вещи. Это пугало. Хотя лично я живу за городом и не почувствовал угрозы для себя. На меня не нападали.

И я надеюсь, что мы сможем сплотиться перед лицом этой проблемы и принести пользу всему человечеству — помочь добиться равенства в мире.

Для меня это самое важное в жизни. Каждый заслуживает равного отношения к себе.

— Ты из еврейской семьи. Твой народ тоже переживал серьезную дискриминацию, и твоя произвольная программа под музыку из фильма «Список Шиндлера» посвящена этой теме. Это тоже одна из причин, почему проблемы расизма беспокоят тебя особенно сильно?

— Совершенно верно. Я никогда не смогу понять по-настоящему, что такое быть темнокожим в США или в любой другой стране мира, ведь по одному взгляду на меня невозможно понять, что я еврей.

Однако я рос, зная о Холокосте. Это огромная часть моей истории, истории моих предков. Тогда происходила дискриминация и совершались убийства по национальному признаку. После таких событий мне кажется, что в XXI веке мы уже должны находиться на более высокой ступени развития как общество, чем находимся сейчас.

Мне очень повезло: я чувствую, что могу быть свободным, могу достигать успехов в спорте открыто — как еврейский парень, — а это не всегда было возможно в истории, как ты знаешь. И мы должны продолжать бороться за права и свободы личности и добиваться равенства для всех людей.

— Твоя программа под саундтрек к «Списку Шиндлера» тесно связана с событиями Второй мировой войны. Должно быть, ты очень глубоко погрузился в эту тему?

— Да, я много читал о тех событиях — я рос, читая книги и узнавая все больше о Второй мировой войне. Также мы проходили эту тему в школе в течение двух месяцев, но я думаю, что есть намного больше информации, которую нужно изучить. Это можно изучать годами!

Существует так много человеческих историй и так много точек зрения на то, что происходило… Я всегда стараюсь разобраться в этом лучше и глубже понять события тех лет.

— Слышала, что в США преподают, что именно Америка победила Германию во Второй мировой войне. Изучив историю тех событий, ты полностью согласен с этим?

— Думаю, можно считать, что это правда. Хотя это определенное восприятие — под своим углом. В школе ты смотришь на все события и изучаешь их с точки зрения США. Это как смотреть на затемненное зеркало, в котором видишь ярче какие-то отдельные вещи.

«Надеюсь, Плющенко станет прекрасным тренером»

— Путешествия — твое главное хобби. Удалось ли тебе поездить по России?

— Да! Я дважды был в Сочи и немного поездил вокруг города. Также я был в Москве — провел несколько дней после этапа Гран-при. Это было невероятно. Но пока на этом мой опыт путешествий по России заканчивается.

Очень надеюсь, что доеду до Санкт-Петербурга. Россия — безумно красивая страна с очень богатой культурой и историей, и я жду не дождусь, когда смогу вернуться туда снова.

Я очень люблю путешествия и использую мили, которые накопил в полетах на соревнования, чтобы посетить другие страны во время отпуска. И про каждую я стараюсь узнать побольше, основательно познакомиться с местной культурой.

— Еще один вопрос про хобби. Я видела, что твоей любимой цитатой является фраза великого канадского хоккеиста Уэйна Гретцки: «Ты не реализуешь 100% бросков, на которые не решился». Ты увлекаешься хоккеем и НХЛ в частности?

— Да! Я болею за «Чикаго Блэкхоукс», потому что жил в Чикаго. В Канаде я иногда хожу на матчи «Торонто Мэйплс Лифс». И российские хоккеисты в НХЛ изумительны! Они играют просто великолепно. На Олимпийских играх в Сочи у меня был шанс посмотреть один из матчей сборной России, и это тоже было просто супер. Их уровень хоккея — это какое-то безумие.

— Если говорить об Олимпиаде в Сочи, то помню, ты еще признавался, что тебе понравилось кататься вместе с Евгением Плющенко. Следишь ли ты за его тренерской карьерой сейчас?

— Честно, я не слежу за ним пристально, не знаю в деталях, чем он занимается. Но, конечно, я его большой фанат с детства. И это действительно было особенным моментом — находиться в Сочи на одном катке и соревноваться с ним. Мы оказались в одной разминке на командном турнире, и у меня просто голова взрывалась, я думал: «Боже, это какая-то фантастика!».

Я наблюдал за выступлениями Плющенко долгие годы, у него была очень продолжительная карьера. Я надеюсь, что он будет прекрасным тренером и построит отличное сообщество фигуристов в России для следующего поколения детей.

«Любовь иногда причиняет боль»

— Ты говорил, что программа под композицию «Love is a Bitch» — это напоминание для тебя, что любовь — это иногда «раздражающая, приносящая боль вещь».

— Это так и есть! Эта программа словно раскрывала во мне другую сторону — пассивно-агрессивную. В ней был опасный огонь, который напоминал мне о том, что любовь иногда действительно причиняет боль и даже раздражает. Это был такой уход в глубь этого чувства, который немного раскрывал его отрицательную, гневную сторону.

— Ты очень много рассказываешь о своей семье, друзьях, но ничего о личной жизни. Решил тщательно защищать эту часть своей истории?

— Да, ты знаешь, для этого есть микс причин. Мне самому нужно понимать, кто я такой, прежде чем пустить людей в эту часть моей жизни.

Это как раскрывать луковицу. Чем старше я становлюсь, тем больше узнаю сам о себе и больше открываю людям, кто я есть на самом деле. Впускаю людей больше в свою историю, в свой путь — как атлета, так и человека. Я еще продолжаю узнавать себя, развиваться, читать, понимать, учиться, и каждый слой моей жизни приоткрывается постепенно.

Поделиться:
Подписывайтесь на наш канал @gazeta.ru в Telegram
Подписаться
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть