онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Бонус
Смотреть все события
«Лишь бы в голову не полетело»: суд над Кокориным возьмет паузу

Врачи «Зенита» навестят Кокорина в СИЗО

22 апреля состоялось очередное заседание Пресненского суда, где рассматривается дело футболистов Павла Мамаева и Александра Кокорина, его младшего брата Кирилла и общего друга Александра Протасовицкого. По итогам дня слушаний было удовлетворено ходатайство адвокатов форварда «Зенита» о посещении его в СИЗО клубных врачей, а также решено не привлекать к рассмотрению суда злосчастный стул, которым старший Кокорин ударил чиновника Дениса Пака.

22 апреля, очередной день процесса над Александром и Кириллом Кокориными, Павлом Мамаевым и Александром Протасовицким, начался с позитивной новости для одного из арестантов.

Адвокат Кокорина-старшего Андрей Ромашов рассказал, что суд удовлетворил ходатайство о допуске клубных врачей «Зенита» в СИЗО «Бутырка», чтобы те смогли осмотреть больное колено нападающего сине-бело-голубых, который полгода назад, когда оказался под стражей, еще не закончил процесс реабилитации после разрыва крестообразной связки.

Уже в самом конце отчетного заседания судья постановила, что придут доктора в камеру нападающего в среду, 24 апреля, когда в процессе над четверкой будет однодневная пауза.

Что касается текущей повестки, то начались слушания в Пресненском суде с очередных свидетельских показаний. Бывшая в день драки компании с чиновником Минпромторга Денисом Паком и директором НАМИ Сергеем Гайсиным посетительницей кафе на Никитской Виктория Павлова сначала долго просила зачитать ее предыдущие показания, потому что ничего не помнит, но после отказа судьи кое-что все же рассказала.

Свидетельница сообщила, что когда пришла в кафе к девяти утра, потасовка уже была в разгаре. Сама она просила у официантов вызвать полицию, отметила, что с такими просьбами обращались и другие посетители, а также подчеркнула, что ей было страшно.

«Там было достаточно много людей. Был второй человек [Александр Кокорин] — он как будто пробежал. Сделал несколько шагов и я подумала, лишь бы что-нибудь в голову не полетело»,

— рассказала Павлова.

При этом никаких реальных подробностей инцидента – кто кому что говорил, кто кого бил – она поведать не смогла, так как была далеко от эпицентра и ничего не видела.

Поинтереснее стало, когда перед судом предстал сотрудник правохранительных органов Максим Сизов, проводивший обыск у Кирилла Кокорина и вместе с экспертом производивший выборку кадров с видеозаписи инцидента с водителем Виталием Соловчуком.

Здесь у адвокатов возникла масса претензий, главными из которых стали совпадения протоколов досмотра и опроса, сохранность опечатанного пакета со скриншотами, отсутствие фотографий с агрессивными действиями водителя в сторону компани и, в частности, Павла Мамаева.

На это, кстати, Сизов ответил, что если нет соответствующих снимков, то и самих действий не было!

«Свидетель только что рассказал о незаконном действии эксперта, которому не были разъяснены его права. Эти действия даже процессуальными не назовешь. Также была нарушена упаковка. Результат — в процессуальном виде совместных действий эксперта и опера оформлено не было.

Сначала следователь предъявлял свидетелю фотографии, а потом его же по своим пояснениям и допрашивали.

Свидетель наш сослался, что источники его познания о личностях свидетелей, обвиняемых и потерпевших являются государственной тайной. Поэтому его слова не могут иметь юридической силы в суде. Но с каких пор мероприятия такие имеют государственную тайну? Будем ходатайствовать об исключении этого из материала дела,» – подытожил общение с Сизовым тот же Ромашов.

Кроме того, так и не удалось разыскать и доставить в суд Александру Поздняковиене, ту самую девушку, которая села в машину к Соловчуку, решив, что это такси, с чего и началась вся заварушка.

В суде зачитывались ее показания и результат очной ставки свидетельницы с Соловчуком, где они явно разошлись в версиях развития событий.

По словам водителя, он вежливо попросил девушку, от которой исходил резкий запах алкоголя, покинуть автомобиль, когда она села в него, а также не называл никого «петухами».

А вот сама жительница Прибалтики четко показала, что Соловчук произнес, имея в виду Александра Кокорина: «Таких петухов не вожу».

После этого в зале суда говорили о еще двух свительницах из отдыхавшей компании – неких дамах Крысенко и Шинкаренко, зарегистрированных в Краснодаре и Владивостоке и не явившихся в суд, а затем смотрели очередные видео с камер видеонаблюдения из «Кофемании». Впрочем, новые ракурсы не дали никакой особенно новой информации.

Завершился же день суда тем, что прокурор согласилась исключить из процесса пресловутый стул, которым Кокорин-старший нанес удар Паку, так как предмет «не нужен на процессе». После этого все разъехались – кто по домам, кто в СИЗО. Следующее заседание запланировано на 23 апреля, начало — в 14.00 мск.

Напомним, что братья Кокорины, Мамаев и Протасовицкий находятся под арестом в СИЗО с 11 октября прошлого года. Против них возбуждено уголовное дело по статьям Уголовного кодекса Российской Федерации 116 («Побои») и 213 («Хулиганство»), однако позже следствие переквалифицировало обвинение футболистам со статьи «Побои» на статью 115 — «Легкий вред здоровью». При этом обвинения по самой тяжкой из упомянутых статье — «Хулиганство» — остались в силе.

Другие новости и материалы можно посмотреть на странице хроники, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «Вконтакте».