4 декабря 2016

 $63.87€68.11

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть











«Я — это все любимые мужчины в жизни Фриды»

Фигурист Руслан Жиганшин о Елене Ильиных и программе о жизни Фриды Кало

Фотография: РИА «Новости»

Фигурист Руслан Жиганшин, выступающий в дуэте с Еленой Ильиных, после победы на российском этапе серии «Челленжер» рассказал «Газете.Ru» о внутренних взаимоотношениях в их тандеме, детских воспоминаниях о группе Queen и о том, как вживался в образ творческого вдохновения великой мексиканской художницы Фриды Кало.

— Ваша партнерша Елена Ильиных известна своим умением органично обыгрывать яркие и эмоциональные музыкальные темы, как раз такие, как у вас в этом году. Но вы, судя по всему, и в коротком танце под хиты группы Queen, и в произвольном — о жизни мексиканской художницы Фриды Кало — тоже чувствуете себя в них как рыба в воде.
— Я действительно чувствую себя комфортно в этих образах. Мне нравятся все движения, хореография. К тому же, если говорить о «Фриде», постановщик Антонио Нахарро (он же работал с фигуристами над прошлогодним коротким танцем «Кармен». — «Газета.Ru») очень понятно доносил все, что нужно показать: энергетику, образ. Так, что ты сразу начинаешь это чувствовать.

В прошлом у меня бывали случаи: мне давали послушать музыку, а я думал, что совершенно себя в этом не вижу. Но потом хореограф показывал мне движения в танцевальном зале, и я понимал, что был неправ.

Точно так же и с Антонио: он умеет научить понять эмоции, внутренние ощущения героя, чтобы персонаж на льду выглядел естественно. Это важно в такие моменты, как, например, стартовая сцена в начале «Фриды», когда Лена рисует, а я тянусь к ней.

— Как именно работает Нахарро? Он объясняет аналогиями, метафорами или как-то еще?
— Нет. От него просто исходит такая энергетика, что ты сразу все понимаешь. Когда мы работали, в зале сидели наши тренеры и записывали все на видео. И часто они не могли сдержать аплодисментов и улыбок, когда он что-то показывал.

— Вы хотите быть похожим на него в артистическом смысле?
— Конечно! Чтобы так же доносить до людей смысл своего выступления.

— Елена давно мечтала о танце, посвященном Кало. А вы сразу приняли идею «Фриды»?
— Да, я абсолютно был не против этой музыки. С чего бы? Она очень красивая. К тому же, когда я узнал, что ставить будет Нахарро, понял: дело в руках мастера и все будет в лучшем виде. Антонио уже делал три постановки «Фриды» в разных театрах мира и прекрасно знаком с темой.

— У вас самого есть, как сказали бы в балете, партии мечты? Музыка, под которую вы хотели бы сделать программу, как у Елены было с «Фридой»?
— Есть. Но пусть пока это останется секретом.

— Тогда расскажите, что за музыка входит в ваш собственный плей-лист?
— Очень много разной. Все зависит от настроения. Есть спокойные и лиричные вещи, есть песни советских времен — и так вплоть до чего-то будоражащего.

— Queen там есть?
— Есть, но не «We will rock you». Ее мы и так сейчас много слушаем на тренировках.

У меня есть история, связанная с Queen. Помню, давно, еще когда я катался один, мы ездили на тренировки на другой конец Москвы. Заканчивали поздно вечером, и папа забирал нас на машине. Тогда еще были кассеты. На одной была как раз группа Queen, мы ее слушали почти каждый день.

Так что я с детства ценил их. Еще у меня папа любит Deep Purple, но к Queen как-то больше душа лежит.

— Лену сейчас часто спрашивают, кого вы изображаете во «Фриде». Вам самому как фигуристу нужен четкий, прописанный образ персонажа, как в актерском сценарии? Или это не обязательно?
— Индивидуальность, конечно, быть должна обязательно. Иначе это не программа, а просто исполнение элементов под музыку.

— Но имен своим героям, как Кейтлин Уивер и Эндрю Поже, вы не придумываете?
— Я не знал, что они так делают. Но сам — нет, не придумываю.

Что касается «Фриды» и Диего Риверы (мексиканский художник и политик, муж Фриды Кало. — «Газета.Ru»), я не мог перевоплотиться в него буквально. Мой персонаж — это воплощение всех любимых мужчин ее жизни, которые повлияли на ее творчество.

Мы сделали красивые костюмы, в которых все обозначили. У меня на спине картина Фриды Кало. А у Лены на платье — мотивы мексиканского орнамента. Мне очень нравятся эти костюмы: они неброские, не аляпистые, но с изюминкой, скажем так.

— Насколько для вас в принципе важен костюм?
— В первую очередь мне важно, чтобы он был комфортным и не стеснял движения. Но, конечно, когда ты надеваешь пиджак, как в коротком танце, то сразу как-то приосаниваешься. Уже не можешь позволить себе слишком расслабленно развалиться на стуле.

— Вы смотрите программы других фигуристов?
— Если есть такая возможность — да. На соревнованиях поднимаюсь на трибуны и смотрю, болею за наших товарищей из разных стран. На чемпионате мира в Китае так было, например.

— Что думаете об одной из самых ярких танцевальных программ прошлого сезона у французского дуэта Пападакис — Сизерон?
— Не буду ничего особенного говорить, но получилось очень легко. Все было очень хорошо обыграно.

— Любимый вопрос к новой паре на старте второго сезона: сейчас вам проще, чем прошлой осенью, или наоборот? Как ответите вы?
— Я думаю, мы уже скатанная пара. Есть ощущение, что это твое и ничего другого не было. Мы с Леной уже, если можно так выразиться, вросли друг друга в работе и творчестве.

И в жизни мы хорошие друзья. Она — не только яркая партнерша на льду, что видят все, но и очень заботливый и внимательный по жизни человек.

— Когда появилось это ощущение — что это ваше и ничего другого не было?
— Вы знаете, оно на самом деле было уже в прошлом сезоне.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице фигурного катания.

  • Livejournal