«Хочу дебютировать в сборной»

Вратарь «Спартака» Артем Ребров о новом стадионе и о соперниках

Фотография: ТАСС

Капитан московского «Спартака» Артем Ребров в интервью «Газете.Ru» рассказал о новом стадионе, на котором красно-белые пока не потерпели ни одного поражения, порассуждал об успешном выступлении в этом сезоне «Краснодара» и проблемах «Ростова», а также поведал, когда последний раз проставлялся в «Спартаке».

— Начнем с дня сегодняшнего. На своем ли месте в турнирной таблице сейчас находится «Спартак»?
— Я считаю, что «Зенит» сейчас лидирует по игре. Про остальные клубы не могу сказать, что они все время показывают яркий футбол. «Краснодар» выделялся в некоторых встречах, «Динамо» тоже. У нас также были хорошие матчи. С «Мордовией» мы первые 30 минут здорово действовали, но в силу того, что «Спартак» только привыкает к такому футболу, не всегда получается столь ярко выступать.

— Почему? Якин впервые дал такую установку, как в матче с Мордовией, или просто не всегда удается ее выполнять?
— Мы уже провели в этом стиле несколько встреч — с «Рубином», например, когда одержали победу в первом туре. У нас все получалось. Но каждый раз так действовать тяжело. Это требует колоссальных физических затрат. Здесь еще и от соперника многое зависит. С ЦСКА и «Динамо» мы даже не пытались так играть.

А с «Арсеналом» удачно провели встречу, потому что быстро забили мячи, и сопернику пришлось идти вперед, в результате чего стали появляться свободные зоны. А с «Амкаром» не удалось быстро открыть счет: мы шли вперед и получали контратаки. Поэтому с ЦСКА, «Динамо» или «Зенитом» нам легче. Они сами играют и другим дают.

— «Спартак» пока не проиграл ни одного матча на новом стадионе. Приятная тенденция?
— Мы, наконец, дома, а здесь и родные стены, и болельщики помогают. Но мне бы не хотелось развивать эту тему, потому что футболисты не очень любят об этом говорить.

Юрий Семин после матча со «Спартаком» сказал, что, возможно, на его подопечных давил стадион. Вы ощущаете на арене особенную ауру?
— Да, я ее чувствую, и на меня она действует благотворно. Когда иду к воротам и болельщики скандируют мою фамилию — это очень мощный заряд. Хотелось бы, чтобы и другие команды построили свои стадионы и у них была своя футбольная атмосфера. Когда мы играли в Казани, людей пришло не так много, но такой шум стоял, как будто собралось 50 тыс. зрителей.

— Уже трудно представить, что «Спартак» проводил домашние встречи на другом стадионе. У вас такое же чувство?
— С одной стороны, мы как будто здесь совсем недавно, а с другой — уже ощущаю, что эта арена по-настоящему стала нашей. Приезжаем сюда как домой.

— После ввода арены в эксплуатацию идет много разговоров о памятнике братьям Старостиным. Вы ощущаете его за спиной, когда играете у тех ворот? Может, рама с этой стороны для вас более фартовая?
— Если бы мы вообще не пропускали в те ворота… Но к сожалению, у меня редко получается в этом сезоне оставаться «сухим». Однако ауру я чувствую. Во время разминки иногда тоже взгляд бросаю на монумент и ощущаю частичку истории.

— Вернемся к чемпионату. Удивляют ли результаты ЦСКА в последних матчах? Команда пыталась догнать «Зенит», но в четырех встречах армейцы не одержали ни одной победы.
— Не стал бы говорить о каких-то сериях. Нас тоже три тура назад все ругали за девятое место, а сейчас мы уже пятые. Нужно спокойно к этому относиться. Сезон длинный, и у всех бывают перепады. Тот же «Краснодар» вроде здорово играет, а потом уступает «Мордовии» на выезде.

Надо смотреть на конечный результат, а не на промежуточный. По такому чемпионату трудно делать какие-то выводы. Мы же не говорим, что вот эти три матча мы выиграем, а там скатаем вничью. У нас нет такого плана.

— А у вашего тренера есть. Якин недавно заявил, что, согласно его графику, «Спартак» не добрал два-три очка.
— На то он и тренер, чтобы иметь свой график в голове.

— Какое место устроит «Спартак» по итогам первого отрезка чемпионата?
— У нас одна задача. Все видят, что «Зенит» далеко, но еще не все потеряно. Нужно просто брать свои очки. Но если мы в первый год с новым тренером окажемся в еврокубках, то это будет неплохо. У нас пока идет становление — команда новая, тренер тоже. Да и конкуренты не простые. Есть «Зенит», ЦСКА, «Динамо», «Краснодар», который может войти в тройку.

— Чем объясняете успех этой команды?
— У них качественный подбор игроков, хороший тренер, отличный президент, который все делает для футбола, так же, как и у нас. Мы были у них на базе в прошлом году, там создаются все условия для работы, и они постепенно идут к своей цели. Сначала вошли в десятку, затем попали в еврокубки, а сейчас решают более высокие задачи.

— Если у одних команд все прекрасно, то у других не очень. Речь о «Ростове». Вы наверняка слышали об их проблемах?
— Конечно, слышал. Более того, мне это знакомо. Я, к сожалению, сам бывал в подобной ситуации во времена «Сатурна» и в других клубах, когда приходилось растягивать зарплату на несколько месяцев. Не знаю, есть ли возможность как-то это регулировать, чтобы не страдали люди.

Пусть будут не такие большие зарплаты, но чтобы их вовремя выплачивали. Я в «Сатурне» сам через полгода с маленьким ребенком на руках фактически оказался на улице. Понятно, что сейчас финансовая ситуация в России не самая благоприятная, и в основном страдают бюджетные команды.

— С заключением нового контракта со «Спартаком» в психологическом смысле вам стало полегче?
— Легче в том плане, что нет надобности откладывать деньги. Когда я пришел в «Спартак», уже с первой получки увидел, что все выплачивается вовремя, все поставлено на поток. Я знаю, что честно делаю свою работу, и клуб поступает так же.

— Такой порядок, потому что команда частная?
— «Жемчужина-Сочи» тоже была частным клубом. На Рублевке даже висели транспаранты, они хотели играть в Лиге чемпионов. Но бизнес — такая штука, что завтра могут возникнуть какие-то проблемы, и это сказывается на команде.

— После матча с «Торпедо» голкипер «Ростова» Стипе Плетикоса вышел к журналистам и сделал заявление о том, что команда не будет тренироваться по причине финансовой задолженности. Поддерживаете решение игроков «Ростова» не работать, пока им не выдадут зарплату?
— Со стороны сложно говорить. Я думаю, что это командное решение, и они правильно сделали. Надо же что-то предпринимать. Да, мы хорошо зарабатываем, но сколько бы ты ни получал, через пять месяцев безденежья могут возникнуть проблемы. У всех же есть семьи, дети. Но при этом ребята — молодцы, что все-таки выходят на тренировки и делают свою работу.

— Вернемся к перезаключению контракта. Вы говорили, что ждете, когда Глушаков с Комбаровым проставятся. А сами это сделали после продления договора?

— Моя последняя простава была, когда я впервые ездил в сборную. После того как появился предварительный список, Якин мне намекнул на это. А когда попал в окончательный состав, пригласил ребят на ужин в ресторан.

Посидели, пообщались. А сейчас многие футболисты перезаключили контракты, и мы хотим все вместе скинуться. И Широков, кстати, тоже еще не водил нас в ресторан по случаю его прихода в команду.

— Из оставшихся матчей какой считаете самым сложным и важным?
— Ближайший с «Локомотивом». Но проходных команд нет. Чемпионат очень сложный и непредсказуемый. В раздевалке перед игрой с «Мордовией» включили матч «Арсенал» — «Амкар», а там на 55-й минуте уже 4:0. Казалось бы, соперники находятся рядом, а, как видите, произойти может что угодно. Мы с «Мордовией» играем полчаса, забиваем три мяча, а потом пропускаем два. На самом деле, это чемпионат такой. Не знаешь, чего ожидать.

— «Зенит» еще реально догнать?
— Я заметил, что, когда об этом начинаешь задумываться, ничего не получается. А когда спокойно играешь и не забиваешь этим голову, потихонечку приближаешься к цели. Тяжело будет настигнуть питерцев, но еще много матчей впереди.

— Насколько «Спартаку» не хватает участия в еврокубках или, наоборот, есть возможность сконцентрироваться на чемпионате?
— С одной стороны, ты устаешь, когда постоянно идут матчи, с другой — находишься в игровом тонусе. То есть без достаточного количества встреч тоже тяжело. Но это палка о двух концах. Я сейчас по себе сужу, ведь две недели не играл в связи с вызовом в сборную. Когда в такой ситуации выходишь на поле, кажется, что-то не так. Двоякое ощущение. Кто-то, наоборот, скажет, что сборники вернулись в команды с хорошим настроением.

— К российским футболистам это, наверное, не относится?
— У меня, если честно, было много неприятных переживаний.

— Но вы же не участвовали в играх?

— Какая разница? Мы же один коллектив. Всегда переживаю за команду, тем более — за национальную сборную. Когда ты болельщик, и то переживаешь, а тут ты варишься в этом. Кстати, я читал отзывы об игре с Австрией и был удивлен. Такое впечатление, что мы разные матчи смотрели.

Да, не удалось победить, не показали впечатляющей игры, но был матч двух хороших европейских команд. Сборная России давно ничего не выигрывала, чтобы громко заявлять, что мы — великая футбольная держава. Столько было негатива, что кто-то не бежит, кто-то не хочет играть…

Если бы встреча сложилась так, что мы забили, а соперник нет, то писали бы по-другому. Но я считаю, что один результат не может все перечеркнуть. Понимаю, когда после Молдавии идет какой-то пресс. Мы действительно выступили не очень хорошо. Но Австрия тоже не подарок.

— Почему российские футболисты не едут выступать в Европу?

— Я думаю, финансовый вопрос играет свою роль. Какой смысл уезжать на понижение зарплаты? Раньше, во времена Карпина, люди отправлялись в хороший чемпионат, где могли заработать деньги. А сейчас и в России неплохие зарплаты. Там тебе столько не дадут. А вот молодым ребятам, я считаю, стоило бы ехать. Тот же Кокорин, я думаю, мог бы неплохо проявить себя в Европе.

— А у вас была такая возможность?
— Когда мне было 17 лет, мы ездили на сборы в Чехию с Ринатом Билялетдиновым. Он хотел нас там оставить. И мой отец тоже советовал играть в Чехии. Там был институт, можно было поступить и учиться. На тот момент я мог остаться. А сейчас куда уже с насиженного места сорвешься, когда у тебя семья и двое детей.

— Вы совершили настоящий рывок в карьере. Тяжело дался выход на такой высокий уровень — «Спартак», сборная?
— Путь у всех свой, но я бы не назвал это особым достижением. Нужно хотя бы сезон провести в команде, а потом говорить что-то. Да, появилась еще и сборная, но пока некогда упиваться этим.

Практически 10 лет я не попадал в такие истории, но усилия принесли плоды, и хочется доказать, что это не случайность. На такой уровень легче попасть, чем удержаться, поэтому нужно много работать. Теперь хотелось бы дебютировать за главную команду страны, хотя я понимаю, что это очень сложно.

— С Капелло данный вопрос не обсуждали, ведь он мог дать вам шанс в матче с Венгрией?
— Нет. Не акцентирую на этом внимание.

— С ним, наверное, сложно говорить о таких вещах?
— Да нет. Я тоже раньше думал, что Капелло держит дистанцию, а на самом деле он с первых же сборов подходил ко мне, что-то спрашивал, улыбался, общался. У меня с ним были нормальные диалоги. Кто-то ждал, что главный тренер сборной выпустит меня на товарищескую игру. Мои друзья тоже спрашивали, почему этого не произошло.

Думаю, у него хватает других дел, чтобы размышлять о дебюте Реброва. Лодыгин пока тоже не очень часто выходит на поле. До этого, когда мы готовились к чемпионату мира, Рыжикову тоже особо не давали играть. Он был третьим вратарем. Это нормальная ситуация. Основная нагрузка идет на первых двух голкиперов.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице чемпионата России по футболу.



Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.