3 декабря 2016

 $63.87€68.11

18+

Онлайн-трансляции
Свернуть











«Мужчине не обязательно жать 150 кг»

Анастасия Янькова о здоровом образе жизни, маме и татуировках

В современном мире, полном стереотипов, все еще с трудом верится в то, что симпатичная девушка может оказаться серьезным бойцом в одном из самых жестких видов единоборств. Чемпионка России по тайскому боксу Анастасия Янькова в эксклюзивном интервью «Газете.Ru» попыталась сломать шаблон, а может, отчасти и подтвердить его.

— Как такую прекрасную девушку занесло в зал единоборств?
— Все началось, когда я была в совсем юном возрасте. Я любила смотреть фильмы с Брюсом Ли и прочими крутыми парнями. И уже тогда хотела быть такой же сильной и людям помогать (улыбается). И постоянно говорила маме: «Мам, ну пусть меня так научат». После долгих разговоров, таскания меня по всяким танцам и так далее мама сдалась и привела меня в секцию карате. Там я и осталась на несколько лет.

— А что было после?
— В 14 лет встал вопрос о выборе профессии и поступлении в институт. Меня всегда интересовали журналистика, актерское мастерство и дизайн. Училась я в школе нормально, но никогда не была отличницей. Правда, по литературе всегда были пятерки. Дико гордилась тем, что прочитала «Войну и мир». В итоге несколько лет я занималась учебой, ходила на курсы. И дизайн победил. Эта профессия оказалась лучшей для того времени.

Я рисовала круглые сутки, шила и так далее. А спортом занималась для себя. Потом пришла в фитнес-клуб и там познакомилась с тренером по тайскому боксу. Он мне и сказал: «Приходи. Ты сильная, жмешь с мужиками…»

Там я постояла с парнями, вспомнила, как у меня летят лоу-кики, маваши. И поняла, что соскучилась. Недолго походила туда, а потом нашла клуб тайского бокса «Варяг» и начала резко прибавлять. Там меня сразу отправили на соревнования — Кубок России. И я неожиданно для всех его выиграла.

— А как отреагировала твоя мама на возвращение в зал?
— Мама сказала: «Я думала, что тебе хватило носа в детстве. Думала, ты больше не будешь его подставлять». Оказалось, наоборот. Сначала мама думала, что я буду ходить как на фитнес: так многие девушки занимаются, чтобы форму поддерживать, весело проводить время, с ребятами общаться. Но когда мама увидела, что я снова пропадаю в зале, то поняла, что смириться легче, чем бороться. Да и с детства мне никогда ничего не запрещали. Мама всегда говорила: «Хочешь попробовать пить — пей. Ничего хорошего в этом нет, но если хочешь — пожалуйста». И я как-то даже не пробовала. То же самое с сигаретами. Детей можно обучать только своим примером. Я видела, что мама этого не делает, и сама не пробовала… Если она этого не делает — значит, и мне это не нужно.

— Многие специалисты считают главным минусом Анастасии Яньковой слабые руки.
— Я тоже считаю это своим минусом. Поставить руки за такое короткое время тяжело. Я не говорю, что у меня великолепный бокс, но я стараюсь этот недостаток исправить. Естественно, я больше работаю ногами, потому что они у меня крепче. И они были с самого начала крепче, потому что был опыт карате. И мне это ближе, как-то интереснее, роднее. Но это не значит, что я на тренировках постоянно работаю ногами. Боксом я тоже отдельно занимаюсь. Надеюсь, что в следующих боях можно будет сказать, что руки я подтянула.

— То есть на критику ты реагируешь нормально?
— На критику от интернет-бойцов, как я их называю, не реагирую никак. Мне хочется всегда сказать: «Ребят, вы думаете, я занимаюсь профессионально спортом, и мне тренер ничего не говорит, и требуются советы из интернета?» Конечно, здорово, что переживают, говорят: «Янькова, подтягивай руки, не опускай их». Но у меня есть тренер, и его мнение для меня более весомо. Я привыкла с улыбкой на подобные вещи реагировать. Ну а как же еще? Если бы я реагировала эмоционально, то сидела бы в рубашке со связанными рукавами. Потому что мне пишут не только какие-то хорошие вещи, но и очень много негатива. Я понимаю, что отчасти это вызвано завистью, отчасти иными чувствами. Я знала, на что иду. И есть не только те, кто тебя любит, уважает и разделяет твою точку зрения. Всегда найдутся и другие люди. Это нормально.

— А мама не смотрит бои? Не дает профессиональных советов?
— Смотрит (улыбается).

У меня мама за последние годы посмотрела боев больше, чем я. Она смотрит бои моих соперниц, да и обычные поединки. Даже у меня не всегда есть время, чтобы что-то просмотреть. А она говорит: «Ну вот, UFC видела вчера?» А я думаю: «Вот мама, господи». Но хорошо, что интересуется.

Мне, конечно, это приятно. Иногда мама говорит: «Ты видела, как он его вырубил?» Мы сейчас с мамой на одной волне.

— В тренировочных спаррингах ты бьешься исключительно с ребятами?
— Когда я занималась в клубе «Варяг», было именно так. Но сейчас я тренируюсь в Академии бокса у Александра Погорелова. И на данный момент мой спарринг-партнер — девушка. Но это такая девушка, которая многих парней может положить на лопатки. Это Екатерина Изотова, многократная чемпионка мира. По титулованности она меня опережает на голову. Она чуть легче меня, но при этом очень техничная, интересная. И такой спарринг-партнер, учитель — идеальный вариант. Она может мне объяснить, рассказать, показать, как не надо делать. Подсказать, где надо поднять руки, поднять блок. А если ты не поднимешь, тогда будет неприятно.

— Есть ли у тебя кумиры среди бойцов?
— Джина Карано — большой боец. Она была первой и неоспоримо крута во всех отношениях. Это как Федор Емельяненко. Сколько бы про него ни говорили, его статус от этого не меняется.

Про Емельяненко нельзя сказать плохо, потому что он император и им останется.

Есть еще Майк Замбидис. Он очень крутой. Замбидис — один из тех, чьи бои можно бесконечно смотреть. Бату Хасиков? Бату — человек, который тренируется со мной в одном зале. Я этим горжусь. Это просто такой уровень! Наши тренировки проходят рядом. Сначала моя тренировка, потом их. Иногда я смотрю на их спарринги и испытываю шок. Перед моими глазами то, к чему нужно стремиться. Это такая техника, это такой высокий, интересный уровень. Их спарринги похожи на бои по своей тактике, технике, ритмике. На это приятно смотреть. Хасиков на том высоком уровне, когда и тренер ему может объяснить, и сам Бату может поделиться опытом. У бойцов с таким опытом боев есть свое мнение. В итоге они приходят к компромиссу, и это дает результат – красивый поединок.

— Есть ли вид спорта, которым ты занимаешься помимо единоборств?
— Лучший отдых — смена деятельности. В выходные стараюсь заниматься чем-то совсем противоположным единоборствам. Очень люблю лошадей и конный спорт. И если у меня выдается день, я езжу верхом. Вообще у меня очень много интересов, но для них остается совсем немного времени.

— Конный спорт — олимпийский вид… Никогда не хотелось принять участие в Играх?
— Я знаю, что такое спорт высоких достижений. Мучение человека — это ладно: он сам туда пришел. Но при чем здесь лошади? Они не подписывались быть спортсменами! Олимпиада — это вершина. А тайский бокс наверняка вообще не станет олимпийским видом: слишком уж он жестокий. Уже столько лет прошло, на Играх даже женский бокс появился. Но это классика. Что касается решения МОК по поводу борьбы — это очень грустно. Я сначала не могла поверить в это, не понимала, кому такая мысль может в голову прийти. Я часто бываю в других городах, и там нет других секций, кроме бокса и борьбы. Больше ничего! А они хотят и это отобрать.

— Бытует мнение, что профессиональные единоборцы часто применяют навыки в обычной жизни…
— Это какой-то глупый заговор. Постоянно происходит множество конфликтных ситуаций. В одной Москве статистика просто ужасающая. Но если в этом оказывается замешан спортсмен, то медиа сразу снимают передачи, пишут об этом. Все газеты пестрят заголовками про «спортсменов-убийц». Зачем это делается? Чтобы молодые ребята не шли в секции, а сидели дома за компьютером? И это в лучшем случае: у нас в стране много альтернатив. Бойцы — самые спокойные, самые добрые люди. Знаю по себе, что весь гнев остается в зале. Когда ты постоянно пашешь, дома ты спокойная, тихая и мирная. И в голову не придет с кем-то подраться. Думаю, что это высосанная из пальца проблема.

— Существует мнение, что женский спорт в плане психологии сильно отличается от мужского.
— Я, например, в разных носках хожу — и меня это не беспокоит (смеется). А вообще я бы не стала говорить, что женщины такие сложные, а мужчины простые. Женский спорт отличается своей эмоциональностью, но на определенном этапе девушки начинают справляться с этим. Я над этим работаю. Пытаюсь успокоиться. Если я буду выплескивать свою агрессию на ринге, меня просто взорвет. Поэтому стараюсь думать головой, а не давать волю эмоциями. Надеюсь, что с опытом это станет делать легче.

— Не приходилось сталкиваться в жизни с мужчинами слабее себя?
— Да я постоянно хожу по улице и вижу таких людей! (смеется). В прошлом случалось, что помогала штангу ребятам поднимать, но сейчас такого нет. Я занимаюсь с тренером индивидуально. Конечно, в жизни есть разные люди, и я не говорю, что все должны жать 150 от груди! Не в этом сила. А мужская — совершенно не в этом.

Когда мне говорят, что рядом должен быть мужчина сильнее меня, я отвечаю, что сила вовсе не в том, что он будет жать 500 килограмм. А в том, что он может вовремя остановиться. Я не могу, а он может. В том, что я устала, переживаю, нервничаю, а он спокойный. Он скажет: «Все решим». И я поверю. Мужчина не бросает слов на ветер.

Но если он будет совсем щупленький, то это тоже не вариант. Джастин Бибер? Вообще не воспринимаю таких созданий. Меня окружают спортсмены, поэтому я себе иногда завидую.

— У тебя много татуировок. Давно питаешь к ним слабость?
— Когда делала первую, уже знала, что она будет не одна. И решила начать с небольшой закорючки. Поняла, что можно терпеть и не так уж это больно и страшно. Захотелось еще и еще. В основном у меня татуировки в японском стиле. Последняя — карп, который поднимается вверх по водопаду и становится драконом на вершине. Я понимаю, что татуировки — это прежде всего эстетика. Взгляд на красоту с годами меняется. Это мое тело, мне с ним жить всю жизнь. Я бы не стала на нем лепить какие-то ничего не значащие для меня картинки. Каждый рисунок — отметка на моем жизненном пути. Например, своему сыну я скажу: «Вот это, сынок, ключ. Мне приснилось, что основатель киокушинкай-карате Масутацу Ояма дал мне ключ и сказал: «Ты откроешь им все двери». И я подумала, что нельзя потерять этот ключ. И вот он у меня на ноге».

— Нет желания попробовать себя в смешанных единоборствах?
— Мне это интересно. Микстфайт — моя давняя мечта. Мне это очень интересно, я люблю бороться. Я смотрю миксфайт, мне нравится. Смотрю и женские бои, и мужские. Но здесь мне надо все начинать все с нуля. Это другие нагрузки, другая подготовка. Плюс партер. Пока не буду раскрывать всех карт, но я думаю, что мне это будет интересно.

— Считается, что профессиональные спортсменки не могут заниматься домашним хозяйством…
— Здесь я стереотип не разрушу.

Могу приготовить протеин, очень хорошо размешать его в шейкере (смеется). Но не только в нем! Могу и с ягодками размороженными это делать. Очень классное блюдо. Но если у меня есть вдохновение, я могу что-нибудь приготовить. Другое дело, что в постоянной жизни я этого не делаю. Для меня главное — побыстрее покушать и бежать.

С утра творог с медом, фрукты… и бежать. На готовку нужно время и вдохновение. Многим девушкам нравится стоять у плиты, и их это успокаивает. Но меня успокаивают совсем другие вещи.

— В социальных сетях у тебя множество поклонников. А как бы на это отреагировал твой молодой человек?
— Он понимает, что все было так же, когда мы с ним только познакомились. Здорово, что есть люди, которые поддерживают меня. Хотя некоторые пишут: «Настя, можно я приеду и засуну носик в твою обувь?» Как на это реагировать? Просто нет слов. Пишут разное. Иногда я не выдерживаю и выставляю это на всеобщее обозрение, чтобы больше такого не писали.

— Не все считают Анастасию Янькову профессиональной спортсменкой. Многие думают, что ты больше медийный человек.
— Я занимаюсь тем, что мне нравится. Считаю, что профессиональный спорт подразумевает медийную составляющую. И ничего в этом плохого нет. Иногда мне пишут: «Вот опять ты там, лучше бы ты тренировалась». Как будто я постоянно снимаюсь! У нас столько экспертов, что все мне могут посоветовать, как вес сгонять и так далее. Спортсмен же должен постоянно тренироваться, и у него не должно быть свободной минутки. А ведь, не дай бог, он еще какое-то интервью даст! Вы что! Считаю, что это узколобость. Пока мне пишут люди и я понимаю, что они, глядя на меня, меняют в лучшую сторону свою жизнь, никакая критика по поводу медийности меня не пробьет.

— Сейчас у нас в стране все чаще ратуют за здоровый образ жизни. Как ты относишься к подобному явлению?
— Считается, что круто то, что нам навязывается с экрана. Девочки такие крутые с сигаретами (изображает гламурную девочку). Да это отвратительно! Круто — пробежаться утром, это ведь как заново родиться. Но никто не пробует. Все пробуют сигареты натощак — это же круто… Какая-то дурацкая мода. И я очень рада, что сейчас у нас есть интерес к ведению здорового образа жизни. Несколько лет назад, когда я в компании знакомых говорила, что совсем не пью, меня спрашивали: «Ты что, болеешь?» А мне хотелось сказать: «Ребят, кто из нас болеет? Я здорова и получаю удовольствие от другого». Я удивляюсь людям, которые ведут нездоровый образ жизни и находят в этом удовольствие. Нужно менять себя, и здорово, если мне удается подвигнуть кого-то на это. Обычный спорт необходим людям. Бегайте, плавайте. Моя мама занимается сноубордом и на роликах катается. Большим спортом заниматься совершенно не обязательно. И прививать это своим примером. Нужно всегда идти самому, и ребенок за тобой побежит. Если папа лежит на диване и говорит «иди, сынок, покачайся» — это неправильно.

Другие новости и материалы о ММА можно посмотреть на странице единоборств.

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru