онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Развернуть
«Соскучился по сборной России»

Российский регбист Андрей Остриков о прошлом клубном сезоне и национальной команде

Российский регбист Андрей Остриков, выступающий за клуб английской премьер-лиги Sale Sharks, подвел итоги прошлого сезона, который подпортили травмы. Нападающий также призналмся, что мечтает поскорее вернуться в состав сборной России.

Пока вся Европа дружно вздыхает при каждом ударе в створ ворот на Евро-2012, клубы английской премьер-лиги по регби начинают потихоньку готовиться к новому сезону. Клуб Sale Sharks, за который с прошлого года выступает игрок российской сборной Андрей Остриков, уже в первых числах июня начал предсезонный сбор. Остриков, получивший серьезную травму в прошлом году в матче Кубка европейских наций со сборной Грузии, не провел ни одного матча в рамках дебютного для россиян Кубка Мира и пропустил несколько игр английской премьер-лиги. Однако, когда он все-таки выходил на поле, получал самые лестные оценки в том числе, от британских СМИ. В частности, Daily Mail назвала его одним из главных открытий прошедшего сезона.

— Андрей, как проходит ваше восстановление?
— Восстановление после травмы проходит довольно-таки медленно. Я сейчас просто дал покой своему плечу, не нагружаю его, вроде проходят болевые ощущения. Ну я пытался закачивать его, как мне говорили мои физиотерапевты, но что-то с каждым днем становилось все хуже и хуже, все больнее и больнее.

— Это все та же травма, которую вы получили год назад в матче с грузинами?
— Да-да, именно после грузин я получил травму и это плечо меня так и беспокоит. Уже на протяжении, наверное, года. Был момент, когда я почти избавился от болевых ощущений в своем плече, и оно меня практически не беспокоило. И буквально в мае — в конце сезона — я решил походить в бассейн, думал, мне это не повредит. Но начались какие-то болевые ощущения, а я продолжал тренироваться, напрягать свое плечо железом, и вот как-то все снова вернулось на круги своя. И сейчас это реально моя основная проблема — мое плечо, это моя головная боль, которая меня тревожит. И еще про кисть нельзя забывать, которая меня беспокоит. Я не могу ее разгибать, как раньше. Это моя головная боль номер два.

— Такие частые травмы — это вообще типично для игроков второй линии?
— Мне кажется, это просто такая черная полоса, что ли. Это нетипично для игроков второй линии — независимо от позиции на поле, ты можешь получить травму. Ты можешь также не получить травму на протяжении всей своей карьеры, правда, я не думаю, что бывали такие счастливчики. Но регби — это контактный вид спорта, травму можно получить в любом игровом эпизоде.

— Но когда травмы все-таки позволяли вам выходить на поле, ваша игра получала высокие оценки. Как вы сами для себя можете оценить прошедший сезон?
— Если бы не мои травмы, я бы оценил этот сезон, наверное, на отлично. Но эти мои недуги — с плечом, с кистью, они опускают оценку до тройки, четверки с минусом.

Ну ладно, на четыре все-таки (смеется).

— А вот ваш клуб Sale Sharks, в целом, может занести сезон в актив — стартовали в ранге, можно сказать, аутсайдеров, а закончили сезон на шестой строчке турнирной таблицы.
— Практически перед началом сезона спортивный директор Стив Даймонд ставил целью попадание в Кубок Хайнекен и даже смотрел куда-то выше — в первую четверку. Парни очень хорошо начали сезон, и мы шли в середине турнирной таблицы и боролись за попадание именно в шестерку. Нам это удалось за счет того, что мы выиграли гостевой матч у Глостера. Можно сказать, это был решающий матч всего сезона — по эмоциям, по накалу страстей. Мы хорошо отыграли, в принципе, я доволен этим сезоном, как и все другие, я думаю.

А Стив Даймонд может занести сезон себе в актив — как бизнесмен и как тренер. Он грамотный человек, в целом. Знает, как вести дело.

— А финальную игру смотрели?
— Нет, я не смотрел финал, но для меня было сюрпризом, что Leicester проиграл. Я с самого начала ставил на Leicester, потом что команда реально на ходу была. Но Harlequin я не могу назвать явным таким аутсайдером, они победили Northampton Saints — тоже сильную команду. Но все равно — не ожидал, думал, Leicester в пух и прах разнесет их.

— Сейчас, кстати, в самом разгаре чемпионат России по регби. И обычно, уже к середине становится более-менее понятно, какие клубы будут бороться за чемпионство. В Англии, предполагаю, ситуация заметно отличается от подобной.

— В принципе — да. У нас явно выделяются четыре команды, между которыми, в основном, и будет разворачиваться борьба в дальнейшем.

А вот в английской премьер-лиге с начала сезона, я думаю, никто не возьмется прогнозировать наперед. Даже та, команда, которая занимала последнее или предпоследнее место может серьезно удивить.

— За российские клубы вы, если не ошибаюсь, не провели ни одного матча. Зато почти пять лет играли во Франции, как проходила адаптация? Ведь это, по сути, был ваш первых профессиональный контракт.
— Когда я уезжал во Францию, мне было 18 лет, и естественно, я испытывал некий стресс. Я ехал в другую страну, где вообще другой язык, другой менталитет совершенно. Я не знал, чего мне вообще ожидать от атмосферы во Франции, как меня там примут, как я буду учиться, как и где вообще я буду жить. Первые два года я провел, можно сказать, в спортивном общежитии. Адаптировался я.... ну мы довольно быстро со всеми сдружились, в основном, все общались на английском языке. Потому что во Франции было очень много иностранцев. А вот к их культуре, к их пище я довольно долго привыкал. После этих двух лет я как-то свыкся с тем, что меня подолгу нет дома — на родине. И сейчас могу смело сказать, что Манчестер, куда я еду сейчас является моим вторым домом. Нет никаких переживаний по этому поводу — просто еду туда... домой. Тем более, Манчестер — отличный город, там есть чем заняться, у меня появились уже какие-то друзья. Я, наоборот, даже уже соскучился.

— На матчи знаменитых манчестерских клубов ходили?
— Да, конечно. Посетил матч «Манчестер Юнайтед» — «Сандерленд». Мне почему-то МЮ ближе — с детства болею за этот клуб. Мне нравится то, как болеют люди в Англии — очень агрессивно, вкладывают душу в свой клуб. Люди в футболках «Манчестер Юнайтед» выкладываются на поле, а есть некоторый контингент людей, которые выкладываются, болея за свою команду.

На регби то же самое — полные стадионы, только в футболе как-то эмоции больше выплескиваются.

— Под предводительством нового главного тренера сборной Кингсли Джонса вам ведь еще не довелось тренироваться?
— Ну почему же — тренировался, я же чемпионат мира прошел целый с этой командой. Даже когда Николай Неруш был главным тренером сборной, Кинглси тоже играл немаловажную роль. Тирады какие-то произносил, вел тренировочный процесс. Мы частенько созваниваемся с ним, когда я в Манчестере. Но насчет того, что я не тренировался давно именно с обновленной сборной — это да. Появилось очень много молодых игроков — совершенно иной состав, нежели в прошлом году.

— Как вы можете оценить игру обновленной сборной со стороны?
— Игра изменилась в позитивную сторону. Кингсли Джонс поднял игру «схваточников». Стали играть лучше в коридорах. Как я понял, цель Кингсли — укрепить именно первую линию, он постоянно экспериментирует, постоянно просматривает новых молодых игроков, это, кстати, очень большой плюс ему. Многие его критикуют в этом плане, но он знает свою задачу и знает, к чему идет. Он уделяет внимание тем игрокам, на которых многие тренеры даже не смотрели.

— У вас самого не может быть проблем с вызовом в сборную? Нет такой опасности, что из клуба могут не отпустить?
— Проблем никаких быть не должно, потому что я общался со Стивом Даймондом и сказал, что следующий отборочный цикл я должен отыграть весь. Хотя бы основные матчи — с Грузией, Румынией, Испанией, Португалией. Я должен быть на поле в любом случае. Я уже соскучился по национальной сборной — уже очень давно не примерял эту майку. Хочется уже сыграть.

Ознакомиться с другими материалами и новостями можно на странице летних видов спорта.