Пенсионный советник
онлайн-табло
Вчера
Сегодня
Завтра
Развернуть
Лига Европы

«Понимаю, почему Джокович заболел»

Джокович и Давыденко после матча

Фото: http://i.eurosport.ru

Нашедшему в себе силы прийти на разговор с журналистами Новаку Джоковичу подарили бутылку водки. Игрок сказал, что держал с самого начала игры вариант снятия с матча по причине здоровья. Николай Давыденко сказал, что не ожидал снятия Джоковича с матча, рассчитывая поиграть после двух сетов в свое удовольствие, и отметил поддержку тренера сборной России Андрея Ольховского.

— Перед игрой вы думали о том, что сможете сыграть только три сета? — вопрос Джоковичу.
— Я хорошо себя чувствовал перед игрой, но учитывал и тот вариант, что снимусь.

Реклама

— Это было вашим решением или кто-то вам посоветовал?
— Это было моим решением.

— Все-таки были ли у вас шансы поиграть в четвертом сете?

— Я решил остановиться, чтобы не рисковать здоровьем.

— Было ли ошибочным сыграть вообще в этот день?
— Я вышел с настроением сыграть и сразиться, но потом понял, что мне нездоровится и нет энергии.

— Прошла информация, что после игры вы уехали в больницу, но вы все-таки пришли на пресс-конференцию…
— Я не собирался ехать ни в какую больницу.

— Насколько психологически тяжело пришлось так играть, учитывая околотеннисные проблемы?
— Все просто сложилось не вовремя. С таким игроком как Николай надо много бегать. Но тяжелым ударом для меня этот матч не стал. Сейчас только начало сезона, и у нас еще будут шансы куда-то пробиться в Кубке Дэвиса.

— Что можете пожелать на 60-летие Шамилю Тарпищеву и российскому теннису, отмечающему 100-летие?

— Его я, естественно, поздравляю с Днем рождения. Российскому теннису желаю самого лучшего. Он имеет великих чемпионов. С сеткой в турнире нам не повезло, когда мы сразу попали на такого соперника, да и еще играть у него дома.

Несмотря ни на что, мы останемся друзьями. У нас очень хорошие отношения, и россияне для нас, как братья.

После этих слов зал потонул в аплодисментах, а сербскому теннисисту был поднесен на здоровье подарок в виде большой бутылки водки. Правда, не сербской, а нашей.

«Я удивился тому, что Джокович снялся с матча, потому что не заметил у него каких-то проблем, — сказал Николай Давыденко. — Но я знал, что он долго не тренировался и пытался отыграть только три сета. Теннис у него после Австралии очень чистый, поэтому мне сложно было играть против него, особенно на задней линии. Получилось, что я «зацепился» в третьем сете и стал играть лучше».

— Как оценивали свои шансы перед матчем?
— В третьем сете стал играть намного лучше, меньше допускал ошибок, больше контролировал игру, лучше принимал. Так получилось, что мне удавалось брейковать, выигрывать у него подачи.

Не думал о выигрыше, а больше хотел получить удовольствия. Все-таки третий сет…

— По мнению ряда игроков, их раздражает долгое постукивание Джоковичем мяча перед подачей. Что вы скажете на это, как и насчет музыки на трибунах в паузах в игре?
— Подготавливаться к подаче важно. Обычно я жду, когда он закончит, и в момент подачи стараюсь быть готовым к приему. Музыка, на самом деле, очень приятная. С публикой, которая нас поддерживала, было весело, за что ей большое спасибо.

— Почему в ряде спорных моментов не прибегали к помощи «соколиного глаза»?
— Если бы можно было это сделать, то несколько мячей я бы посмотрел, как например в в случае с подачей Джоковича. Там ведь и на покрытии видно, куда попадает мяч. И хотелось ряд моментов увидеть на экране.

— Встреча с чехами в Москве, как считаете, на каком покрытии может пройти?
— Думаю, на грунте, потому что матч будет проходить после турнира в Майами - последнего на харде, а дальше начинаются игры на земле. И против Бердыха и Штепанека самое лучшее - это покрытие.

— Где вы намерены играть до четвертьфинального матча?
— В этом году планы немного поменялись. Сейчас неделю буду готовиться к Роттердаму, потом - к турниру в Дубае, а затем к Индиан-Уэлсу и Майами.

— Повлияло ли на настроение в команде ситуация с травмами у сербов?
— А вы Сафина видели? Я Сафина сам последние дни не видел. На самом деле, Марат серьезно заболел. У него серьезная травма - разрыва мышц в голеностопе, из-за чего ему нельзя играть две недели. Плюс еще заработал грипп - у него температура 39 два дня. Я понимаю, почему заболел Джокович. Он приехал в Москву из Австралии, где 32 градуса тепла, в очень хорошей форме. А когда в такой форме, то иммунитет сразу падает. Погода сыграла нам на руку, а мы к ней акклиматизировались.

— Вы не так часто играете без своего брата и тренера Эдуарда. Когда работаете без него, от кого получаете поддержку?
— Брат готовил меня две недели после Австралии. Здесь же меня тренировал Андрей Ольховский, который в команде первый раз. Он всю неделю мне подсказывал и советовал во время матчей.