23 августа 2019

 $65.56€72.62

18+

БлогиНаталья Зиганшина

Невозможное равенство

Наталья Зиганшина

Вот вам задачка из повседневной жизни. Папа Карины Гаджибековой продает на рынке плодоовощную продукцию. Папа Степана Столярова работает менеджером в крупной международной корпорации. В подмосковном городе, где проживают семьи Карины и Степана, пять школ и из них одна хорошая многопрофильная гимназия, а другие — школы-аутсайдеры. Вопрос: в какую школу пойдет Карина Гаджибекова и в какой школе будет учиться Степан Столяров.

В принципе, все очевидно. Степан — в гимназию, Карина — в обычную школу, где директор за определенную плату проявит лояльность к отсутствию регистрации по месту жительства. И дело не только в том, сколько зарабатывает приезжий из Азербайджана на рынке и какая зарплата у крепкого менеджера среднего звена. Окружение «всасывает» себе подобных.

Год за годом на протяжении последних двадцати лет в системе нашего образования создавалось два полюса.

В тех школах, где руководители не смогли или не захотели встроиться в новые реалии, все было пущено на самотек. Там формировались очаги антиобразовательного пространства: никудышные педагоги, которые ненавидят детей, но готовы работать за низкую зарплату, и проблемные дети, родители которых непритязательны к качеству образовательных услуг. Логика таких родителей вполне ясна: зачем упираться, если потом все равно на рынок, к овощам, или продавцом-консультантом в супермаркет, или охранником. Да мало ли хороших непыльных работ, не требующих ума. И для этого вовсе не нужно рефлексировать над «Преступлением и наказанием». В той школе, где «тройка» — это хорошая оценка, ребенку будет комфортнее, а родителей не будут парить по поводу его низкой успеваемости.

На другом полюсе дети тех амбициозных пап и мам, которые сами получили хорошее образование, говорят на одном или двух иностранных языках, ездят отдыхать в Европу и уже видят своего ребенка будущим юристом или экономистом в какой-нибудь приличной компании. Они готовы платить за репетиторов и всеми силами тянуть своего ребенка к успехам. Правда, на общероссийском фоне таких людей жалкие проценты.

И что мы в итоге имеем: небольшое количество школ-лидеров, куда отчаянно каждый год пытаются засунуть своих детей сознательные родители (в ход идут деньги, связи, а теперь, после того как узаконили прием в школы по месту жительства, еще и покупка прописки или даже жилплощади рядом с хорошей школой). И огромное количество школ-гетто, где собираются дети из неблагополучных семей и из семей гастарбайтеров.

Видимо, проблема стала настолько осязаемой и тревожной, что ею озаботилась Общественная палата. Недавно там прошли слушания «Выравнивание шансов детей на качественное образование». По мнению исследовательской команды из НИУ ВШЭ, которая готовила основной доклад о положении дел, с каждым годом все больше обосабливается и становится недоступной именно группа успешных школ. В качестве доказательства тотальной пропасти между разными берегами нашего российского образования были показаны фотографии. Вот хорошая школа: детишки в красивой школьной форме с гербами занимаются в школьном оркестре. Девочка с пышными бантами — на флейте, мальчик в брюках со стрелками — на виолончели... И вот фото другой школы. Грязный санузел; стены, изъеденные грибком и ржавчиной; рваный линолеум; дети с отсутствующим взглядом; старшеклассницы в коротких юбках с боевой раскраской на лицах. Другая сторона жизни и образования. Изнанка.

Образование должно выполнять роль миксера и перемешивать общество, чтобы оно не превращалось в два обособленных лагеря, — вот содержание идеи предоставления равных образовательных возможностей. Да, раньше так и было. Хотя и принято ругать советскую бытность, но вот взять хотя бы меня — типичный пример «перемешивания». Дочь фрезеровщицы и наладчика, закончила обычную среднюю школу города Липецка. В моем классе учились дети партийных функционеров, дети инженеров, учителей, работников торговли. Все получали равный доступ к образованию. А теперь кого и с кем перемешивать? Разве депутат Госдумы или успешный бизнесмен отдаст своего ребенка в обычную школу, в один класс с детьми «из низов»? Вряд ли.

Еще докладчики обнародовали данные, согласно которым получается, что устойчиво успешных школ в нашей стране только 30%. Но я очень сильно сомневаюсь в правдивости подобной статистики. Недавно общалась с девятиклассниками из классической «неблагополучной» школы, которая находится недалеко от моего дома (учителей-предметников не хватает, здание в аварийном состоянии, пятиклассники курят почти у стен школы, ничуть не стесняясь). В десяти минутах ходьбы продовольственный рынок, многие ученики не очень хорошо говорят по-русски, но при этом многие прекрасно сдали ГИА по русскому языку.

«Во время ГИА учителя подсказывали, особенно отличникам, а тем, кто принес с собой шпаргалки, не мешали списывать»,— рассказали мне мальчики. Наверняка эта школа продемонстрирует не самые худшие показатели и окажется в сводках органов образования в числе успешных. А это означает, что на самом деле все значительно страшнее, чем нам говорят официальные исследования и отчеты.

Наши общественные деятели предложили в самом смелом сценарии развития закрывать плохие школы, разгонять к черту всех учителей и директоров и отдавать детей под патронат успешных школ. Но у меня вопрос: а кто их будет учить и на какие деньги? Нужны прогрессивные педагоги, достаточное финансирование. А у нас пока что по-прежнему деньги тратятся в основном на хорошие, успешные школы. Вот недавно московский департамент образования заявил, что на вновь присоединенных территориях появится «Новая школа», которая по качеству образования и результатам выпускников станет «одной из лучших школ мира». Правда, школа будет частной, на свои деньги ее создает предприниматель и член Совета федерации Вадим Мошкович, чье состояние два года назад оценивалось в $600 миллионов. У Мошковича в собственности находится приличное количество подмосковной земли. Один из своих наделов в районе поселка Коммунарка сенатор выделил под строительство школы. Что-то я сильно сомневаюсь, что в этой суперпупершколе будут обучаться дети местных селян.

Конечно, равные возможности — это хорошо, это правильно. Но ничего не выйдет. Пока в педвузы идут от безысходности и от армии, пока сокращается бюджет на образование, все будет по-старому: два мира — два кефира. Школьная система и дальше будет создавать пропасть между возможностями на обучение, с каждым годом увеличивая армию тех, кто не имеет ни этой самой возможности, ни желания. Только вот вопрос: а чем все это закончится? Ведь рано или поздно критическая масса начинает «бродить» и вырвется наружу.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru
РАНЕЕ: