14 октября 2019

 $64.26€70.87

18+

БлогиЕлена Шмараева

Сделка с сомнением

Елена Шмараева

Дети Анны Политковской, убитой шесть лет назад, требуют расторгнуть сделку со следствием обвиняемого Дмитрия Павлюченкова. Вера и Илья Политковские — потерпевшие по делу, они дочитали материалы и поняли: Павлюченков врет, выгораживает себя, заказчиков убийства не назвал, а пользы от его показаний следствию было не столько, чтобы теперь он заслуживал снисхождения. Пусть сидит за решеткой вместе со всеми и отвечает перед судом присяжных, а не за одно заседание в закрытом режиме, тихо, бесшумно, а потом — свидетелем на основной процесс. Ведь если сделка останется в силе, то так и будет — это особый порядок судебного слушания, предусмотренная законом процедура.

Конечно, прокуратура вполне может заявление Политковских проигнорировать. Хотя по статье 314-й УПК особый порядок возможен только при согласии на такой порядок гособвинителя и потерпевших. И вообще прокуратуре стоит помнить, что она представляет интересы не только государства, но и тех самых Веры и Ильи Политковских, у которых шесть лет назад убили маму, и на вопрос которых «кто?» эта самая прокуратура вместе со следователями и прочими представителями государства до сих пор не смогла ответить.

Но почему-то об этой своей функции гособвинители, как и те же следователи, частенько забывают. Или интересы государства и интересы потерпевших в этом деле настолько расходятся, не знаю. Но

стоит вспомнить хотя бы тот плевок, каким было участие все того же Дмитрия Павлюченкова в предыдущем процессе по делу Политковской в конце 2008 — начале 2009 года.

Человек, который, как выяснилось теперь, организовал и координировал слежку за Анной Политковской за несколько недель до ее гибели, к тому же с использованием своего служебного положения — подполковник Павлюченков был начальником 4-го отдела оперативно-поискового управления ГУВД Москвы, — так вот, этот человек проходил по делу свидетелем. Да еще и секретным, его допрашивали при присяжных без участия публики и прессы. Так что потом адвокаты — и со стороны подсудимых и со стороны потерпевших, — связанные подпиской, не могли открыто рассказать журналистам, что считают этого человека фигурой крайне сомнительной и подозревают в причастности к убийству.

Но и теперь, когда сомнительность фигуры Павлюченкова стала очевидна всем и даже следствию, с его ролью в преступлении стали происходить те самые метаморфозы, о которых пишут в своем заявлении Политковские. Когда в августе прошлого года следователи в очередной раз отчитывались об успехах в расследовании дела об убийстве обозревателя «Новой газеты», Павлюченкову отводилась роль героически пойманного (это после нескольких-то лет в статусе свидетеля) организатора убийства. Хитроумный подполковник непосредственно получал указания от заказчика убийства Политковской, отрядил следить за ней своих опытнейших сыщиков, а также нашел оружие для киллера. Но шли месяцы, Павлюченков стал давать следствию какие-то показания, а его роль постепенно становилась все менее значительной. С заказчиком он уже не знаком, организаторов было несколько, и он далеко не самый главный, ну вот разве что пистолет помог найти, но раскаивается и готов подтвердить, что киллером был Рустам Махмудов — обвинение которому следователями было предъявлено заочно, задолго до откровений Павлюченкова.

Кстати, в отличие от предполагаемого исполнителя убийства Махмудова предполагаемый организатор Павлюченков не сидит в СИЗО. Он под домашним арестом: за выполнение условий сделки, которая кажется потерпевшим ничтожной, и из-за плохого самочувствия, которое обычно кажется ничтожным обстоятельством следователям, ему изменили меру пресечения.

То, как меняется статус и тяжесть обвинения Павлюченкова, напоминает то, что происходило с делом Политковской через год после ее убийства — в августе — сентябре 2007 года, когда наметился грандиозный прогресс в расследовании и последовал такой же грандиозный провал. Тогда следователи задержали десять человек, в том числе подчиненных Павлюченкова (теперь, кстати, считается, что их использовали для слежки «втемную» и отвечать перед судом они не будут), сотрудника ФСБ Павла Рягузова, который, по тогдашней версии следствия, «пробивал» адрес и другие данные Политковской, а также предъявили обвинения Шамилю Бураеву, бывшему главе Ачхой-Мартановского района Чечни. Но об успехах в расследовании тогда стали слишком бодро рапортовать, сливая в СМИ открытые данные вперемежку с тайной следствия (например, с ориентировками на не найденные еще машины и людей). Бураева и большинство задержанных после этого «слива» пришлось отпустить, а с Рягузова обвинения снять.

Что дошло до суда и чем там дело кончилось, все помнят. Жалкие обрывки логической цепочки и множество белых пятен. Итог — оправдательный вердикт присяжных.

И сейчас, когда прокуратуре предстоит решить, заключать ли все-таки сделку с Павлюченковым или прислушаться к потерпевшим, хочется ей про этот итог напомнить. Потому что,

не сотрудничая с потерпевшими и забывая, что они представляют и их интересы, гособвинители рискуют снова провалить этот громкий процесс.

Несмотря на то что расследование за три года, конечно, продвинулось: теперь есть и предполагаемый киллер Махмудов, и целых два предполагаемых организатора (помимо Павлюченкова это чеченский криминальный авторитет Лом-Али Гайтукаев, который в первом процессе тоже проходил свидетелем). Но дело наверняка снова будут рассматривать присяжные. И, когда они увидят, что обвинителям не верят даже те, кто больше всего заинтересован в справедливом рассмотрении дела, у них неизбежно появятся те самые сомнения, которые всегда трактуются в пользу подсудимых.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru
РАНЕЕ: