23 августа 2019

 $65.52€72.44

18+

БлогиЕлена Шмараева

Оправданный выбор

Елена Шмараева

Дело банды Сергея Цапка рассмотрит коллегия присяжных заседателей: такое решение на прошлой неделе вынес Краснодарский краевой суд, и даже дата первого заседания известна — 20 сентября. Попросили о суде присяжных сами подсудимые, и возразить им нечего: воля обвиняемого в данном случае закон.

А возразить Краснодарский суд, я думаю, хотел бы, ведь теперь ему

предстоит очень и очень непростая работа: вызвать на отбор в коллегию присяжных несколько десятков человек, которые смогли бы это дело рассматривать. То есть, с одной стороны, не имели бы уже сформировавшегося мнения о том, что Сергея Цапка с пятью подельниками нужно растерзать без суда и следствия за то, что они сделали, например, с детьми в доме фермера Аметова. А с другой стороны, чтобы не боялись судить шестерых участников банды, которая с 1997 года держала в страхе и повиновении все взрослое население Кущевки с соседними станицами.

Но пока голова об этом болит у Краснодарского краевого суда, интересно выяснить мотивы самих Цапков при выборе суда присяжных. Конечно, их уже заподозрили в том, что всесильная банда нашла какие-то возможности для манипуляций будущими заседателями или же рассчитывает на то, что жители края, где были так сильны Цапки, просто не осмелятся выносить суровый вердикт: ведь московские следователи приезжали и уехали, а за осужденных бандитов найдется, кому отомстить.

Основания заподозрить какую-то уверенность Сергея Цапка и других обвиняемых в благоприятном вердикте, безусловно, есть, ведь иначе зачем им присяжные. Зачем Владимиру Алексееву по кличке Беспредел, который зверски убил невестку Аметова Елену двенадцатью ударами ножом в шею и грудь, или Игорю Черненко по прозвищу Амур, который проломил головы пятилетней Ире Мироненко и ее полуторогодовалой сестре, а потом задушил десятимесячную Амиру Аметову, зачем вот им суд людей, которые принимают решение, основываясь не только на фактах и юридической логике, но эмоционально, что называется, по-житейски оценивают происходящее? Если отмести подозрения в сговоре и давлении на присяжных, то выбор такого суда кажется самоубийством.

С другой стороны, если верить даже сухой статистике, то выбор в пользу профессионального суда при возможности суда присяжных — вот настоящее самоубийство. Показатели уже несколько лет стабильны: профессиональные судьи выносят меньше 1% оправдательных приговоров, присяжные — до 20%, то есть в каждом пятом случае.

При этом мне кажется важным еще один фактор, который, может, и повлиял на выбор цапковскими непрофессионального суда при отсутствии рычагов давления на коллегию.

Конечно, никто из них не рассчитывает после вердикта присяжных выйти из здания Красноярского краевого суда свободным, оправданным по всем статьям человеком: там исходя из одних признательных показаний каждому грозят многие годы тюрьмы. Но, отдавая свою судьбу в руки присяжных, любой бандит может рассчитывать на индивидуальный подход. Эти двенадцать человек, которым в конце предстоит ответить отдельно о каждом, виновен ли он, в чем именно и заслуживает ли снисхождения, действительно вникают в роль каждого человека в преступлении. И, хотя присяжные не решают, какой срок назначить тому или иному подсудимому, их вердикт на этот срок влияет.

Именно благодаря снисхождению присяжных киллер из девяностых Алексей Шерстобитов по кличке Леша Солдат за десятки исполненных заказных убийств получил 23 года строгого режима, а не пожизненное, на которое его отправил бы профессиональный суд. Он убедил заседателей в искренности собственного раскаяния, в том, что убивал не из жестокости или мести, а фактически по рабочей необходимости, и расположил рассказами о том, как отказывался исполнять заказ, если могли пострадать невинные люди.

Или такой нюанс: для профессионального суда не важно, что человек не совершил убийство, если его остановили, например, телохранители жертвы или спугнул полицейский патруль: это называется не доведенным до конца преступлением по не зависящим от обвиняемого обстоятельствам, и судят за него, как за преступление совершенное. Присяжные такую логику усваивать отказываются и, скорее всего, оправдают.

Вот и надеются Владимир Запорожец по кличке Камаз, стоявший у истоков цапковской банды и совершивший первое на ее счету убийство (забил человека металлическим прутом), Сергей Карпенко по кличке Рис-младший, вырезавший полдома фермера Аметова, и остальные четверо на этот индивидуальный подход: что присяжные, которые в их случае вряд ли кого-то оправдают, хотя бы разберутся, кто именно и в чем именно виноват.

Ну и доказательной базе по делу Цапков придется пройти проверку судом присяжных: в 478 томах уголовного дела о 19 убийствах и остальных преступлениях банды должно быть что-то действительно убедительное помимо признательных показаний самих подсудимых, от которых им ничего не стоит в любой момент отказаться.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru
РАНЕЕ: