20 августа 2019

 $66.95€74.21

18+

БлогиАнастасия Берсенева

Госзащита природы

Анастасия Берсенева

В минувшие выходные появилась новость: президент России назначил 2013 год Годом охраны окружающей среды. Следующий шаг сделает правительство: оно должно придумать список мероприятий в рамках обозначенной тематики, которые потом передадутся в регионы с рекомендацией к выполнению.

А я сразу подумала про Республику Алтай. Мне посчастливилось побывать там этим летом с Фондом защиты дикой природы (WWF), который вместе с местным «Экологическим клубом» и компанией «Крафт Фудс Рус» устроил лагерь для школьников. Три десятка детей за пару недель проехали по заповедным местам региона. Меня, как жителя равнин и горожанина, поразили крутые горы, прозрачные речушки, хищные птицы, парящие над землей. Кедры и шишки, а также верящие в духов алтайцы.

Экологи рассказали про заброшенный завод в горах, в котором хранится 110 тонн ртути, про падающие в тайгу ступени от космических кораблей, запускаемых с Байконура, про мусорные свалки на склонах гор, про толпы туристов, которые моют машины в ручьях, про планируемый газопровод в Китай и про браконьерские вырубки кедра. Одним словом, красоту природы Алтая надо спасать, и на уровне государства этим занимаются природоохранные прокуроры.

Так вот, в республике только два природоохранных прокурора — на весь регион. А до 2010 года там вообще не было такой структуры: за природу отвечали районные прокуроры. Впрочем, как мне рассказал на условиях анонимности сотрудник минприроды республики, раньше на Алтае экология не сильно заботила чиновников. Тот же завод с ртутью заброшен уже около десяти лет, местные жители все эти годы кричали об угрозе разоренного склада с опасным металлом, но власти не спешили ставить перед собственником завода вопрос ребром. Только с приходом в регион нового прокурора из соседнего Алтайского края в республике появились специалисты по защите природы.

Нынешний природоохранный прокурор тоже не местный, переехал в новый кабинет из Алтайского края (между двумя столицами Барнаулом и Горно-Алтайском пять часов на машине). Однако он и его заместитель не устают ездить по всем районам республики. Туда, где дорог нет, они добираются на тракторе, а если гусеничная техника встает, пересаживаются на лошадей. Они бьются с местными властями за нелегальные свалки и заставляют их ликвидировать мусорные полосы.

Этот прокурор нашел время и приехал на встречу со школьниками-экологами, чтобы рассказать о своей работе, показал фотографии с мест нарушений, похвастался, что их третья (и последняя по штату) сотрудница недавно родила. А потом на крыльце столовой турбазы рассказывал мне о вандалах, которые выломали из стен пещеры кусочек наскального рисунка древних людей — петроглиф. Говорил, что нет рычагов воздействия на приезжающих из соседних областей туристов-шашлычников, которые не верят, что перед ними главный природоохранный прокурор республики. Пояснил, что сам он отдыхает в выходные только на территории Алтая, потому что местная красота ни с какой заграницей не сравнится. И торопился уехать — надо было проверить жалобу жителей из соседнего поселка на мусор, который кто-то свалил у ручья.

Вопросы о падающих ракетах и газопроводе прокурор предпочитал обходить, так как первое — это Байконур, от него никуда не деться, а второе — «Газпром» и политика, и вообще пока нет никаких договоренностей. И еще один вопрос оказался трудным — когда же увеличится штат у природоохранной прокуратуры Алтая.

В целом в России не так много природоохранных прокуроров, как хотелось бы экологам (в 2010 году было 69 специализированных подразделений). Например, в Москве и Московской области только один прокурор, занимающийся экологией, правда, у него есть помощники. Более того, не в каждом субъекте страны есть такие подразделения.

Согласно сайту Генпрокуратуры, своей природоохранной прокуратуры нет, в частности, у Курской, Белгородской, Тамбовской и Смоленской областей. За природой там присматривают обычные прокуроры.

Экологи добавляют, что сильным блоком всегда считалась Волжская межрегиональная природоохранная прокуратура, в нее входят порядка 15 подразделений по всему бассейну реки Волги — от Казани до Астрахани. Однако в последнее время из-за смены руководства хватка волжских прокуроров ослабла, говорят в WWF. Активными также считается камчатский природоохранный прокурор. В адрес остальных государственных защитников природы экологи так и не нашли добрых слов.

Хочется в связи с вышесказанным пожелать правительству России более тщательно подойти к составлению списка мероприятий на Год охраны окружающей среды. Так как, пока есть что охранять, надо, чтобы было кому этим заниматься.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru
РАНЕЕ: