Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Поправки Мизулиной: как будут отбирать и выдавать детей

Эксперты раскритиковали сенаторские правки в Семейный кодекс

В Госдуму внесен пакет поправок в Семейный кодекс — авторы проекта, члены Совфеда, предлагают изменить процесс усыновления и оформления опеки над детьми, а также обозначить рамки вмешательства соцслужб в дела семьи. В частности сенаторы хотят запретить опеке входить в дом без согласия жильцов, приемным родителям — отказываться от усыновленного три года назад ребенка, а однополым парам — брать на воспитание сироту. «Газета.Ru» обсудила законопроект с экспертами.

«Берут в компанию полицию»

Ряд членов Совета Федерации внесли в Госдуму пакет поправок в Семейный кодекс — они касаются родственных отношений, усыновления и опеки над детьми. Об этом сообщает пресс-служба одного из авторов инициативы — зампредседателя комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Елены Мизулиной.

Одна из поправок предусматривает запрет на вход в квартиру для органов опеки без согласия жильцов. Эксперты в области усыновления считают это нововведение «пустым». «Люди и сейчас имеют полное право не пустить опеку. Но она обычно ходит с полицией, поэтому, думаю, это норма исключительно для не вникающих читателей, которым кажется, что их права серьезно защищены. На самом деле это не так», — сообщила «Газете.Ru» президент благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.

Если же органы опеки все-таки надумают прийти к семьям в одиночку, то данная поправка может помешать им спасти несовершеннолетнего.

«Мы понимаем, что будет ситуация, в которой важно сразу войти и защитить ребенка, если ему угрожает реальная опасность. Но опека никаких серьезных прав не имеет. Поэтому иногда правильно, конечно, что они берут с собой в компанию полицию», — отметила общественник.

Кроме того, сенаторы предложили обеспечить каждого ребенка, оставшегося без родителей, правом воспитываться в семье родственников – для них будет установлено приоритетное право при его усыновлении. «Законопроект последовательно обеспечивает право ребенка во всех случаях, когда он остается без родителей, на устройство в семьи родственников и сохранение семейной атмосферы», — указано в пресс-релизе.

При этом отказать нацелившимся на усыновление родственникам органы опеки не смогут даже в том случае, если у них недостаточный уровень дохода и их жилье не соответствует санитарным правилам. Не должны смущать никого и недееспособные лица, которые находятся на попечении приемной семьи, если совместное проживание с ними не опасно для жизни и здоровья ребенка.

Председатель Совета приемных семей при Минпросвещения РФ Наталья Городиская назвала данную инициативу формальностью, так как органы опеки всегда отдавали предпочтение родственникам в процессе передачи ребенка. «Всегда родственники были в приоритете — им даже не надо проходить обучение в школе приемных родителей. Конечно, родная кровь важнее. Но такие семьи тоже надо обучать, сопровождать и помогать им», — подчеркнула эксперт в разговоре с «Газетой.Ru».

Однако в фонде «Волонтеры в помощь детям-сиротам» уверены: иногда дети действительно попадают в руки к незнакомцам при живых родственниках. «Сейчас у нас действуют совершенно одинаковые формы устройства ребенка к родственникам и незнакомым людям, то есть требования одни и те же что к устройству к бабушке, что к постороннему человеку с другого региона. В результате происходили ситуации, когда бабушка не может взять опеку над внуком, которого она и до этого растила, потому что, например, ее доход не соответствует требованиям дохода опекуна, но это абсолютно ненормальная ситуация», — сообщила Альшанская.

Тем не менее, как объяснил «Газете.Ru» юрист по семейным делам Сергей Крюков, если условия проживания у близких будут для ребенка неподходящими, суд никогда не примет решение в их пользу, так как к этому вопросу относятся очень внимательно.

«Усыновление проходит только через суд, который решает, возможно оно или нет. Если условия действительно критические, то никто ребенка в такую семью не поселит.

В моей практике был пример, когда ребенка оставили с папой, который на тот момент состоял в романтических отношениях со своей кровной родственницей, а маме отказали, сославшись на неблагоприятные условия для жизни ребенка. Мы долго ругались с органами опеки, однако они были непреклонны – вернуть ребенка матери разрешали только после того, как она улучшит жилищные условия», — отметил Крюков.

Если проект вступит в силу, то в Семейный кодекс войдет глава, согласно которой братья и сестры, оставшиеся без родителей, теперь должны отправляться в новые семьи только вместе. Нарушить это правило можно только в том случае, если совместное проживание детей невозможно по состоянию здоровья или если их раздельное проживание отвечает интересам ребенка. Но даже при самом негативном раскладе, дети должны знать, где живут их братья и сестры, а также общаться с ними.

Пунктом из документа, вызвавшим больше всего возмущений, стал запрет на отказ от усыновленных детей, если они уже прожили в семье больше трех лет. «Странная норма. Если родители отказываются от воспитания ребенка или он уходит сам, то, собственно, куда он должен деться? Насильно жить с ними?», — удивилась Альшанская.

Этого же мнения придерживаются и в Совете приемных семей. «Ребенок будет расти в семье, где он абсолютно не нужен. В итоге родители могут отправить его куда-то или поставить диагноз, чтобы положить в больницу — они сделают все, что угодно, если не любят его. Зачем вносить такие правки?», — сказала Городиская «Газете.Ru».

«Нельзя отобрать ребенка у бабушки»

Согласно пакету поправок, органы опеки также должны учитывать мнение ребенка от 10 лет и старше при принятии решения о передаче его под временную опеку – например, при задержании родителя, либо при его экстренной госпитализации в бессознательном состоянии.

«В таких ситуациях ребенок передается родственникам, иным близким ребенку лицам на период отсутствия родителей, и только при отсутствии такой возможности — в специализированное учреждение, которое обязано незамедлительно вернуть ребенка родителям по первому их требованию», — уточнили авторы поправок.

И снова эксперты считают, что данное предложение не привносит ничего нового в передачу несовершеннолетнего под временную опеку.

«Органы и так учитывают мнение ребенка старше 10 лет. Даже при усыновлении несовершеннолетнего сначала приглашают в семью в гости, чтобы с ней познакомиться, а потом интересуются у него, хочет ли он остаться. В суде спрашивают, к кому ребенок хочет — маме или папе. В детском доме спрашивают, везде спрашивают!», — подчеркнула глава Совета приемных семей.
В законопроектах также предлагается позволить оформление опеки на ребенка по заявлению родителей, если они по уважительным причинам не могут осуществлять свои обязанности. Причины для этого могут быть разные – например, длительная командировка или болезнь, которая требует лечения в стационаре. На этот период родители получат право привлекать родственников к воспитанию ребенка без оформления специальных документов. 

«Нельзя будет отобрать ребенка у бабушки, у которой нет доверенности от родителей», — отметили в пресс-службе Мизулиной.

«Как выяснить, что пара однополая?»

На фоне послаблений, однако, появились и предложения по ужесточению правил. Сенаторы предлагают отдельно прописать в Семейном кодексе запрет на усыновление детей однополыми парами. Также сенаторы предлагают запретить заключать брак между лицами, сменившими пол.

«Безусловно, некая формализация нового положения Конституции Российской Федерации необходима. Поправка внесена, она проголосована, она вступила в силу, поэтому так или иначе ее нужно формализовать. А что касается именно этой инициативы в такой формулировке, то я вам предлагаю все-таки обращаться к Мизулиной», — так инициативу прокомментировал пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Юрист Крюков не считает, что данная реформа нарушает права людей, состоящих в однополом браке. «По законодательству РФ, семья – это союз мужчины и женщины, поэтому ничьи права тут не нарушены. Каждый человек имеет право воспитывать ребенка, но является семьей только союз лиц разных полов. Нужно учитывать и то, что усыновление делается как раз в интересах последнего, который в силу возраста может и не понять сам – действительно ли он готов жить в не совсем обычной семье», — объяснил он.

Глава благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» в свою очередь не видит смысла в этой инициативе. «Как предполагается выяснять, что пара однополая — у нас же не может быть однополых браков. Честно говоря, эти нормы кажутся популистскими. Это реакции на запрос определенной аудитории»,

— пояснила Альшанская.

«Опека должна бежать за постановлением суда»

Отдельное внимание в проекте также уделяется роли суда в изъятии ребенка — теперь оно допускается только на основании решения суда.

«Законопроект предусматривает, что отобрание ребенка (принудительное разлучение ребенка с родителями) будет осуществляться только при виновном поведении родителей на основании вступившего в законную силу решения суда о лишении родительских прав либо об их ограничении судебным приставом-исполнителем с участием органа опеки и лица, которому передается ребенок», — указали авторы поправки.

Чтобы доказать «виновное поведение родителей», суд может обязать органы опеки провести исследование условий жизни несовершеннолетнего и написать заключение.

Тем не менее эксперты считают, что обязательное обращение в суд может затянуть время. «Сотрудник органов опеки, понимая, что ребенок в опасности, должен оставить его в квартире, бежать за судебным приставом, постановлением суда, которое надо ждать в течение суток. А если с ребенком что-то случится в это время, кто будет виноват?»,

— возмутилась Городиская.

Отметим, что в законопроекте не идет речь об «исключительных случаях» срочного отобрания детей, которые были указаны в реформе, внесенной в Госдуму 10 июля.

Тогда чиновники также предлагали судебно разбирать дела об изъятии, но оставляли опеке возможность забрать ребенка сиюминутно, если «в течение нескольких часов может наступить его смерть». Но и это исключение не нравилось специалистам — их смущал факт прогнозирования гибели детей.

«Я даже не понимаю, о чем идет речь. То есть приходят опека, полиция, и им нужно прямо сейчас понять, что ребенок может умереть через два часа, если они его не заберут. А если ребенок жалуется на сексуальное насилие? Изнасилование — это же не угроза жизни. Что мы скажем ребенку? «Ну дружок, оставайся здесь, раз ты выживешь и эта ситуация тебя не убьет. Пусть понасилуют еще какое-то время», — говорила Альшанская «Газете.Ru».

Тем не менее эксперты называют вмешательство суда в процесс отобрания несовершеннолетнего шагом к усовершенствованию этого процесса.

«Мы знаем про случаи, когда детей отбирают, и это действительно произвол со стороны сотрудников опеки. Я положительно отношусь к тому, что к данному решению предлагается привлекать суд, потому что тогда отобрание будет ответственностью не только органов опеки. Они же у нас во всем всегда виноваты: не изъял — ребенок пострадает, изъял — плохо», — заключила глава Совета приемных семей.