Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
«Резонанс не поможет»: юристы о деле журналиста Сафронова

Юристы объяснили, могут ли Сафронова оправдать по делу о госизмене

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Сотрудник госкорпорации «Роскосмос» и экс-журналист Иван Сафронов арестован на два месяца по подозрению в госизмене. По данным ФСБ, он регулярно передавал представителям НАТО сведения об обороне и безопасности России, за что теперь может отправиться за решетку на срок до 20 лет. Сам журналист категорически отрицает свою вину, однако, как объяснили «Газете.Ru» юристы, шансов на оправдательный приговор у него практически нет.

«Подозрение в измене Родине в его случае выглядит абсурдным»

Советник главы Роскосмоса Иван Сафронов будет находиться под арестом до 6 сентября из-за подозрений в передаче сведений, составляющих государственную тайну. Об этом сообщает РИА «Новости».

При этом сторона защиты Сафронова уже заявила о намерении обжаловать приговор.

«Мы просили суд отложить рассмотрение ходатайства следствия или его отклонить. Если суд все-таки решит избрать меру пресечения, то мы настаиваем на такой, которая не связана с содержанием под стражей», — заявил его адвокат Иван Павлов.

__is_photorep_included13143649: 1

Как ранее сообщил Центр общественных связей (ЦОС) ФСБ России, Сафронов, «выполняя задания одной из спецслужб НАТО, собирал и передавал ее представителю составляющие государственную тайну сведения о вoенно-техническoм сотрудничестве, обороне и безопасности РФ». Теперь в отношении него возбуждено дело по ст. 275 УК РФ «Государственная измена».

По этой статье ему грозит от 12 до 20 лет колонии, однако пока оперативно-розыскные мероприятия и следственные действия продолжаются, уточнили в ФСБ.

Первыми о задержании сотрудника «Роскосмоса» сообщили представители пресс-службы госкорпорации. В сообщении было указано, что ему уже предъявлено обвинение по статье 275 УК РФ, однако позже эту информацию опровергли в ФСБ – на данный момент Сафронов проходит по делу в роли подозреваемого.

»«Роскосмос» оказывает всяческое содействие следственным органам. Задержание Сафронова И.И. не касается его текущей работы в Госкорпорации», — отдельно подчеркнули в пресс-службе.

Глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин при этом уверен – никакие секретные данные о корпорации Сафронов разглашать не мог, так как даже не был к ним допущен. «Полтора месяца назад он был приглашен для освещения деятельности Роскосмоса. Доступа к закрытой информации не имел», — сообщил Рогозин ТАСС.

До прихода в «Роскосмос» Сафронов являлся корреспондентом изданий «Коммерсант» и «Ведомости». Оба СМИ назвали обвинения в адрес журналиста несостоятельными и потребовали, чтобы обстоятельства дела «были рассмотрены непредвзято и с неукоснительным соблюдением закона».

«Иван — настоящий патриот России, который писал про армию и космос, потому что искренне переживал за них. Подозрение в измене Родине в его случае выглядит абсурдным», — сообщается в заявлении на сайте «Коммерсанта».

Не признал вину в государственной измене и сам Сафронов — об этом он заявил, заходя в зал заседания. Те же слова он повторил и в ходе допроса, сообщает ТАСС.

На оправдание надежды нет

О задержании сотрудника госкорпорации и журналиста уже высказались в Кремле. Как заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков, о задержании Сафронова в администрации президента узнали из СМИ. Тем не менее, не видят повода связывать инцидент с его журналисткой деятельностью.

«Мы знаем, что в последние месяцы Иван уже прекратил заниматься журналистской деятельностью и перешел на другую работу. Но, к сожалению, такие обвинения озвучены, мы знаем, что у наших контрразведчиков работы много, забот много и они работу выполняют очень качественно», — отметил Песков.

По его словам, президента РФ отдельно не информировали о задержании Сафронова, так как в этом «нет необходимости». Кроме того, под особый контроль дело задержанного также поставлено не будет. Заседания суда будут проходить в закрытом режиме — об этом суд настоятельно просила ФСБ и ходатайство было одобрено.

Как пояснил «Газете.Ru» адвокат Дмитрий Горбунов, уголовное производство по делам о госизмене в подавляющем большинстве осуществляется в закрытом режиме, поскольку основным предметом посягательства по данным делам является информация, имеющая гриф секретности. При этом статистика оправдательных приговоров в нашей стране совсем не воодушевляющая.

«Статистика оправдательных приговоров в нашей стране не радостная. По госизмене она еще менее позитивна, чем в остальных случаях. Основой таких дел служат материалы оперативного сопровождения контрразведчиков и маловероятно, чтобы уголовное дело возбуждали без наличия крепкой базы оперативно-розыскных мероприятий», — подчеркнул он.

С Горбуновым согласен и член СПЧ, адвокат Шота Горгадзе. Как сообщил он «Газете.Ru», дела государственной важности всегда находятся под пристальным вниманием профессионалов высокого класса, которые долго «ведут» подозреваемого и задерживают его только в том случае, если появляются весомые причины.

«При таком раскладе об оправдательном приговоре практически не может идти речи», — отметил Горгадзе.

По его мнению, Сафронову вряд ли что-то поможет избежать наказания. Не спасет в данном случае и общественный резонанс, который в ряде случаев – например, в деле журналиста Ивана Голунова – сыграл одну из ключевых ролей.

«Общественный резонанс тут не поможет. Он работает только тогда, когда о каком-то преступлении стараются умолчать органы, или человек, который совершил преступление, при помощи своих связей и возможностей пытается уйти от уголовной ответственности. А тут он ни в плюс, ни в минус», — пояснил адвокат.

«Должен молчать и язык себе откусить»

Тем не менее, как отмечает юрист Евгений Смирнов, специализирующийся на защите фигурантов дел о госизменах, примеры, когда юристам все же удается отстоять подзащитного, все же встречаются. В первую очередь, это дело Светланы Давыдовой, которая в 2014 году позвонила в посольство Украины и сообщила, что солдат из соседней с ее домом военной части ушел воевать в Донбасс. В отношении нее уголовное преследование было прекращено в связи с отсутствием состава преступления.

Разбирательства по делу Оксаны Севастиди, которая накануне конфликта в Южной Осетии в 2008 году отправила знакомому грузину СМС о том, что к границе едут танки, в 2017 году закончилось помилованием Владимира Путина.

«Все получилось только потому, что к делу был привлечен общественный резонанс. В случае с Давыдовой внимание привлекли через неделю после ее задержания, в случае с Севастиди — когда она была в колонии, и поэтому ее освободили позже», — пояснил адвокат организации «Команда 29» изданию Baza.

По его словам, за последние несколько лет количество приговоров по делам о госизменах стремительно выросло: в 2015 году до 15 в год, а в последние пару лет — до 20-30.

«Все истории, о которых мы что-то знаем, это истории людей, которых обвиняют в шпионаже. Маркеров, по которым можно четко определить «здесь госизмена, а здесь пересказывание соседу того, что я увидел в окно», два: в сути самой информации, которая передавалась, и мотиве, зачем это было сделано. Во всех делах, которые я вел, мотив был доказан очень формально», — отметил Смирнов.

Необходимо учитывать и тот факт, что разгласить гостайну Сафронов мог и случайно, подчеркивает экс-глава пресс-службы ФСБ генерал Александр Михайлов. Как объяснил эксперт в беседе с радиостанцией «Говорит Москва», в органах госбезопасности подавляющее число имеют допуск к сведениям, составляющим государственную тайну. Однако многие никак этим допуском не пользуются и все равно оказываются на скамье подсудимых.

«Возникает фактическая осведомленность. У нас сейчас болтунов такое количество, друг перед другом еще начинают выпендриваться, рассказывать друг другу сведения, о которых он вообще должен молчать и язык себе откусить», — заключил он.