«Непреодолимая тяга»: в России задумали создать реестр педофилов

Юристы рассказали, защитит ли несовершеннолетних «реестр педофилов»

Детский омбудсмен Анна Кузнецова предложила создать реестр с личными данными педофилов и с его помощью установить над ними пожизненный административный надзор. Впервые данную инициативу она озвучила еще в 2016 году, однако тогда проект отвергли из-за законодательных противоречий и недостатка финансирования. «Газета.Ru» рассказывает, есть ли смысл в такой базе данных, а также о других способах борьбы с педофилией.

База данных и пожизненный контроль

В России необходимо установить пожизненный административный контроль за педофилами после их освобождения из колоний, заявила уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова.

Она призвала создать специальный реестр, куда будут заноситься личные данные преступников.

По мнению детского омбудсмена, такая мера не только защитит несовершеннолетних от домогательств и насильственных действий, но и поможет предотвратить другие преступления – например, похищение детей.

Кузнецова подчеркнула, что в других странах подобные проекты уже давно успешно действуют. Так, в Польше, Австралии, Казахстане и США власти ввели электронные базы данных, в которых записана вся информация о лицах, ранее привлекавшихся к ответственности за преступления против половой неприкосновенности детей.

Она отметила, что и в России существуют общедоступные реестры с данными нарушителей закона. В пример омбудсмен привела базу должников по исполнительным производствам, которая находится в открытом доступе на сайте Федеральной службы судебных приставов России.

Кузнецова выступает с данным предложением уже не в первый раз. Еще в 2016 году выдвинутый ею законопроект о создании в стране реестра педофилов и введении электронных браслетов, помогающих следить за педофилами после их освобождения, находился на рассмотрении в Госдуме.

Тем не менее в 2018 году его отклонили в первом чтении. В Госдуме считают, что данный проект противоречит закону «О персональных данных». Однако член Совета московского отделения ассоциации юристов Алексей Гавришев пояснил «Газете.Ru», что данное несоответствие можно легко устранить.

«Конфликта не будет, если реестр будет вести уполномоченный орган, являющийся оператором персональных данных. То есть, если такое решение будет принято на законодательном уровне, то вопрос об обработке персональных данных отпадет сам по себе»,

— заявил он.

Также, по словам Кузнецовой, депутаты Госдумы объяснили отказ в принятии законопроекта отсутствием финансирования для закупки достаточного числа электронных браслетов.

«Предсказать эффект невозможно»

Идея создания «реестра педофилов» логична, так как лица, уличенные в педофилии, в большинстве случаев имеют нарушения психики, отмечает Гавришев.

«В связи с этим обычное наказание в виде лишения свободы не является эффективным и не приводит к исправлению преступника и пресечению его будущей противозаконной деятельности», — пояснил адвокат, добавив, что введение такой базы данных действительно поможет оградить детей от опасности.

Тем не менее доктор психологических наук Фарит Сафуанов считает, что даже при создании реестра нет гарантии того, что сексуальный маньяк не совершит новые преступления. «Сможет ли даже браслет удержать от совершения подобных преступлений, зависит от формы педофилии: есть непреодолимая тяга, есть контролируемые вещи. Универсальный эффект предсказать невозможно», — объяснил эксперт в эфире радиостанции Sputnik.

Вместе с тем он уточнил, что принятие такого решения должно быть крайне взвешенным. «Законодательные инициативы требуют всестороннего обсуждения с привлечением психиатров, психологов, сексологов, криминологов. Это важно, чтобы под одну гребенку не попали те, кто незаслуженно осужден», — заметил психолог.

Скептически настроена к инициативе Кузнецовой и председатель московской коллегии адвокатов Виктория Данильченко. По ее словам, создание реестра вряд ли сможет эффективно защитить несовершеннолетних. «Поставив очередную отметку о явке в полицию, преступник может вновь совершить криминальное деяние», — заключила она в разговоре с изданием «Известия».

Не насиловать, так убивать

В феврале 2012 года Госдума РФ все же ужесточила наказание за педофилию, однако новая инициатива касалась только преступников, задержанных повторно. Так, в третьем чтении был принят закон, предусматривающий для педофилов-рецидивистов пожизненное заключение с возможностью освобождения через 25 лет, химическую кастрацию, а также запрет на условное осуждение за насилие над ребенком младше 14 лет. Данную инициативу выдвинул Дмитрий Медведев, на тот момент занимавший пост президента России.

Тем не менее, в законе о химической кастрации есть нюанс, сообщил «Газете.Ru» член Московской коллегии адвокатов Денис Воронцов. Данная процедура возможна только с согласия самого осужденного. «Принудительная же кастрация противоречит Конституции РФ, потому все еще запрещена», — подчеркнул он.

В то же время о необходимости кастрации педофилов уже после первого преступления 28 октября 2019 года заявила глава Минздрава РФ Вероника Скворцова в эфире радио «Комсомольская правда». Она отметила, что это может стать действенным способом решения проблемы, потому что, как правило, сексуальные маньяки повторяют преступления снова и снова. Также она подчеркнула, что решение о кастрации должно приниматься лишь после судебно-психиатрической экспертизы.

Тем не менее, как объяснил адвокат Гавришев, из-за «несовершенства российской судебной системы» проект о принудительной кастрации всех педофилов вряд ли когда-либо будет реализован.

В свою очередь Виктория Данильченко добавила, что химическая кастрация в любом случае не приведет к желаемому результату, потому что в таком случае злоумышленники от бессилия могут начать совершать еще более тяжкие преступления.

«Педофилы и так часто убивают своих жертв, а после лишения их возможности насиловать они могут начать просто убивать. Ведь психика этих людей нарушена», — пояснила она.

Напомним, что к химической кастрации педофилов уже прибегают в Великобритании, Германии, большинстве стран Западной Европы, Израиле и Южной Корее.

На данный же момент первичное преступление в отношении несовершеннолетнего наказывается лишением свободы от трех до 11 лет, рассказал «Газете.Ru» Денис Воронцов.

Помещать в психиатрические больницы, а не в колонии

По данным Анны Кузнецовой, за два года количество насильственных действий сексуального характера в отношении несовершеннолетних увеличилось на 13,9% и достигло 5,7 тыс., количество развратных действий возросло на 35,9% — до 2 тыс., а количество половых сношений с лицом, не достигшим 16 лет, за год выросло до 5 тыс., таким образом увеличившись на 0,2%.

Решить проблему роста числа сексуальных преступлений в отношении детей может психиатрическое лечение, убежден Алексей Гавришев. «Полагаю, что самой эффективной мерой является применение мер медицинского характера для лечения психических заболеваний педофилов», — отметил он в разговоре с «Газетой.Ru».

С ним согласна и Виктория Данильченко. По ее словам, в советские времена таких людей чаще помещали не в колонии, а в психиатрические больницы. Адвокат считает, что лучшим выходом из ситуации стало бы нахождение педофилов под постоянным присмотром врачей-психиатров. Однако проблема состоит в том, что в соответствии с современными законами оказание психиатрической помощи может осуществляться лишь с согласия самого пациента.