«Мне не выжить»: медсестры онкоцентра Блохина о нищенских зарплатах

«Мы закрытая территория»: что скрывают за стенами онкоцентра Блохина

Вслед за врачами из НИИ детской гематологии и онкологии онкоцентра имени Блохина могут уволиться и медсестры. Сами сотрудницы учреждения рассказали «Газете.Ru», что с лета получают крайне низкие зарплаты, которых не хватает даже на оплату квартиры. По их словам, многие медсестры уже ищут новую работу. О том, сколько получают медики и почему они боятся выступать открыто — в материале «Газеты.Ru».

«Мы закрытая территория, начальство не приходит»

Медсестры НИИ детской гематологии и онкологии (ДГиО) онкоцентра имени Блохина планируют массово покинуть институт, поскольку уже несколько месяцев получают зарплаты, на которые невозможно прожить. Об этом сотрудницы медучреждения анонимно рассказали «Газете.Ru».

По их словам, зарплаты резко упали в середине этого лета. Медсестра отделения детской гематологии Алиса (имя изменено — «Газета.Ru») рассказала, что до июня-июля она получала в среднем от 60 до 80 тыс. рублей ежемесячно.

«За сентябрь я получила 8 тыс. рублей – и это все. Мы ждем, что руководство выплатит нам стимулирующие выплаты, как и обещал Иван Стилиди (директор ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» – «Газета.Ru»). Но я думаю, что многие не будут ждать даже до декабря и уйдут, потому что невозможно жить на такие деньги. Ведь у всех кредиты, ипотеки, дети», – сказала она.

Медсестра рассказала, что летом у нее снизился оклад с 2,7 тыс. до 2,2 тыс., а потом сократились и стимулирующие выплаты. Между тем именно они составляют большую часть зарплаты медицинских работников.

«Раньше было так: 10 тыс. руб. аванса, 10 тыс. руб. оклада в счет основной зарплаты, а потом шли стимулирующие выплаты (от 40 до 60 тыс. руб.). Все это исчезло. Сейчас за все ночные дежурства мы получаем 500 руб. в месяц», – утверждает собеседница.

Алиса уже разместила резюме на сайте по поиску работы. По ее словам, так же поступили многие ее коллеги, однако они не будут подавать заявления об уходе до тех пор, пока не найдут другую работу.

Женщина отметила, что руководство института или онкоцентра Блохина ни разу не встретилось с медсестрами, чтобы прокомментировать ситуацию.

«Такое ощущение, что мы закрытая территория, даже начальство к нам не приходит. Все телевидение и журналисты приходят на 4-й этаж НИИ, где сотрудники лояльны к администрации. Было бы легче, если бы руководство хотя бы поговорило с нами: сказало, чего нам ждать. А так получается, что мы работаем и не имеем понятия, сколько денег получим в следующем месяце», – подытожила она.

Коллега Алисы – Ксения – работает в отделении гематологии шестой год, она пришла сюда сразу после колледжа. Девушка рассказала, что сокращение выплат началось с отпускных: «После двухнедельного отпуска этим летом я получила 30 тыс. руб., хотя раньше за это же время получала 60 тыс. рублей». Что касается зарплаты, то за сентябрь Ксения, по ее словам, получила 13 тыс. руб. У нее также сократили стимулирующие выплаты, которые, по закону, покрываются из системы ОМС.

«Руководство на пресс-конференциях обещало выплатить долги за лето, но мы ничего так не получили. Сейчас я вынуждена работать на второй работе, потому что иначе мне не выжить», – сказала она.

При этом работать в родном отделении ей теперь неприятно: «Раньше мы все были как семья – сплоченным коллективом. Теперь чувствуешь себя там, как на пороховой бочке. Кто-то еще надеется на то, что руководство выплатит нам долги по зарплатам, но я уже не вижу смысла ждать».

«Дети страдают»

Медсестра Дарья работает в отделении трансплантации костного мозга 18 лет. Она тоже сравнивает свой коллектив с семьей и сетует, что эту семью рушат.

Напомним, что до недавнего времени исполняющим обязанности завотделением был профессор Георгий Менткевич. Вместе с другими коллегами-врачами он записал видеообращение, в котором потребовал отстранить от работы новое руководство НИИ ДГиО за неэффективную работу и давление на коллектив. 25 сентября Менткевич был освобожден от своей должности директором онкоцентра Блохина Иваном Стилиди. Вместе с Менткевичем из отделения трансплантации ушли еще несколько врачей.

«Коллектив в нашем отделении развалился. Раньше все друг другу доверяли, а потом наши врачи были вынуждены уволиться, на их места пришли новые медработники. Я считаю, что дети-пациенты страдают без профессионалов», – сообщила Дарья «Газете.Ru».

За сентябрь она получила зарплату в размере шести тыс. руб. Как и ее коллеги, она ищет другую работу через друзей и знакомых.

Медсестра также рассказала, что отпускные ей стали начислять с опозданием в несколько дней. Нескольким ее коллегам деньги пришли только на бумаге, а фактически на банковский счет средства не поступили.

«Выплаты сократились в июле, при том что тот месяц был очень напряженным: у нас в отделении было много пациентов, мы работали сразу с пятью стерильными боксами, а потом в конце месяца получили эсэмэски о зарплате, которая превратилась в копейки», – вспоминает она.

По словам Дарьи, медсестры не делают официальных заявлений, потому что боятся потерять работу: пусть и с маленькой зарплатой, но место в НИИ для многих медсестер сейчас остается единственным способом заработка, поскольку им трудно найти новое место.

«Они боятся, что их не примут»

Бывший замдиректора онкоцентра Максим Рыков, который ушел из медучреждения несколько дней назад и до этого общался с медсестрами считает, что они не стали выступать с открытым обращением к общественности, поскольку им еще сложнее найти работу, чем врачам: «Они боятся, что после этого их не примут в другие медучреждения».

Рыков крайне негативно оценивает ситуацию, которая сложилась во всем онкоцентре. По его словам, из-за низких зарплат медсестры и врачи могут постепенно покидать рабочие места не только НИИ ДгиО, но и во взрослой клинике. Однако медработники там уходят по одному, а не массово, поэтому такой плавный отток кадров пока незаметен. В разговоре с «Газетой.Ru» он отметил, что «врачи в клинике для взрослых пациентов получают сейчас по пять тыс. руб. в месяц».

Что касается самого Рыкова, то его выплаты также сократились, однако осталась намного выше зарплат врачей и медсестер. Как пояснил собеседник, это связано с тем, что он занимал пост замдиректора онкоцентра: «Моя зарплата тоже сократилась, но поскольку я был частью руководства, то мне перечислили около 60 тыс. руб. за месяц».

На вопрос о том, почему он высказывается от лица сотрудников, которые получают меньше его, Рыков отвечает: «Моя позиция заключается в том, что клиника это не администрация, а врачи и пациенты. И именно врачам и пациентам надо оказывать помощь и поддержку в первую очередь».

Информацию о том, что в июле зарплаты сотрудников НИИ резко упали подтвердили и в пресс-службе онкоцентра. Представитель медучреждения пояснил «Газете.Ru», что тогда в результате ошибок бухгалтерии были существенно сокращены стимулирующие выплаты медработникам.

«В центре была создана комиссия, которая выяснила причины этих ошибок, и в августе все зарплаты были восстановлены», – сказали в пресс-службе. При этом там подтвердили, что хотя издержки за июль медсестрам пока не выплачены, это будет сделано до конца нынешнего года.

Что касается массового увольнения сестер, то на данный момент в кадровую службу онкоцентра не поступило ни одно заявление об уходе. «Все сестры онкоцентра, в том числе НИИ ДгиО, работают в штатном режиме. Более того, руководство планирует расширить штаб и принять на работу новых медсестер», – пояснили в учреждении.

По словам представителя онкоцентра, руководство не получало от медсестер устных или письменных жалоб о низких зарплатах. Собеседник также рассказал «Газете.Ru», что еще три врача отделения трансплантации костного мозга НИИ подали заявления об уходе – пока они не подписаны. В институте создана внутренняя комиссия, которая анализирует причины ухода врачей.