«Унижали за джинсы»: почему керченский стрелок устроил бойню

Бастрыкин раскрыл мотивы керченского стрелка

Однокурсники студента, устроившего бойню в керченском колледже, унижали его за то, что он отличался от них и не мог купить одежду известных брендов, рассказал глава СКР Александр Бастрыкин. Постоянные издевки со стороны сверстников и стали причиной того, что 18-летний Владислав Росляков в октябре прошлого года расстрелял более 20 человек, а затем свел счеты с жизнью.

Постоянное унижение и издевки со стороны сверстников толкнули 18-летнего студента Владислава Рослякова на стрельбу в Керченском колледже осенью 2018 года, рассказал глава Следственного комитета РФ Александр Бастрыкин. Он пояснил, что семья Рослякова была не такой обеспеченной, как семьи большинства его однокурсников, и поэтому подросток не мог одеваться в брендовые вещи.

«Оказывается, сейчас важно ходить в джинсах именно американских, а не в подделке под американские, футболка точно такая же, не подделка. Он подделывал, покупал на рынке, у него мама одна была. Его постоянно унижали на этой основе, вот результат», — сказал глава ведомства, выступая с лекцией на международной научно-практической конференции во ВГЮА.

Бастрыкин упомянул трагедию в Керчи, говоря о том, что молодежь остро реагирует на несправедливость общества, государства и права. «Конечно, нужно обеспечить адекватное воздаяние за дела добрые и недобрые.

Надо поощрять нравственное и положительное поведение, и это мы особенно чувствуем, когда дети достают винтовки, пистолеты, бомбы, гранаты и идут в наши школы», — отметил он.

Студент четвертого курса Росляков 17 октября 2018 года устроил стрельбу и взорвал бомбу в Керченском политехническом колледже. Погиб 21 человек, включая самого Рослякова, который покончил с собой, закрывшись в библиотеке здания. Еще 67 человек пострадали.

После трагедии правоохранители возбудили уголовное дело по статье «Теракт», которое позже переквалифицировали на статью «Об убийстве двух и более лиц общеопасным способом». Как выяснилось, родители подростка не жили вместе, отец с ним практически не общался. По словам однокурсников Рослякова, он был замкнутым и необщительным, друзей у него почти не было.

Чуть ли не единственным близким человеком Рослякова была 15-летняя жительница Керчи. Подросток рассказывал подруге, что часто ссорился с окружающими. По словам девушки, Росляков потерял доверие к людям после того, как его начали унижать «за то, что он не такой, как все». Юноша хотел отомстить одногруппникам, которые над ним издевались. Кроме того, он заявлял, что и сам «не хочет жить». Девушка также сообщила, что после того, как они перестали общаться, Росляков добавил ее в черный список.

«Когда мы с ним общались, все было хорошо. Он был добрый и отзывчивый, помогал мне, когда было плохо. Мне жалко людей, которых он застрелил, и мне очень жаль, что он покончил жизнь самоубийством. Он был очень хорошим другом», — сказала она в беседе с RT.

Девушка рассказала, что в начале общения Росляков относился к ней с недоверием, был очень зажатым. Молодые люди нашли общий язык после того, как выяснилось, что она ходит на стрельбу. Владислав тоже интересовался оружием.

Его мать, Галина Рослякова, работала санитаркой в приемном покое и в день стрельбы в колледже вместе с другими сотрудниками больницы принимала пострадавших в бойне. Оттуда ее и увезли следователи на допрос, которые рассказали о том, что совершил ее сын.

Ее свекровь, бабушка Владислава, заявила журналистам, что из полиции Галину увезли в психиатрическую клинику, поскольку женщина пыталась покончить жизнь самоубийством.

Знакомые семьи также рассказали журналистам, что Галина посещала запрещенную в России организацию «Свидетели Иеговы» (организация запрещена в России). После этого журналисты задались вопросом, могли ли ее религиозные взгляды повлиять на Владислава. Однако бывший муж, отец подростка, утверждал, что его сын не разделял взглядов матери. «Мама его была «свидетель Иеговы». Они без меня восемь лет жили. Его мама не хотела со мной общаться», — сказал он.

Детский клинический психолог Екатерина Еремеева считает, что нынешнее поколение подростков не стало более жестоким по сравнению с предыдущими — агрессия и унижения среди подростков были всегда. Однако сегодня о таких случаях больше и чаще говорят. Что касается причин травли между сверстниками, то подростковый возраст связан с серьезными гормональными изменениями, поясняет эксперт.  

«Работая с подростками, я часто встречаю, что эти гормональные изменения из ребенка-паиньки превращают в маленького монстрика», — приводит слова психолога издание НГС. 

Эмоциональные всплески естественны для пубертатного периода, и подросткам трудно понимать и контролировать себя. Способ выхода агрессии связан с воспитанием ребенка и его окружением. «Есть те подростки, для которых это (жестокость — «Газета.Ru») не норма, но они также переживают подобные переходные состояния гормонального и психологического характера. Это зависит от социального фактора и родительской семьи», — заключила Еремеева.