Эта женщина занята

Как менялась занятость женщин в России на протяжении века

,
Советский плакат

От сбежавших от «тирании свекра» до «товарищей со специальным устройством», от боевой летчицы до телохранительницы — «Газета.Ru» рассказывает, как женщины строили карьеру на протяжении века.

«По всем линиям самостоятельный человек»

Юридически равноправие женщин и мужчин в России было достигнуто после октября 1917 года. Советское правительство в своих нормативных актах прописало, что мужчина и женщина получают одинаково за одну и ту же работу и любая дискриминация в работе по половому признаку запрещается.

«Хотя женщины работали всегда, причем занимались не только домашним хозяйством, но и полевыми работами, — рассказал «Газете.Ru» историк Борис Юлин, —

долгое время они были поражены в правах: за одну и ту же работу на предприятиях они получали в среднем в полтора-два раза меньше денег, чем мужчины.

Об этом, в частности, свидетельствуют сохранившиеся документы с заводов периода Российской империи».

Со временем женщины постепенно уходят из семейной формы занятости в общественно организованный труд. К середине XIX века сложились целые отрасли, в которых были заняты преимущественно женщины: текстильное, швейное, чулочное, табачное производство.

Кроме того, преобладали женщины и среди домашней прислуги. К концу XIX века женщины, преимущественно незамужние, начали осваивать профессии телефонисток, конторских и торговых служащих, медсестер, учительниц младших классов, работниц общественного питания, розничной торговли и т.п.

В 1912 году впервые были приняты законы, обязывающие страховать болезни и несчастные случаи на производстве, причем касалось это как мужчин, так и женщин, позже были введены отпуска по уходу за ребенком, пособия на детей и другие изменения, дающие женщинам возможность совмещать работу с семьей, хотя дисбаланс в оплате труда по-прежнему сохранялся.

В 1915 году женщины были допущены на должность почтальонов, стали действовать ясли и детские сады с женщинами-работницами, мастерские по пошиву белья для фронта, курсы сестер милосердия.

После Октябрьской революции новая власть решает максимально привлекать женщин к труду. Это связано не только с тем, что мужчин чисто физически в связи с военными действиями стало меньше, не только с дикими темпами индустриализации, но и с идеологией.

Многие женщины (не обязательно из буржуазии, это могли быть и жены рабочих) оставались привержены старому строю, не хотели вступать в партию и следовать ее лозунгам, скажем, отдавать детей в детские сады — «ростки подлинного коммунизма». В деревне проводилась политика раскрепощения женщин: крестьянок поощряли добиваться «полной экономической независимости от мужчины — отца, мужа, свекра», становиться «по всем линиям самостоятельным человеком».

Женский трудовой фронт

В первые пятилетки проводилась активная кампания по вовлечению женщин, иногда и принудительно, в «мужской» труд. Женщины работали трактористками, летчицами, водителями трамваев, машинистами подъемных кранов. Они работали комбайнерами на селе, строителями и железнодорожными рабочими в городе, управляли машинами, при этом, впрочем, никогда не попадая в число личных шоферов партийных руководителей.

«В начале существования советской власти проводились специально организованные кампании по овладению женщинами «неженскими» профессиями. Это и труд в сельском хозяйстве, например «Все на трактор», и в промышленном производстве, и даже в шахтерском деле, — пояснила «Газете.Ru» профессор факультета политических наук и социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге, сокоординатор программы гендерных исследований Елена Здравомыслова. — Было беспрецедентное вовлечение женщин в мужские профессии, именно в сфере тяжелой промышленности».

Как рассказывают историки, все это привело к тому, что в 30-е годы на одну женщину в среднем приходилось менее одного ребенка, а это растущее советское государство восприняло как критическое положение. Начался откат в сторону «традиционных ценностей» (отказ от выпуска контрацептивов, запрет на аборты, увеличение материальной помощи молодым мамам и т.п.).

При этом от работы советские женщины — или, по выражению писателя Андрея Платонова, «товарищи со специальным устройством» — отказываться не должны.

Но профессии должны больше соответствовать «нормативной женственности», то есть быть связанными с тем, в чем и так заключается «биологическое предназначение» женщины. Иными словами, это социальные сферы: образование и медицина. Также именно в то время в домах у высокопоставленных партийных деятелей стали появляться домработницы.

«В этих «женских» сферах ниже заработки и ниже престиж, мужчины в них не идут, а у женщин есть мотивация уйти из этих сфер в «мужские». Женщины двигаются в «мужские» сферы и отдельные даже достигают признания (скажем, в космонавтике или армии), но эти области все равно остаются «мужскими». Мужчины при этом почти не идут работать нянями или воспитателями в детские сады», — описывает ситуацию профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, содиректор программы гендерных исследований Анна Темкина.

Расклад опять поменялся с началом Великой Отечественной войны. На фронт были призваны около полумиллиона советских женщин — и это без учета тех, кто воевал в партизанских отрядах и в подполье в тылу врага, трудился в госпиталях. Как женские были сформированы три авиационных полка, была отдельная женская рота моряков, отдельная женская добровольческая стрелковая бригада, центральная женская школа снайперов, а также отдельный женский запасной стрелковый полк.

В тылу женщины, как и в первые пятилетки, заняли места на производстве взамен ушедших на фронт мужчин. «Войны и мобилизация военного типа, к которым можно отнести и массовую индустриализацию, приводят к тому, что женщины начинают занимать позиции, которые в мирное время несвойственны им. И этот процесс оставляет такой культурный след в памяти, что продвижение женщин по социальной лестнице возможно, что они способны справиться с «мужской» работой. Но потом, как правило, происходит откат», — отмечает Здравомыслова.

Одним из ярких примеров такого отката Темкина называет фильм «Крылья» Ларисы Шепитько, «когда

героиня, бывший боевой летчик, после войны в ресторан без мужчины пойти не могла».

Новый неопатриархальный курс государства взваливал на женщину, по сути, тройное бремя — работницы, матери и заботливой жены.

Дамы пропускают кавалеров

«В России женщины были больше вовлечены в трудовую деятельность, чем на Западе, если смотреть период 50–60-х годов. Например, они занимали посты в технических специальностях. Но там они тоже были сегрегированы, то есть работали на более низких должностях. Часто они назывались инженерами, а выполняли, например, секретарские или административные функции, — рассказала «Газете.Ru» Анна Темкина. — После войны пошла следующая волна индустриализации и урбанизации, таким образом, уже к концу 60-х годов для женщины было абсолютно идеологически нормально, правильно и необходимо работать».

Если к 50-м годам половина трудоспособных женщин СССР была вовлечена в общественно организованный труд, то к концу 80-х годов этот показатель составлял почти 90% (учитывая учащихся). Эксперты отмечают, что уникальность советских работающих женщин была в чрезвычайно высоком образовательном уровне. Так, согласно переписи населения 1979 года, среди работающих женщин с высшим образованием было больше, чем мужчин.

При всем при этом в среднем зарплата женщин была более чем на треть ниже, нежели у мужчин. Среди развитых стран худшее соотношение заработков по гендерному признаку отмечалось в тот период лишь в Японии, Люксембурге и Канаде. Существовало и ограничение на руководящие посты. Так, в самих партийных рядах к началу 80-х было около 20% женщин, но в руководящем эшелоне женщин было лишь 2,8%, а в самом ЦК КПСС — ни одной. Схожая ситуация была и в производственной сфере, и в науке, здравоохранении, образовании:

среди рядовых сотрудников женщины составляли более половины занятых, но на уровне принятия решений их было не более 5%.

Также был введен список опасных и вредных профессий, которые нельзя занимать женщинам. Сделано это было для заботы о репродуктивном здоровье представительниц этого пола. При этом ряд профессий, например в химической промышленности, негативно влиял и на репродуктивное здоровье мужчин. Также под запрет попали профессии, где женщинам нельзя поднимать десятикилограммовый вес чаще, чем в определенный промежуток, — но при этом ребенка такого же веса женщина, как подразумевалась, может поднимать как ей угодно часто.

Кроме того, из-за списка возникали и возникают парадоксальные ситуации, когда женщины могут отучиться на определенную специальность, но работать по этой профессии не имеют права. Отметим, что сейчас правительство РФ предлагает сократить этот перечень. Такая мера предусмотрена проектом «Национальной стратегии действий России в интересах женщин на 2017–2022 годы».

«Советская гендерная политика была довольно противоречивой. Одновременно шли тенденции эмансипации и установления равенства, с другой стороны, советская власть все равно определяла женщин как гражданок особого вида и рода», — отмечает Темкина.

По словам Темкиной, советское государство заключало с женщинами своеобразный контракт: им даются определенные привилегии, например декретный отпуск или почти бесплатные ясли, а взамен те рожают детей, которые будут работать, служить в армии и воспроизводить население страны. При этом время, потраченное на уход за ребенком, не могло быть использовано на продвижение по карьерной лестнице. Возникает механизм вертикальной сегрегации, из-за чего женщины были вынуждены либо оставаться на невысоких позициях, либо уходить на частичную занятость, что делает их экономическое положение нестабильным.

Особняком в структуре женской занятости стояли домохозяйки.

До конца советской власти быть домохозяйкой считалось непрестижным, а сама ее фигура была нетипичной,

это было возможно только при определенных условиях. Например, женщина замужем за военным, он переехал в военный городок, для нее работы нет, или это жены высших звеньев номенклатуры, в которых им было не нужно работать.

«Но начиная с перестройки появились и другие роли, — пояснила Темкина. — Работающая мать все равно осталась центральной фигурой, как и была в советское время. Но и быть домохозяйкой стало нормально. Причины могут быть разные: для высшего класса это даже престижно, кто-то ушел с работы по необходимости, например, на частичную занятость. Кто-то, допустим, стал бабушкой и теперь помогает дочери строить карьеру, хотя пенсионный возраст еще не настал. Но часто домохозяйки заботятся и о детях, и о пожилых родителях, выполняя, по сути, очень тяжелую работу. Наверное, кто-то из них с большим удовольствием в своем проектном бюро трудился бы».

Девочки хотят решать, а не платье

Если говорить о распределении на рынке труда за последние годы, то изменения, конечно, заметны. Так, по данным рекрутингового портала HeadHunter, за последние пять лет женщины стали реже претендовать на работу в автомобильном бизнесе, в сфере административного персонала, банковской сфере, а также в области добычи сырья. Постепенно уступают рабочие места женщины и в сфере искусства, развлечений и массмедиа. Так, если в 2012 году они занимали 65% позиций, то в 2016-м — 62%.

Все реже начинают женщины искать работу сразу после окончания вуза или во время учебы: по данным исследования, если в 2012 году резюме размещали 60% студенток или выпускниц учебных заведений, то в 2016-м их стало 55%.

Преобладание женщин в спортивных клубах, фитнес-центрах и салонах красоты уходит в прошлое, пока, правда, так же медленно, как исчезают лишние килограммы:

в 2012 году женские резюме на эти позиции составляли 77%, а в 2016-м — 73%.

При этом распределение между типично «женскими» и типично «мужскими» профессиями по-прежнему заметно. По данным исследования, проведенного рекрутинговым порталом Superjob, тяжелый физический труд, IT, инженерные специальности — сферы деятельности, в которых традиционно лидирует сильный пол.

«Так, на 100% мужской является профессия слесаря-ремонтника. Среди машинистов женщину встретить довольно непросто (4%), а вот крановщицы, напротив, не являются редкостью (17%). Довольно часто женщины трудятся малярами (34%), — пояснила «Газете.Ru» руководитель исследовательского центра сервиса Наталья Голованова. — Трудно представить себе женщину в качестве персонального водителя. Это еще одна из исконно мужских должностей, сильный пол составляет 99% кандидатов. Охранная деятельность — также прерогатива сильного пола, хотя 4% женщин претендуют как на должность охранника объекта, так и на позицию частного охранника, телохранителя».

Место женщины уже не у плиты. По крайней мере, в профессиональном плане: количество шеф-поваров сильного пола достигает сегодня 82%, а их подчиненных — поваров-мужчин на рынке труда 60%. А казалось бы, среди коллег по цеху — барменов и официантов, больше всего мужчин-барменов и женщин-официанток.

В то же время финансы, кадровая сфера, образование, медицина остаются «женскими» профессиями, говорится в исследовании.

«Среди директоров по персоналу дамы составляют 74%, среди начальников отделов кадров — 86%. Лидируют женщины и среди медицинских работников: женщин-врачей — 60%, фармацевтов — 88%, медсестер — 94%. В финансовой отрасли заняты в основном дамы — возможно, благодаря большей усидчивости, внимательности и терпению по сравнению с представителями сильного пола, — отмечает Голованова. — Психология и педагогика — сегменты рынка труда, где в качестве соискателей в большинстве случаев выступают дамы (89% и 85% соответственно)».

Среди традиционно женских сфер деятельности, на которые мужчины и не желают претендовать, — профессия секретаря-делопроизводителя, операциониста, офис-менеджера и библиотекаря, отмечается в исследовании. При этом

сфера BTL-менеджмента «сменила ориентацию»: если пять лет назад среди организаторов рекламных мероприятий лидировали мужчины (56%), то сегодня 73% составляют женщины.

Декларируемых подвижек к равенству полов пока недостаточно, убеждена Темкина. «Нужны доступные и хорошего качества детские сады, которые закрываются не в пять вечера. Второе условие, которое мощно выполняют скандинавские страны и некоторые другие европейские государства, — это активное вовлечение отцов в отцовство, очень близкое к материнству.

Например, в некоторых скандинавских странах, если отец не возьмет отпуск по уходу за ребенком, он сгорает, мать им не может воспользоваться. У нас тоже есть тенденция к этому: скажем, все больше отцов ходят на курсы для беременности, присутствуют при родах. Но нужны более существенные политические изменения», — резюмировала эксперт.