«Я надеюсь только на Верховный суд»

Валентин Иванов рассказал о судебных разбирательствах с бывшей женой

Shutterstock
Развод экс-топ-менеджера «ЛУКойла» Валентина Иванова, оформленный в Сингапуре 15 лет назад, был признан недействительным российским судом. О подробностях бракоразводного процесса с женой Еленой Иванов, личная жизнь которого вызвала бурное обсуждение в интернете, рассказал «Газете.Ru».

— Расскажите, как началась эта бракоразводная история?

— Она началась в 2000 году. Инициатором развода был я, не супруга. В июне 2000 года мы подали заявление. В это время мы проживали за границей, в Сингапуре.

Подали заявление в консульский отдел посольства Российской Федерации в Республике Сингапур, которое работает на правах загса.

И через месяц, соответственно, получили свидетельство о разводе. Собственно, вся история.

— Когда же возникла проблема?

— Проблемы начались спустя много лет. За это время я приобрел недвижимость в России. Совершенно открыто, честно, ничего не скрывая. Не оформлял ни на какие организации, ни на какие офшорные компании. При оформлении также честно я указывал, что в браке не состою, предъявлял свидетельство о разводе. Документы, которые предоставляются за границей, аналогичны документам, которые в загсе, даже форматы у них одинаковые. Это свидетельство о разводе, соответственно, это тот же штамп в паспорте, это актовые записи, бухгалтерские книги, которые потом направляются в Центральный архив ЗАГСа через Министерство иностранных дел.

В один прекрасный день, весной 2014 года, мой водитель здесь, в Москве, мне звонит и говорит: пришла повестка в суд.

Пришла по адресу моей прописки, где в соседней квартире как раз живет моя бывшая супруга. У нас там даже почтовый ящик фактически один. То есть моя бывшая супруга может выйти и принять мою корреспонденцию, как бывало раньше.

— Что это был за иск?

— Там было написано: по делу Ивановой. Я думал, что что-то связано с соседями. Потому что периодически мы соседей подтапливаем и они грозили как-то, что обратятся в суд. На всякий случай позвонил бывшей супруге и спросил: ты на меня подала в суд? Она говорит: да нет, о чем идет речь? А я говорю: а что это такое? Она говорит: я не знаю, может, у нас там до сих пор на тебя оформлен охранный пульт, ты за него не платишь, возможно, это они на тебя подали. Ты, говорит, где находишься? Я говорю: я в Сингапуре.

Я посылаю юристов в суд. Оказывается, что повестка была на третье заседание. То есть на два я уже не явился.

Если бы я не явился на третье, то решение было бы однозначное.

— Иск оказался все же от бывшей супруги?

— Да. Она подала на развод, на алименты, на определение, с кем будет жить ребенок, и на раздел имущества. С моей точки зрения, легко предположить, что это чисто мошенническая схема. Потому что смотрите сами. Я в Сингапуре. Я развелся с ней до этого 13–14 лет назад. Человек получил где-то повторное свидетельство о браке и с этим свидетельством о браке пришел в суд.

— Почему, по-вашему, она ждала так долго?

— Могу только догадываться. Понимаете, после развода у меня были длительные отношения. В результате этих отношений родился ребенок. И вот

рождение ребенка, с моей точки зрения, и спровоцировало всю эту ситуацию.

Бывшая жена, наверное, поняла, что, не дай Бог, что-то со мной случится и тогда нашей общей дочери, видимо, мало достанется. Это совпадает хронологически: ребенок рождается в начале 2014 года и буквально через два-три месяца начинается тяжба.

— Так, вернемся к суду, который первым рассматривал дело. Что он решил?

— Судья посмотрела: все документы оформлены, все хорошо. Судья не знает, что мы развелись, у нее нет такой информации. И если бы тогда эта повестка случайно, волей Божьей, не пришла, то, наверное, в данный момент половину имущества она бы уже отсудила.

— Но вышло иначе?

— Да, схема не сработала. Я лично пришел на третье заседание, и мы предоставили документы о разводе. Я объяснил, что мы не вместе, много лет вообще не виделись. И суд первой инстанции согласился. Кроме этого, там есть еще срок давности по подобным делам. Он составляет три года, и это обстоятельство было также учтено в решении суда первой инстанции.

Но неожиданно этот вопрос переходит в Мосгорсуд.

— Апелляция от экс-супруги?

— Апелляция, да. В Мосгорсуде, я так предполагаю, у бывшей жены есть приятельница на высокой госдолжности, есть знакомые, есть связи. И в итоге Мосгорсуд решает дело в ее пользу. Что для меня было совершенно непонятно, странно и непредсказуемо и напомнило произвол начала 90-х годов после распада СССР.

— А ваша экс-супруга чем занимается, если не секрет?

— Бывшая супруга работает в Военной страховой компании в Москве на одной из руководящих должностей. Собственник Военной страховой компании — это мой знакомый, даже друг. И в свое время я его попросил, чтобы он ее принял к себе на работу.

В силу работы, предполагаю, у нее появились административный ресурс и связи, которые она, вероятно, активно использует.

— Как бы там ни было, но у суда ведь все равно должны были быть формальные основания для решения?

— Бывшая супруга в суде говорила: покажите мне рукописное заявление, на основании которого мы подавали на развод, где копии этих документов? А по нашим законам они хранятся пять – десять лет. Через десять лет они уничтожаются. И от моего желания тут ничего не зависит — я бы хотел, чтобы они жили вечно. Но этих документов больше нет. Есть актовые записи о расторжении брака, есть акты в архивах загса, подтверждающие уничтожение. Но самих заявлений нет. И вот на этом основании Мосгорсуд принимает решение в ее пользу.

— А вы уверены, что наше консульство в Сингапуре корректно оформило ваш развод? Может быть, проблема возникла еще тогда?

— Нет! Чтобы исключить этот вариант, мы официально обратились в МИД, попросили провести расследование этой ситуации. И они провели служебную проверку, а потом прислали нам официальный ответ. Там черным по белому сказано, что «в действиях консульских должностных лиц при посольстве России в Сингапуре нарушений не выявлено». То есть они все делали в соответствии с правилами.

Есть и свидетельские показания консульских работников, которые, кстати, Мосгорсуд отказался рассматривать.

— Вы были на этом заседании Мосгорсуда? Пытались объяснить свою позицию?

— Да, странное было заседание, например, я говорил там: знаете, я не видел ее много лет, мы не живем вместе. Она же утверждала, что до настоящего момента мы жили вместе.

— А вы действительно не поддерживали отношения с бывшей супругой?

— После развода мы пытались восстановить как-то отношения. Ну, развелись, но пытались какое-то время пожить вместе, знаете, сделать reset (перезагрузка. — «Газета.Ru»). Тут все по-разному пытаются: кто-то едет к далай-ламе, кто-то обращается к психологу. Мы пытались делать reset через религию, через церковь, через ребенка: у нас даже ребенок родился в это время. Но не получилось.

К слову, ребенок у нас родился уже не в браке. А когда ребенок рождается не в браке, выдается два документа. Один — свидетельство о рождении и один — свидетельство об установлении отцовства для ребенка, рожденного не в браке.

На этом свидетельстве ее подпись. И это свидетельство хранится 75 лет вместо десяти.

И в том же суде я говорил: посмотрите сюда, видите? Вы знали о том, что вы развелись. Это ваша подпись. Она соглашается: моя. Но тут же прибавляет примерно следующее: я не помню, я вообще не представляю, что я подписывала.

— И как вы намерены действовать теперь?

— Сейчас мы приходим к тому, что дело будет рассматриваться в Верховном суде. В конце концов, это не только моя проблема. Потенциально это может случиться с каждым из 50–60–70 миллионов человек, которые живут в браке или развелись. Представляете, через десять лет их заявления уничтожаются, и тогда получается, что эти 50 миллионов человек могут смело идти в суд друг против друга: извините, а я не разводился, я не сочетался, а этого не было.

А для деловых людей лишний довод в пользу сокрытия доходов и оформления имущества на офшорные компании, раз государство не может защитить интересы своих законопослушных граждан.

У нас, конечно, не прецедентное право в России, но все же определение Верховного суда имеет значение для права в нашей стране.

— Какие, по-вашему, шансы, что Лебедев (председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев. — «Газета.Ru») встанет на вашу сторону?

— Я надеюсь только на него. Другой надежды у меня нет. Справедливость может восстановить только он. Мы сейчас подали обращение персонально на имя Вячеслава Лебедева, потому что предыдущая подача была в Верховный суд, где один из судей, как я понимаю, пользуясь тем, что Лебедев был в отпуске, просто отказал в рассмотрении.

— Отразилась ли на судебных тяжбах публичность в интернете вашей личной жизни?

— Эта ситуация была использована против меня для давления на суд. В СМИ идет жесточайшая травля моей семьи, она началась за несколько дней до подачи жалобы в Верховный суд, можно только догадываться, кто это организовал и кому это выгодно. Как только все началось, мы еще как-то с юмором это воспринимали. Но настолько быстро вранье распространяется...

Вы же посмотрите, что за абсурдную клевету пишут в интернете.

Их послушать, так меня надо как бы расстрелять у Китайской стены, а мою нынешнюю супругу как минимум отослать в женский монастырь.

И еще акцент делают на месте работы. «Иванов Валентин, сотрудник «ЛУКойла...» Извините, я четыре года уже в «ЛУКойле» не работаю, успокойтесь. Мы совершенно нормально расстались (с компанией. — «Газета.Ru»), я был инициатором. И мы сейчас в хороших отношениях, и в «ЛУКойле» поддерживают меня и понимают, что и почему происходит.

— А в какой момент вы заключили ваш нынешний брак (с моделью Лизой Адаменко. — «Газета.Ru»)?

— Мы заключили его в июне и планировали это мероприятие еще с прошлого года.

— А как отношения с родителями нынешней избранницы?

— И у меня с ними, и у них со мной потрясающие отношения, и я восхищаюсь их терпением и выдержкой ко всему, что сейчас происходит.

— Кстати о бывшей семье — экс-супруга не мешает вам общаться с общим ребенком?

— Постоянно мешает. В Москве — да, я могу с ребенком встретиться и пообщаться накоротке. Но если я куда-то хочу ее забрать, поехать за границу или где-то вместе отдохнуть, то сразу возникают проблемы.

— Вы сейчас часто в России бываете?

— Теперь часто. Я патриот страны. Мне в Сингапуре давно предлагали взять гражданство. Кстати, исключительно редко бывает, что они кому-то это предлагают, но нужно отказаться от своего.

И я никогда на это не шел и не пойду.

— С чего они вам оказали такую честь?

— Возможно, из-за честности и порядочности, а возможно, из-за благотворительности. Я являюсь попечителем Русской православной церкви в Сингапуре. В частности, в том числе и при моем участии, нам удалось добиться договоренностей о выделении земли под строительство православного храма и культурного центра в Сингапуре.