Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

ИГИЛ тянет руки к России

Религиозные радикалы рассматривают Россию как рынок наемников

Иван Комаров 08.10.2014, 08:46
REUTERS/Stringer

Исламистская террористическая организация ИГИЛ, снискавшая дурную славу своими зверствами на территории Ирака и Сирии, вербует новых сторонников по всему миру. Ваххабитам нужнее не рядовые бойцы, которых у них вполне хватает, а технические кадры: медики, инженеры, IT-специалисты, журналисты. Не исключено, что вскоре радикалы придут и в Россию, уже сейчас МИД подтверждает данные о присутствии наших граждан в районе боевых действий на Ближнем Востоке.

Серия сообщений о вскрывшихся фактах вербовки сторонников членами ИГИЛ — одной из крупнейших в мире радикальных исламских группировок «Исла́мское госуда́рство Ира́ка и Лева́нта» — встревожила не только арабский мир, но и власти западных стран. По некоторым данным, радикальные исламисты присматриваются к России как к потенциальному рынку наемников.

Так, заместитель министра иностранных дел РФ Михаил Богданов заявил, что на стороне ИГИЛ воюют «десятки» россиян. Однако эта цифра вызывает сомнение даже у скептиков.

Согласно исследованию, проведенному британской газетой The Independent, на территории Сирии находится не менее 800 наших соотечественников, а сама страна стоит на четвертом месте по числу наемников, уступая лишь Тунису, Саудовской Аравии и Марокко.

В начале октября этого года Заводской районный суд города Грозного приговорил местного жителя Рустама Керимова к трем годам лишения свободы за участие в военных действиях в Сирии, решение еще по двум подозреваемым в аналогичном преступлении пока не принято.

Внимание российской общественности ИГИЛ также привлекло заявление террористов о планах «освободить Чечню и Кавказ с дозволения Аллаха». На это дерзкое высказывание президент республики Рамзан Кадыров в свойственной ему резкой манере назвал обещания исламистов детской угрозой и заявил, что тот, «кому пришло в голову высказать угрозу России и произнести имя президента нашей страны Владимира Путина, будет уничтожен там, где он это сделал». Ответной реакции от ваххабитов пока не последовало.

Сторонники ИГИЛ находятся даже там, где, казалось бы, их быть не должно, например в Японии.

Полиция Страны восходящего солнца задержала 26-летнего студента Университета Хоккайдо, который планировал в составе исламистов бороться за ближневосточный халифат. Кроме молодого человека стражи правопорядка также проверяют ряд лиц на причастность к вербовке граждан для военных действий, среди которых владелец книжного магазина в районе Канда: у него была обнаружена листовка с предложением некоей работы в Сирии.

Не обошли стороной последователи «Исламского государства» и европейские страны.

Студентка Асма аль-Куфаиши выложила в своем микроблоге фотографию, где сторонники ИГИЛ распространяют свои листовки в самом центре Лондона.

По словам девушки, радикалы не только призывали пополнить ряды исламистской организации, но и высказывали расистские взгляды. Комично, но британские полицейские не смогли по горячим следам арестовать хотя бы одного распространителя прокламаций. Между тем в начале октября боевики ИГИЛ показательно казнили уже второго британского подданного, находившегося у них в плену, — 47-летнего таксиста из Солфорда Алана Хеннинга. До этого, в середине сентября, смерть от рук радикалов принял гражданин Великобритании Дэвид Хэйнс.

25-летнюю уроженку Сирии Хадиджу боевики заманили служить в полиции ИГИЛ весьма экстравагантным способом: житель Туниса, знакомый девушки по онлайн-переписке, пообещал на ней жениться. Хадиджу научили обращаться с оружием, платили $200 ежемесячно, а также выдавали продуктовый паек.

В ее обязанности входило наблюдение, чтобы женская часть населенного пункта соблюдала дресс-код халифата. Исполнил ли тунисец свое обещание, не сообщается.

Эксперт Института стратегической политики Раис Сулейманов не сомневается, что российские граждане, воюющие на стороне ИГИЛ, есть. В разговоре с «Газетой.Ru» исламовед заявил, что механизм вербовки в ваххабиты достаточно прост.

«Наряду с рядовыми бойцами нужны и остальные специальности, назовем их техническими. В первую очередь там нужны инженеры для ремонта вооружения и врачи, — считает Сулейманов. — В основном желающие помочь ИГИЛ находятся через социальные сети, частные халяльные кафе и мечети. Неужели вы думаете, что туда не могут ходить люди тех же технических специальностей? Но конечно, начинается все именно с соцсетей. Вы сами можете в этом убедиться, есть множество групп и сообществ. Там очень активно ведется обсуждение, и, естественно, когда человек начинает их посещать, он увлекается, потом ему становится интересно, он воодушевляется».

По его словам, переправить таких людей из России в Сирию не составит никакого труда:

«Те, кого удалось завербовать, в основном едут через Турцию. Между нашими странами фактически безвизовый режим: в аэропорту платишь, и тебе автоматически ставят визу. И едут как туристы. Туристический поток огромен, среди обычных граждан едут и те, кто собрался воевать. Нужно отметить, что официальная Анкара не поддерживает официальный Дамаск, соответственно, турецко-сирийская граница в этом отношении вполне свободна, всех желающих воевать против режима Башара Асада беспрепятственно пропускают. Даже я знаю несколько персонажей из Татарстана, которые уехали туда воевать именно таким способом».

Сулейманов убежден, что агитация радикальных исламских идей ведется и на территории России.

«Я знаю несколько примеров в Поволжье, когда люди, повоевавшие в Сирии какое-то время, возвращались, приходили в мечеть и становились героями в глазах всех остальных и особенно молодежи.

В Татарстане есть такая территория — Закамье, то есть за рекой Камой. Там у нас наибольшая концентрация ваххабитов», — рассказывает эксперт.

Со своим коллегой согласен и арабист, доктор исторических наук, профессор Ефим Ревзан.

«Я больше, чем уверен, что «Исламское государство» уже работает в нашей стране. Но оно работает не целенаправленно. Дело в том, что в России сейчас есть достаточное количество людей с исковерканной идентичностью: они мусульмане, но они не российские мусульмане. И они совершенно четко могут представлять интерес для ИГИЛ как носители этой идентичности, а во-вторых, носители целого ряда редких и нужных для боевиков профессий — инженеры, врачи, работники PR, — считает Ревзан. — Таких людей можно найти и в Поволжье, и в Закавказье, в традиционных местах расселения российских мусульман. Зарплаты там (в ИГИЛ. — «Газета.Ru»), поверьте мне, более чем достойные, а речь об участии в военных действиях не идет.

Работать с удаленным доступом можно сидя у себя дома или в спокойной и теплой арабской стране, не связанной ни с Ираком, ни с Сирией. Я убежден, что среди тех, кто сейчас выпускает для них информационную картинку, кто обеспечивает различные технические нужды, есть выходцы из России».

ИГИЛ («Исламское государство Ирака и Леванта») была организована в 2006 году в Ираке путем объединения сразу 11 исламистских террористических группировок, одной из которых было местное подразделение «Аль-Каиды». В 2013 году боевики засветились в гражданской войне на территории Сирии на стороне противников президента страны Башара Асада. Однако широкую известность радикалы получили летом 2014 года, когда вторглись в Ирак и, разгромив правительственные войска, практически дошли до столицы — Багдада. Приостановить наступление помогло лишь вмешательство вооруженных сил США. ИГИЛ неоднократно шокировал общественность, выкладывая в сеть видеозаписи публичных казней заложников из западных стран. Несчастных ставили на колени, после чего отрезали им головы ножом. На сегодняшний день известно об убийствах четырех человек — двух американцев и двух британцев.