Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Всероссийский допрос украинцев

Следователи допрашивают всех граждан Украины на территории России в рамках дела Коломойского

Ксения Баранова 03.07.2014, 17:17
РИА «Новости»

Следователи допрашивают всех граждан Украины, находящихся на территории РФ, в рамках уголовных дел «о применении запрещенных средств и методов ведения войны, убийстве при отягчающих обстоятельствах» на Украине. Из 4 тыс. допрошенных 2,7 тыс. признаны потерпевшими. Людей спрашивают о деятельности Игоря Коломойского и Арсена Авакова, о том, где расположены военные части, а также интересуются их личным мнением о правительстве Украины.

По всей России сотрудники Следственного комитета вызывают на допросы украинцев. Одна из участниц допроса рассказала «Газете.Ru», о чем ее спрашивали в СК. «Мне позвонили на мобильный телефон и, если честно, напугали. Сказали, что нужно прийти завтра и написать объяснительную, добавив, что это связано с военными действиями на территории Украины», — рассказала жительница Москвы Ирина Сергеева (имя и фамилия изменены по просьбе собеседницы). Она решила, что следователи взяли ее номер из заявления на получение разрешения на временное проживание в России. Сергеева получила его только на прошлой неделе. Ее родственники остались в Краматорске.

«Я объяснила, что работаю, поэтому могу прийти только к 9 утра; следователь согласился. У него был внушительный список вопросов на нескольких листах. Он рассказал, что всех украинцев на территории России, которым выдали разрешение на временное проживание или вид на жительство, сейчас зовут давать показания как свидетелей», — сказала Сергеева.

Следователи активно интересовались судьбой ее родных, оставшихся в Краматорске. Ее также спрашивали, что она знает о военных действиях на Украине, известно ли ей, какие гражданские объекты на Украине используются военными, видела ли она убийства, разрушения домов и памятников и считает ли, что эти преступления были заранее спланированы украинским правительством. У Сергеевой интересовались, известно ли ей о каких-либо экологических и гуманитарных катастрофах на Украине, нападениях на колонны беженцев и больницы. «У следователей было несколько листов вопросов, но мне они задавали далеко не все, узнав, что я в Москве живу больше полугода», — добавила она.

В Следственном комитете официально подтвердили «Газете.Ru», что они приглашают к себе на беседу граждан Украины.

«Мы всех допрашиваем: и беженцев, и тех, у кого родственники остались на Украине, и тех, кто уже получил разрешение на временное проживание на территории РФ, — всех», — подчеркнул сотрудник пресс-службы СК РФ. Он пояснил, что к настоящему времени следователи встретились с четырьмя тысячами украинцев. «Больше всего прошло допросов в Ростове-на-Дону, в Москве тоже многих граждан Украины допрашиваем», — сообщил собеседник.

В СК заявили, что работа ведется в рамках возбужденных дел по фактам военных действий на Украине, в том числе в рамках дела губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского.

«Это инициатива Главного следственного управления СКР. Это наши инструменты — и в рамках уголовного дела против Коломойского, и в рамках других уголовных дел «о применении запрещенных средств и методов ведения войны, убийстве при отягчающих обстоятельствах» на Украине, — комментирует ведомство. — Допрашиваем, чтобы понять, имеют ли люди претензии и основания на присвоение статуса потерпевшего по уголовному делу».

Из 4 тыс. человек 2,7 тыс. украинцев признаны потерпевшими.

Родственники Ирины Сергеевой также оказались в числе потерпевших — они были вынуждены бросить свои дома. «Из-за того что стали бомбить жилые районы, во многих семьях детей и женщин отправили в другие регионы Украины, к родственникам и знакомым. Это не только мои родители, но и все дяди-тети, соседи, знакомые, друзья. Оставляют одного-двух мужчин в доме или квартире охранять и наводить порядки. Мой отец сегодня забивает окна чем попало, потому что после взрыва стекол в окнах не осталось», — рассказала Сергеева. Ее мать с внуком уехала в более спокойный регион.

«В рамках расследования собраны доказательства причастности Коломойского к организации таких преступлений, как убийство, применение запрещенных средств и методов ведения войны, воспрепятствование профессиональной деятельности журналистов, похищение людей. В связи с этим в отношении него было вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого. И пусть сам Коломойский не нажимал на курок, лично не убивал мирных граждан Донбасса и российских журналистов, его руки уже давным-давно по локти в крови, и за все это придется рано или поздно ответить сполна», — заявил руководитель управления взаимодействия со средствами массовой информации СК РФ Владимир Маркин.

Напомним, что Следственный комитет в середине июня возбудил уголовные дела в отношении губернатора Днепропетровской области Игоря Коломойского и министра внутренних дел Украины Арсена Авакова. Они были объявлены в международный розыск. 2 июля Басманный районный суд Москвы заочно арестовал Коломойского. Следствие полагает, что именно на нем в первую очередь лежит ответственность за гибель жителей Украины и российских журналистов.

Пресс-секретарь Арсена Авакова Наталья Стативко ранее объяснила «Газете.Ru» позицию чиновников по этому вопросу. «Что касается гибели людей, то украинская сторона и министерство внутренних дел Украины крайне обеспокоены этим. Там гибнут не только россияне, но и украинцы. По нашему мнению, это вызвано в том числе вмешательством со стороны Российской Федерации», — сообщила Стативко.

Правозащитники отнеслись к инициативе СК РФ настороженно. Их смущают звонки гражданам на мобильные телефоны и передача личных данных из ФМС следователям без веских оснований, а также возможность проверить свидетельские показания на территории другой страны.

«На мой взгляд, это незаконно, — поделилась своим мнением с «Газетой.Ru» председатель комитета «Гражданское содействие» член совета и руководитель сети «Миграция и Право» правозащитного центра «Мемориал» Светлана Ганнушкина. — Дело должно рассматриваться там, где происходило преступление. На Украине это и должно расследоваться. Я уверена, что есть колоссальная разница между тем, что люди рассказывают, и тем, что действительно было. Очень осторожно надо относиться к таким показаниям. Люди напуганы, кто-то бежит от войны, кто-то слышит все от родственников, которые там остались. В конечном счете, все полнится невероятными слухами. Как следователи намерены это проверять на территории другой страны? Мне рассказывали о вспоротых животах и сотнях плавающих тел в озере, о том, что американские солдаты берут в Харькове людей в заложники, о том, что русские солдаты берут людей в заложники. Вы не представляете себе, чего мне только не рассказывали. Все это потом оказывалось байками, которые не подтверждались, историями, которые люди не видели своими глазами, а от кого-то слышали. На мой взгляд, очень странное мероприятие затеяли следователи».