Коррупцию определят на слух

Чиновников Тендерного комитета Москвы будут проверять на речевом анализаторе

Тендерный комитет Москвы ведет переговоры о приобретении речевых анализаторов для проверки на коррупцию чиновников, участвующих в проведении торгов и конкурсов при госзакупках. Полиграфы требуют много времени, а речевой анализатор, улавливающий стресс в голосе человека, позволит сократить длительность проверки в два-три раза. Пробное тестирование прошло успешно, говорят в мэрии.

Полиграфы, которые используются для выявления чиновников-взяточников и коррупционеров, в скором времени пододвинет речевой анализатор. Мэрия Москвы изучает возможности приобретения партии таких аппаратов. «Мы еще не закупили себе (речевые анализаторы. — «Газета.Ru»), ведем переговоры», — пояснил «Газете.Ru» начальник Первого отдела департамента по конкурентной политике Сергей Раскатов. Он рассказал, что департамент взял один аппарат опробовать, и результаты были вполне положительные. «Речевой анализатор ускоряет процедуру в два-три раза. Опрос идет всего в течение 30 минут. Если тест покажет негативный результат, то затем человека можно проверить на полиграфе. Таким образом, мы можем проверить большее число людей», — поясняет Раскатов. Он говорит, что результаты с полиграфа и речевого анализатора коррелируются друг с другом. Если испытуемый хорошо прошел тест на полиграфе, то и речевой анализатор также укажет на его благонадежность.

«Решение принято, будем его (речевой анализатор. — «Газета.Ru») использовать. Мы его уже апробировали, результаты хорошие», — говорит Раскатов.

По его словам, в мэрии присматриваются к израильскому аппарату «К-фактор», который производит компания Nemesysco. Поставщик — ООО «Ареопаг-Центр». «Это единственный поставщик, находится в реестре единственных поставщиков в Минэкономразвития, — пояснил Раскатов. — У израильского производителя есть еще аппарат «ЛоРеАн», он используется спецслужбами и может в реальном режиме времени на экран выводить данные, правду человек говорит или ложь. Но он продается по решению органов безопасности, а «К-фактор» — в свободной продаже».

«К-фактор» — это компьютеризованная автоматическая система оценки наличия негативных факторов у персонала организации либо у претендентов на работу в ней. Она использует уникальное сочетание «традиционного» интервью на основе вопросника и передовой технологии голосового анализатора, что бы определить конечную «оценку уровня честности» тестируемого и наличия у него факторов риска», — рассказал «Газете.Ru» менеджер ООО «Ареопаг-Центр», подтвердив, что они единственные поставщики этого аппарата в России.

Чиновников приглашают пройти к специалистам ГБУ «Сервисный центр 44». Там располагаются полиграфологи. Они надевают на испытуемого датчики, устанавливают микрофон. На мониторе высвечиваются вопросы, причем требуется не просто ответить «да» или «нет», а дать развернутый ответ.

Например, описать свое отношение к употреблению наркотиков вообще и в частности на работе, к дорогим подаркам, к алкоголю, к взяткам.

Затем полученные данные анализируются. Речевой анализатор засекает напряженность в голосе, настороженность и стресс. И на экран выводится результат. Зеленый цвет говорит, что все хорошо. «Желтый — это незначительные нарушения. Мы там разные вопросы даем — и наркотики, и алкоголь, и нарушения на торгах. А красные — коррупционно-криминальные факторы риска, на которые человек реагирует. Но это не значит, что раз цвет красный, то он коррупционер, это его организм реагирует на вопросы. Никто его не обвиняет, но есть признаки», — говорит Раскатов.

Такие же цвета показывал полиграф. Его в мэрии используют уже три года, проверив за это время 2,5 тыс. человек.

60% испытуемых оказались в зеленой зоне, 7% — в красной.

«Кто-то говорит про себя что-то. Бывает, что сознаются, но мало. Про подарки — коньяк, конфеты им приносят, на это и среагировали. Но, как правило, когда правоохранительные органы кого-то задержат, я сразу смотрю в результаты тестирования, а он у нас там был, и реакции у него попадали в желтые и красные зоны», — объясняет Раскатов. «Красных» чиновников не увольняют, но стараются отстранить от работы с госзакупками, перевести на другой фронт работ. «Мы их отдаем руководителям, они исключают их из конкурсной комиссии, некоторых правоохранительные органы задерживают», — говорит Раскатов.

Он уточняет, что процедура проверки — добровольная. Испытуемый должен подписать заявление о согласии. «Некоторые сопротивляются — то дышат как-то не так, то задерживают дыхание, но таких просто отправляют — до свидания! Не хотите выполнять указания полиграфолога, какой смысл проводить проверку?» — отмечает Раскатов. Но отказ может быть расценен как попытка скрыть компрометирующую информацию.

Раскатов подчеркивает, что идея использования «детектора лжи» — выявлять благонадежных сотрудников: «Полиграф — как фильтр, который отсеивает нормальных чиновников. А их у нас 60%».

В этом году особой проверке подверглись более 350 членов комиссий и специалистов в сфере размещения заказа, как имеющие наиболее высокие риски оказаться в группе коррумпированных лиц. Практика тестирования на полиграфе чиновников, участвующих в организации аукционов и конкурсов, финансирование которых осуществляется из бюджета Москвы, стала обязательной с 2010 года.