Смертница на словах

Суд Литвы оправдал фигурантку дела о подготовке теракта в Чечне

Вдова чеченского боевика 24-летняя литовка Эгле Кусайте признана невиновной в подготовке теракта в России. Апелляционный суд Литвы оправдал ее, признав, что к решительным действиям ее подтолкнули силовики.

В пятницу Апелляционный суд Литвы оправдал уроженку портового города Клайпеда Эгле Кусайте, которая ранее была признана виновной в подготовке теракта на военной базе в Чечне. В 2013 году Вильнюсский окружной суд встал на сторону прокуратуры и назначил ей наказание в девять месяцев заключения. Но так как девушка была задержана еще в 2009 году, то срок ее содержания под стражей превысил назначенный, и она была освобождена.

Апелляционная инстанция сняла с нее обвинения, посчитав, что силовики неправомерно работали с Кусайте, фактически подталкивая ее к каким-либо действиям.

Девушка действительно активно высказывала свои взгляды экстремистского толка. «Суд установил, что Кусайте на сайтах в интернете, в личных разговорах открыто говорила о том, что из-за личных и религиозных убеждений намерена подорвать себя на территории России, скачивала из интернета книги, общалась по интернету и телефону с [гражданами России чеченского происхождения] Магмадовыми, получила денежный перевод на поездку в Москву», — цитирует судью Линаса Шюкшта литовский новостной портал Delfi.

«Однако ее действия не переросли в подготовку к совершению теракта», — назвал Шюкшта один из главных аргументов для оправдания соотечественницы.

Судья отметил, что силовики знали о настроениях Кусайте, и виза в Россию ей была выдана специально для того, чтобы затем задержать ее в автобусе. «Такие действия правоохранительных органов, когда преступная инициатива лица получает поддержку, расцениваются как провокация преступной деятельности, такие действия правоохраны не соответствуют законам. Таким образом, собранные данные получены незаконным образом», — сказал судья.

В своих заявлениях в суде и интервью Эгле Кусайте утверждала, что вокруг нее всегда крутились сотрудники госбезопасности.

Еще когда ей было 12 лет, один из оперативников — Арнас Баранаускас — возил ее на стрельбище и учил метать нож.

Он характеризовался как вербовщик чеченских детей в Клайпеде. Девушка утверждала, что тогда ее посадили на наркотики и психотропные препараты. После школы она поступила в строительный колледж, а в 2007 году на втором курсе познакомилась с будущим мужем — чеченцем. Его имя не сообщалось.

Тогда же, как следует из материалов дела, к ней в квартиру подселилась мусульманка Амина Лина, которая была агентом госбезопасности. Амина задавала соседке разные вопросы и записывала ответы на диктофон. Запись велась два года. За это время Кусайте вышла замуж и потеряла супруга, которого убили где-то в Чечне, усердно изучала ислам, молилась, съездила к родным мужа в Германию и была выслана на родину в Литву.

Все эти годы у Кусайте были хорошие друзья в Москве — брат и сестра Апти и Айшат Магмадовы. Они переписывались по интернету, общались по телефону. Кусайте говорила, что тоже могла бы взорвать себя, как шахидка. Эта переписка стала основой материалов дела. Апти, которому сейчас 35 лет, часто ездил в другие страны, в частности в Перу, где у него был деревообрабатывающий завод. Еще двое его братьев, вероятно, пропали в Чечне. Этот факт позволял спецслужбам сделать вывод, что они ушли воевать на сторону боевиков.

В 2009 году Кусайте решила поехать в Москву. Деньги на дорогу — $500 — ей выслал Апти Магмадов. Однако до границы ей не дали добраться.

Задержание произошло 24 октября. Автобус, прибывший на автовокзал в Каунасе, был остановлен. В салон зашли силовики и объявили, что пассажирка везет наркотики. Затем ее отвели в изолятор, где продержали 13 дней. В интервью Кусайте рассказывала, что на нее давили, требовали признаться в подготовке терактов в России. Сначала требовали признаться, что она ехала взрывать гражданские объекты, потом — военные базы. В первый же вечер ее избили, ночью ее рвало с кровью. На следующий день допросы и пытки продолжились. Девушке говорили, что от ее решения зависит, будет ли жить ее подруга Айшат Магмадова.

В итоге она поставила свою подпись под протоколом, в котором было написано, что Эгле и Айшат были в восторге от двух шахидок, которые взорвали себя в 2000 году в Ханкале.

Пока Кусайте сидела в изоляторе, в Московском метрополитене в марте 2010 года прогремели два взрыва — на станциях «Лубянка» и «Парк культуры», которые совершили смертницы.

В августе 2010 года ей было предъявлено обвинение в подготовке теракта на некоей военной базе. На суде Кусайте отказалась от признательных показаний. Судьи также обращали внимание, что в деле нет никаких доказательств реальной подготовки к теракту — только слова. Не было также указано, какая база была выбрана в качестве цели. В итоге во время рассмотрения дела судья разрешил освободить девушку из-под стражи. Но в апреле 2011 года ее снова арестовали, так как она слишком активно раздавала интервью. Обвинительный вердикт был вынесен в 2013 году. На последние заседания Эгле ходила в обтягивающих кофточках ярких цветов — розового и зеленого. Она слегка осветлила волосы и уже не напоминала приверженку мусульманской религии.

Брат и сестра Магмадовы также были арестованы и попали под суд по обвинению в вербовке их подруги Кусайте. Дело рассматривалось в закрытом режиме в Московском областном суде. Апти Магмадов был объявлен участником вооруженного подполья, подчинявшегося лидеру «Имарата Кавказа» Доку Умарову. Суд отправил Айшат на два года в колонию общего режима, а ее брата — на шесть лет.