Хакамаду спасли от смерти

В Японии освобожден смертник, дольше всех в мире ожидавший казни



Сестра заключенного Хакамады держит фотографию брата

Сестра заключенного Хакамады держит фотографию брата

Getty Images
Японский суд освободил из-под стражи смертника, попавшего в Книгу рекордов Гиннесса за самое долгое ожидание казни. Ивао Хакамада был приговорен к смерти 47 лет назад за убийство четырех человек, но все это время он утверждал, что невиновен. Под давлением правозащитников и на основе данных ДНК-анализа суд согласился отправить дело на пересмотр.

Почти полвека провел за решеткой в ожидании смертной казни японец Ивао Хакамада. В Японии он стал символом жестокости полицейской и судебной системы, а в 2011 году был записан в Книгу рекордов Гиннесса как заключенный, дольше всех ждущий исполнения высшей меры наказания. Теперь 78-летний Хакамада спустя 47 лет выйдет на свободу. Так решил в четверг районный суд города Сидзуока, согласившись пересмотреть его дело, передает агентство AFP. Вынося постановление об освобождении, судья заявил, что дальнейшее содержание под стражей «идет против правосудия».

Между тем приговор Хакамаде еще не отменен. Суд только приступил к пересмотру дела — этого смогла добиться семья заключенного при активной поддержке правозащитных организаций, общественности и ряда политиков.

Шансы на отмену казни весьма высоки, особенно учитывая высказывание судьи, который объяснял решение освободить Хакамаду. «Существует вероятность, что ключевые доказательства были сфабрикованы следственными органами», — заявил председательствующий судья Хироаки Мурояма.

Хакамаде было 30 лет, когда он столкнулся с обвинением в убийстве четырех человек. Тогда — в 1966 году — он был профессиональным боксером, занимал шестое место в японском рейтинге боксеров в своем весе. Параллельно работал на фабрике по производству ингредиентов для мисо-супа. Жил он в доме вместе с одним из руководителей фабрики. В ночь на 30 июня 1966 года в помещениях вспыхнул пожар. На огонь сбежались соседи, приехали пожарные. По словам Хакамады, он также помогал тушить пламя. А во время разбора завалов пожарные обнаружили тела предпринимателя, его жены и двух детей. Все они были зарезаны. Судмедэкспертиза показала, что преступник нанес множество ударов ножом каждой из жертв. Затем, вероятно, он облил дом бензином и поджег, пытаясь скрыть убийство. Следователи не смогли никого задержать по горячим следам. А через полтора месяца явились за Хакамадой, обвинив его в жестокой расправе над соседями. Больше он не выходил на свободу.

Позже заключенный рассказывал семье и адвокатам, что его допрашивали в течение 23 дней. Никакого защитника ему тогда не предоставлялось. На допросах его избивали, не давали воды и не водили в туалет, требуя подписать признательные показания.

Самый долгий допрос шел 16 часов. В итоге следователи получили признание, которое стало ключевым доказательством вины.

Общественности и суду была предоставлена пижама, якобы принадлежавшая Хакамаде, с кровью и пятнами бензина. Впрочем, штаны были явно малы для мускулистого боксера. Когда это выяснилось, пижама исчезла, а вместо нее следователи показали другие вещи, также перепачканные кровью и бензином. На суде обвиняемый отказался от своих слов. Процесс вели трое судей, они тоже с сомнением изучали материалы дела. Из 45 документов, якобы подписанных Хакамадой, они отклонили 44. Но, несмотря на шаткие аргументы, в 1968 году Хакамада был признан виновным и приговорен к смертной казни.

Следующие несколько десятилетий Хакамада пытался добиться пересмотра своего дела. Но в 1980 году Верховный суд страны подтвердил законность вердикта. Спустя три года Хакамада написал своему сыну: «Я докажу вам, что ваш отец никого не убивал. Полиция знает это лучше всех, и судьи, которые вели дело, тоже. Я сломаю эту железную цепь и вернусь к вам». Хакамаду также ждала его старшая сестра, которая добивалась его освобождения.

Позже длительное содержание в одиночной камере повредило рассудок заключенного. Он стал бессвязно излагать свои мысли и отказывался от встреч с сестрой и другими членами семьи.

Поворот в историю внес в 2007 году судья Норимичи Кумамото, отправивший заключенного на казнь.

Он открыто рассказал о материалах дела, о пытках на допросах, о которых говорил в суде Хакамада. Кумамото пояснил, что всегда считал заключенного невиновным, но голоса двух других судьей перевесили его мнение. Через год после вынесения приговора судья в знак протеста ушел в отставку, но его выбор ни на что не повлиял. «Очень жалею, что не рассказал об этом раньше, — говорил Кумамото. — Я чувствую себя виноватым, так как приговорил невиновного человека. В доказательствах не было ничего кроме его признания, написанного после тяжелого допроса. Сейчас я хочу, чтобы меня услышали в Верховном суде — хотя бы раз в моей жизни». Судья выступил перед экспертами ООН, и после этого дело Хакамады привлекло внимание международного сообщества. Международная правозащитная организация Amnesty International начала кампанию в поддержку заключенного. К ним примкнул британский парламентарий Алистер Кармайкл, возглавлявший группу британских партий против смертной казни. Они посетили японское посольство в Великобритании, обсудив дело Хакамады. В Японии члены Amnesty International нашли сестру заключенного. Такое внимание дало ей надежду на освобождение брата. В защиту заключенного выступила Японская федерация адвокатов, члены которой раскритиковали методы расследования и судебного производства прошлого века. В интернете, в том числе в фейсбуке, появились страницы в поддержку японца.

Новые адвокаты Хакамады начали засыпать Верховный суд требованием пересмотреть дело. А в 2012 году у него были взяты образцы крови.

Анализ ДНК показал, что на вещах, которые хранились в качестве доказательств, не его кровь.

Впрочем, это может быть кровь жертв, но установить истину уже не представляется возможным.

Сестра Хакамады, которой сейчас 81 год, с радостью приняла решение районного суда Сидзуоки. «Я хочу, чтобы его освободили как можно скорее! Хочу сказать ему: «Ты молодец. Наконец ты свободен!» — рассказала она журналистам. — Но я беспокоюсь о его здоровье и разуме. Если кого-то заточить в тюрьму на 47 лет, то не надо ждать, что он останется в здравом уме».

Во время короткого медицинского обследования три года назад Хакамаду спросили, понимает ли он, что его приговорили к казни. «Мудрость никогда не умрет, — ответил он. — В мире много леди, много животных. Все живут и чувствуют что-то. Слоны, драконы… Я никогда не умру. Я не хочу умирать». После этого психиатр сказал, что заключенный страдает психозом.

Правозащитники раскритиковали систему наказания Японии, которая включает смертную казнь. Заключенным не говорят, когда приговор будет исполнен, и это слишком жестоко и мучительно. «Душевные страдания из-за того, что человек считает, что каждый день — его последний день жизни. Это достаточно страшно, — заявил директор британского отделения Amnesty International Кейт Аллен. — Но японская система правосудия считает нужным держать приговоренных к казни заключенных в самом карательном режиме незнания, изоляции и тишины, который только можно представить».